Масштаб скандала, возникшего в связи с делом главного фискала страны, обратно пропорционален масштабу личности Романа Насирова. Такая готовность к самоунижению у людей встречается редко, а демонстрировать отсутствие всякого достоинства на глазах у всей страны способны единицы.
...

Роман Насиров ведет себя как никто, как человек без родных и близких, от взгляда на себя глазами которых может быть удушливо стыдно. В то же время понятно, что Насиров и есть никто, и именно послушный никто на должности главы Государственной фискальной службы и был нужен тем, кто его туда поставил. Этот скандал – в первую очередь о них, а не о пустом месте под клетчатым одеялом.
...
Дело Насирова, словно краситель в биологических экспериментах, уже наглядно проявило этическую фактуру власти, если кто-то на этот счет заблуждался. Можно много и красиво, сложив брови страдательным домиком, говорить о героях, отдавших свои жизни на фронте и на Майдане, но настоящим героем, базовым типажом, представляющим правящий класс, является никто-Насиров.

Поэтому они так кинулись его спасать, невзирая на чудовищные репутационные издержки. Насиров на скамье подсудимых, а тем более Насиров, дающий показания, куда более невыносимая для них картинка, чем та, на которой они рядом с жалким трусом-симулянтом, всем своим видом показывающим, что таки да, рыло в пуху. Ведь, по сути, под одеялом жмурится в определенном смысле каждый из них. Он – свой. А кто тогда чужие?

Дело Насирова, независимо от его исхода, знаменует окончательный разрыв весьма условного союза народа с постмайданым руководством. Отсюда его огромное, многими еще не осознанное значение. Проавансированная доверием в 2014 году, власть показывает, что она нам ничего не должна, и что ей ничего за демонстративную неподзаконность не будет. Это тем примечательней, что одновременно там уверены, что в 2019 году мы им будем должны все.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!