С ноября 2013 года столько всего произошло в стране и мире, что все труднее вспомнить собственную оценку ситуации накануне событий, масштаб последствий которых никто тогда не мог предугадать. Вот сегодня в архиве случайно нашел проект колонки для сам не помню какого издания, датируемый 17 ноября 2013 года. Тогда я еще считал высокой вероятность подписания СА с ЕС в Вильнюсе. Приятно, что в базовых оценках уже тогда не ошибался: "В нынешнем состоянии чрезмерное приближение Украины к гравитационным центрам просто разорвет ее, как разрывает малые планеты излишняя близость к гигантам." Так и произошло.

Вот полный текст:

"ЕСтественный отбор

Еще пять лет назад среди западноевропейских политиков трудно было встретить тех, кто бы испытывал энтузиазм по поводу членства Польши в Евросоюзе. В процессе вступления поляки выторговали себе многомиллиардные субсидии для своего сельского хозяйства, промышленность получила значительный переходный период для внедрения повышенных экологических требований, мэрия Варшавы последовательно запрещала гей-парады, а во внешней политике Польша больше ориентировалась на Вашингтон, чем на Берлин или Париж. Благодаря кипучей деятельности поляки захватили многие высоты в структурах европейской бюрократии вплоть до поста президента Европарламента, занятого Ежи Бузеком. К первому пятилетнему юбилею членства в ЕС Польша подошла в ситуации глубокого недовольства ею со стороны "старых членов".
Потом в польском руководстве консерваторов и популистов братьев Качинских сменили либералы и прагматики Бронислав Коморовски и Дональд Туск. Грянул тяжелейший для ЕС финансово-экономический кризис, в результате которого Польша оказалась единственной страной, не знавшей рецессии. И вот к 10-летию своего пребывания в составе Евросоюза Польша подходит в положении одного из его лидеров, а польскому премьеру Туску прочат повести колонну европейских правоцентристов на выборах в Европарламент (других успешных правых, не считая канцлера ФРГ Ангелы Меркель, на европейской политической карте сейчас не наблюдается). Торг с Евросоюзом и в процессе интеграции, и после вступления для Польши оказался и уместным, и результативным.
Внешне неприглядное нынешнее метание украинского руководства между ускоренной евроинтеграцией и постепенной репатриацией в сферу влияния России несет один существенный выигрыш для страны: и в Брюсселе, и в Москве вынуждены уяснить, что Украину невозможно проглотить и не подавиться. Это, безусловно, вызывает раздражение у политиков, привыкших, что, если они зовут в гости, то к ним, по выражению героя "Места встречи изменить нельзя" "на всех четырех поспешают". Однако чрезмерного заискивания перед сильными партнерами страна с 45-миллионным населением позволять себе и не должна.
У евроинтеграции может быть очень высокая цена. Отказ от статуса оффшора как главного источника национального дохода (Кипр), закрытие атомных электростанций и связанные с ним рост тарифов на электроэнергию и переход к ее импорту (Болгария и Литва), и даже принуждение к отказу от части территории (Сербия). Мало альтруизма и в подходах строителей Таможенного союза, предпочитающих прямой контроль российского капитала над бюджетообразующими предприятиями громким словам политиков о дружбе и партнерстве.
Украине стоит биться за выгодные для себя условия вхождения в ЕС. Превращение "вопроса Тимошенко" в ключевой фактор на переговорах уже лишил нас шанса жестче добиваться компенсаций за неизбежные потери от снижения и полной отмены таможенных пошлин. Но еще не поздно в процессе имплементации Соглашения об ассоциации (если оно все же будет подписано в Вильнюсе) отстаивать необходимость европейских инвестиций в установку очистных сооружений на ТЭЦ, вклада ЕС в разработку адаптированных к европейским нормам стандартов и технических регламентов (одна эта работа оценивается в 20 млн евро), жестко увязывать послабления европейским поставщикам услуг на украинский рынок с предусмотренным статей 17 договора недопущением дискриминации украинских трудовых мигрантов в Евросоюзе в части заработной платы. И, конечно, необходимо решительно добиваться отмены виз для украинцев. Без этого шага со стороны ЕС и без того не такое сильное преобладание симпатий к западному вектору внешней политики может скоро сойти на нет.
Нынешняя "война нервов" в треугольнике Киев – Брюссель – Москва уничтожила излишнюю шелуху романтизма, оголив интересы в чистом виде. И вдруг оказалось, что Украина более интересна и важна и для ЕС, и для России, чем мы представляли себе ранее. Иначе и те, и другие не предлагали бы все новые и новые варианты достижения желаемого для себя результата, не ждали решения Киева, стиснув зубы и сдвинув окончательный вердикт за пределы всех ранее оговоренных сроков. И для Евросоюза, и для Российской Федерации ставки выросли слишком сильно, чтобы позволить эмоциям взять верх над расчетом. Страна, еще недавно, казалось, попавшая в глухую изоляцию, сейчас едва справляется с числом контактов на всех уровнях.
Настоящий вызов для украинской элиты в том, чтобы и после Вильнюса остаться субъектом европейской политики, суметь продолжить играть непривычную для себя роль людей с собственной позицией, осознать, что мягкое дистанцирование от всех – это и есть ключ к созданию благоприятных условий для развития пока еще слишком слабого государства. В нынешнем состоянии чрезмерное приближение Украины к гравитационным центрам просто разорвет ее, как разрывает малые планеты излишняя близость к гигантам."

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!