Пост-постмодернизм.

Когда украинские эксперты спросили у своих западных коллег, где находится место Украины в мире постмодернизма, то получили резонный ответ: «чтобы жить в условиях постмодернизма, вам нужно иметь свой Китай». Французский философ Жан Бодийяр в свое время определил постмодернизм, как «мир симулякров», когда у вас вместо реальной политики реалити-шоу, цирк, театр, балаган, вместо производства иллюзорная околопроизводственная деятельность, мыльные пузыри IT технологий, кибер-панк, виртуальная реальность, маркетинг, брендирование, финансы, дизайн, менеджмент, дистрибьюция и упаковка, вместо мышления комментарии на комментарии к комментариям на описания, вместо научно-технического прогресса инновации, вместо войны «гибридные» столкновения с целью занять «лишних» пассионарных людей, а вместо физических межчеловеческих отношений виртуальные суррогаты общения в социальных сетях.

Действительно, когда все товары производятся на "мировой фабрике" китайскими рабами, можно жить в условиях пост-модернизма, и заниматься финансами, маркетингом, менеджментом, дизайном, виртуальными IT симулякрами, иллюзорными инновациями и развлечениями. Но иллюзорная надстройка постмодернизма строится на устойчивой материальной реальности сложившегося стратифицированного модернизма, и сегодня, когда эта реальность исчерпала свои ресурсы, достигла пределов своей эффективности и вошла в фазу глубокого кризиса, постмодернизму приходит конец. Людям опять с неизбежностью придется заниматься содержательной производительной деятельностью, но какой, это хороший вопрос. «Будущее темно», сказал Гераклит, и был прав, но нам все равно интересно, что придет на смену постмодернизма: «антимодернизм», «пост-постмодернизм», «неомодернизм» или что то еще.

В свое время модерн стал культурной парадигмой промышленной революции и научного способа мышления, когда люди жили верой в то, что «мы все освоим, откроем, измерим, достигнем, построим». Но со временем промышленная цивилизация и рациональная наука в рамках своих установок достигли пределов познания и границ Земли, человечество попробовало выйти в космос, и оказалось, что для этого не хватает существующих знаний и технологий, произошел глубокий откат. Материальная цивилизация остановилась в развитии и вошла в фазу стратификации, после 2МВ «ядерный зонтик» сделал большую войну невозможной, поражение СССР в холодной войне увенчалось установлением гегемонии США в однополярном мире, наступила глобализация под контролем финансово-политического «домината». В развитых странах стала насаждаться политика толерантности, политкорректности и мультикультурализма, тотальная регламентация жестко сковала личную инициативу и «кастрировала» индивидуализм человека, граждане перестали работать, активно участвовать в политической деятельности и воевать. Наступила эпоха застоя, производство было вынесено в Китай и жители Запада занялись иллюзорной деятельностью, бессодержательными симулякрами.

Но на наших глазах эта система столкнулась с сильнейшим кризисом, наполнилась новыми противоречиями, подверглась асимметричной разбалансировке и начала с ускорением разрушаться. На кажущемся пике развития цивилизации, жизнь человека свелась к рыночному потреблению утилитарных фрагментов, лишилась экзистенциального содержания и утратила внутренний смысл. Фрагментированность сознания и разорванность целостного мировоззрения породили злокачественные новообразования в виде религиозного фундаментализма, якобы дающего простые ответы на сложные вопросы, и создающего иллюзию смысла. С другой стороны аутоимунная реакция старого государства на усложнившийся социум привела к возникновению такой тотальной системы контроля, которая заставляет задать вопрос: а безопасна ли для человека сама система безопасности, ограничивающая гражданские права ради иллюзорных целей «борьбы с терроризмом»? Поэтому говорят, что следующий 2017 год будет очень нестабильным и непредсказуемым, в котором «ценности», сформировавшиеся в качестве надстройки над устойчивой материальной основой, опять уступят место борьбе интересов и балансов противоречий, как в 19 веке во времена «битвы великих канцлеров» Бисмарка, Дизраели и других.

Некоторые социальные исследователи предполагают, что для преодоления кризиса человек должен вернуться к содержательной производственной деятельности, потому что сегодня узкое разделение труда на ничтожные составляющие операции достигло предела и вызвало отчуждение человека от труда, которое пришло на смену отчуждения труда от человека, как трудового ресурса в условиях рыночного капитализма. В итоге работать стало непрестижно, зазорно, труд утратил былое уважение к себе, а с другой стороны праздное безделье с иллюзорной видимостью деятельности, полностью потеряло внутреннее содержание насыщенных межчеловеческих отношений, которые возникают только тогда, когда люди целеустремленно работают вместе. Но при этом не может быть речи о возвращении старой индустриальной модели производства, так же, как и к доиндустриальной традиционной аграрной, только разве что временно в виде фазового отката, как сейчас в Украине. Когда после завершения 6-й промышленной революции роль современных китайских рабов будут выполнять умные роботы нового поколения, интегрированные в единую кибер-сеть и управляемые самообучающимися программами, роль человека труда будет иной, чем в промышленности 19-20 века. Какой? Это очень хороший вопрос, и на него я попытался ответить в общих чертах в своем предыдущем посте «Automata. Я робот, а ты кто такой, и зачем ты нужен, человек?» (https://m.facebook.com/story.php…).

В когнитивном обществе будущего, основанном на познании, мышлении и социальных коммуникациях труд скорее всего станет гораздо более «человечным», целостным, содержательным и осмысленным, наполненным глубоким внутренним экзистенциальным смыслом. В нем соединятся гносис и логос, ойкос и номос, технос и космос, человек, осознавший свою уникальность, поднимется еще на одну ступень выше и ощутит более полный контроль над материальной и виртуальной реальностью. Это не праздный вопрос в том числе и для Украины, потому что даже несмотря на то, что сегодня мы оказались вроде бы без большой войны «вбомблены в каменный век», эта чаша не минует и нас. Например только в одном крупном общенациональном украинском дистрибьюторском центре сегодня работает свыше 2500 человек, занятых полуавтоматизированными операциями с большой долей ручного труда. Так вот, если, а вернее когда некая структура вознамерится построить здесь полностью автоматизированную сеть дистрибьюции, соединенную в единую умную кибер-систему с помощью специальных сетевых протоколов компьютерной совместимости, несложно представить, сколько тысяч сотрудников останутся без работы после внедрения в нашей стране даже отдельных элементов 6-й промышленной революции, и это вполне реальный прогноз.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!