Ну что ж, вот вам обещанный пост, который не понравится ни тем, ни этим.
Я уже когда-то писал, что мне абсолютно все равно кто и с кем спит. При этом, я имею полное моральное право оценивать некоторые вещи словом «мерзость». Причем, лично для меня одинаково мерзко выглядит секс между двух мужчин, 120-килограмовая барышня в обтягивающих лосинах и, например, 60-летний мужик, который заводит себе 17-летнюю девочку, которую просит заплетать косички и носить школьную форму, чтоб та выглядели еще младше. Но все три примера не противоречат закону, а значит имеют полное право заниматься тем, что им нравится. Но, при этом, если они заявляют о своих предпочтениях публично, то я имею право публично высказывать свое отношение к их предпочтениям.
У каждого из нас есть свои «нравится» и «мерзость». И если это не запрещено законом, то каждый из нас может этим заниматься. Кстати, морализаторам, которые рассказывают про «природно-неприродно» я готов отвечать только после того, как они заявят, что презирают любые виды секса, кроме классического вагинального, ибо это же неприродно.
Теперь же о самом параде. Заявленная тема, насколько я понимаю, из года в год – это равноправие. Нюанс тут в том, что большинство ЛГБТ-представителей, которые озвучивали свою позицию публично, требуют, как раз, не равноправия, а особых условий. Когда-то одна моя подруга в подобном споре мне заявила, что ЛГБТ-шников притесняют в быту. Например, отказывают в работе. Но тут возникает вопрос: сколько раз вас при приеме на работу спрашивали о вашей ориентации? Меня ни разу. Если же вы сами считаете нужным всех вокруг информировать – это уже другое дело. Вот у меня последние 9 лет начальником была девушка. И вот если бы я ей периодически рассказывал «я ж натурал, я люблю заниматься сексом с девушками» и добавлял «вы обязаны принять мою ориентацию», то я думаю максимум на 2-3 раз она бы начала подумывать о том, что пора искать себе нового сотрудника и никаких 9 лет совместной работы не было бы.
Кроме того, сегодня в Украине есть категория людей, которая в правах притеснена гораздо больше, чем ЛГТБ. Это люди, которым из-за печати в паспорте отказывают в аренде жилья и работе, это люди, которым угрожают за их взгляды. Это люди, которые преследуются законом и властью лишь за то, что они против. Это люди, которых травят публично и правоохранительная система бездействует. А еще есть те, кто находится в зоне боевых действий. И если завтра на «марше равенства» были призывы защитить эти категории граждан, что я бы всячески поддержал данный марш. Но там этого не будет. Поэтому это не марш равенства, это гей-парад. Давайте называть вещи своими именами.
Что касаемо моего личного отношения к представителям ЛГБТ, то тут лучше всего подходит цитата из творчества Мирона Федорова: «Мне настолько насрать на геев, что я даже не гомофоб».
Недавно я сам себе задал три вопроса, которые помогли мне окончательно определиться по данному вопросу:
1. Отказался бы я от лучшего друга, если бы узнал, что он гей?
2. Уволился бы я с высокооплачиваемой работы, если бы узнал, что мой прямой руководитель ЛГБТ?
3. Выгнал бы ли я ребенка, если бы однажды он заявил, что он гей?

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!