Закрытие Нацсоветом Радио Вести заставило меня вспомнить одно из последних интервью в Радиошоу Циники, с Наташа Влащенко (Natasha Vlaschenko). Мы говорили в нем о примерах давления на СМИ в Украине. Еще лет 10 назад ни Наташа, ни я не поверили бы, что сойдемся в ее оценке: "Кучма, как оказалось, в отношении медиа был самым стеснительным". При нем были темники, был прессинг владельцев изданий и телеканалов, но никому не приходило в голову просто, административным методом закрывать СМИ. Да и в Нацсовете того времени работали люди, чья правовая компетентность сочеталась с принципами журналистской этики и пониманием свободы слова, как базовой. Трудно представить, чтобы они, как на советском партсобрании, приняли решение в резонансном вопросе единогласно. Радио Вести строилось на стремлении к объективности. Мы давали слово представителям разных позиций и взглядов, в том числе тех, которые совершенно не разделяли, за исключением экстремистских. Темы и гостей всех эфиров выбирали на открытых совещаниях. Ведущие авторских программ, такие, как я, часто просто оповещали руководство и гостевых редакторов о том, кого хотят в эфир - существовало доверие к профессионализму сотрудников. Вне зависимости от моего ухода с радиостанции, увольнения моих коллег, закрытие Радио Вести - акт давления на свободу слова в стране, шаг в сторону насаждения единомыслия. Как и отнятая у нас в свое время возможность вещать на больше, чем 3 города. Радио Вести не давали готовых ответов, апеллировали к разуму слушателей, предлагали им спорить, высказываться, сомневаться и мыслить.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!