Провал политики мультикультурализма в Европе.

Как то не так давно немецкий философ и социолог Ю. Хабермас пришел в Европарламент, стал стучать кулаком по столу, и кричать: «идиоты, вы бездарно провалили политику мультикультурализма». Хабермас несомненно прав, с политикой мультикультурализма в Европе именно это и случилось, да и политики мультикультурализма как таковой, в принципе в Европе никогда по настоящему не было. Политика мультикультурализма это штука сложная, и в этом контексте надо смотреть на пример США, Канады, Австралии и Новой Зеландии, у которых такая политика, пусть и плохо, но как то получается. Но Европа этого в принципе никогда не делала. Интересно, почему Хабермас, будучи неглупым человеком, несмотря на его сомнительные работы о толерантности и политкорректности, так остро прореагировал на случившееся? В прошлом он действительно говорил, что нужно быть толерантными, к другим культурам нужно относиться спокойно, все они имеют право на существование, и вдруг устраивает настоящую истерику. С чего бы это вдруг? Что же случилось? Неужели один из умнейших философов современности до этого не замечал, что в действительности в Европе никакой политики мультикультурализма нет, и ничего в этой области не делается, и соответственно не получается? Теперь возникает ощущение, что действительно все пошло совсем не так, как задумывалось.

После парижской и пражской весны 1968 г., после подавления молодежной студенческой «революции сознания» и введения жесткого административного контроля над университетами, лидеры Запада пришли к пониманию необходимости политики низкой пассионарности. Отсюда «концепция правового государства», в котором право доводится до абсурда, а любые попытки высунуть голову караются уже на уровне детского сада, не говоря уже о школе. Отсюда сама идея толерантности, отсюда сначала терпимое отношение, а затем едва ли не обязаловка в пользу гомосексуализма. Совершенно опнятно, что все эти действия действительно приводят к созданию низко-пассионарного общества. Тут же удачно подвернулся «Римский клуб» с его экологическими проблемами, была поднята тревога относительно угрозы загрязнения окружающей среды и глобального изменения климата, которая сегодня еще полностью не прошла, хотя приобрела откровенно гротескные черты. Но важно, что дело было сделано, и к 80-90-м, особенно ввиду того, что резко ослаб, а затем развалился Советский Союз, и угроза серьезной войны от Европы явно отступила, с учетом всего случившегося, низко-пассионарное поколение было создано.

У этого были свои позитивные стороны, во первых, слабые пассионарии редко бунтуют, а во вторых удалось спокойно провести в интересах европейских концернов объединение Европы с созданием единой европейской валюты и экономической системы. В общем, это результат ценный, исторически значимый, не говоря о том, что ЕС стал не империей, не федерацией, а образованием, не имеющим исторических аналогов, то есть интересным новым и даже иным. Но нужно четко понять, что ЕС по тем чертежам, по которым это планировалось, удалось создать только за счет низкой пассионарности и борьбы за толерантность и полтиткорректность, вследствие чего масса потенциальных конфликтов была не ликвидирована, а просто большим количеством социального «аспирина» сбили социальную «температуру», и то, что могло претвориться в очень серьезные конфликты, этими конфликтами не стало. По крайней мере до поры, до времени, до кризиса в Греции, до кризиса на Кипре, в Испании, Португалии, такая система существовала более-менее нормально.

Но тут до руководителей ЕС дошло другое. Не известно, рассуждают ли они в терминах фазового кризиса, или оперируют другими понятиями, но тем не менее они очень четко поняли, что эта во всех отношениях хорошая объединенная Европа сталкивается с серией вызовов: энергетического (в котором переход на «зеленую энергетику является показателем индустриального регресса и фазового отката), демографического, социального, научного, которые в такой слабо-пассионарной конфигурации решить просто невозможно. То есть грубо говоря, чтобы справиться с «всадниками апокалипсиса» глобального фазового кризиса постиндустриального мира, нужны не «толерантные педерасты», а нужны люди, готовые сражаться за себя, свою семью и свою страну, готовые сражаться по любой ситуации, независимо от соотношения сил. И на Западе это поняли. Тогда возникла гениальная идея, скорее всего принадлежавшая самому Хабермасу, разыграть блестящую «двухходовку», причем в обертке как раз толерантности, терпимости и мультикультурализма. Очень просто – пустить в Европу ислам, огромное количество людей с огромной рождаемостью, огромной пассионарностью, где геев убивают на месте, по крайней мере когда те открыто демонстрируют свою ориентацию.

Было совершенно понятно, и не надо считать лидеров ЕС идиотами, что толерантная, низко-пассионарная, и совершенно проигравшая демографическую войну старая Европа, совершенно не способна оказывать хотя бы какое то сопротивление пассионарному исламу. Было сразу понятно, что Франция станет алжирской, что Германия станет турецкой, что Англия станет пакистанской, Италия марокканско-ливийско-тунисской, а остальные более мелкие государства в этой связи не столь уж и значимы. Да конечно, это будет страшная катастрофа, да конечно это будет «Мечеть Парижской Богоматери», да, европейская культура при этом погибнет, но это лишь первый шаг большой игры. Понятно при этом, что на горизонте 50-60 лет произойдет полное демографическое смешение, а это означает, что пришедшие мусульмане принесут в ЕС свои паттерны рождаемости, свое отношение к трансцеденции, а надо сказать, что ислам это трансцедентная религия, в которой без Аллаха жить не удается.

Все это произойдет, часть технологий конечно при этом будет потеряна, но стандартное правило – невозможно с помощью менее структурной системы уничтожить более структурную, т. н. «закон индукции», сработает еще раз. И это означает, что все эти перемешавшиеся с европейцами исламисты за те же 50 лет сами станут европейцами. Да, это будет немного другая культура, с большой примесью не христианства, а ислама, но это будет вполне себе узнаваемая европейская культура, способная к дальнейшему движению и развитию, к ответам на постиндустриальные вызовы. Такова была стратегия, очень напоминавшая старый анекдот о том, что китайцы объявляют войну, и все поголовно сдаются в плен. Между прочим китайцы так «воевали» 4 тысячелетия, и каждый новый завоеватель, приходящий в Китай, приносил туда улучшение демографичсеого баланса, усиление пассионарности, и через очень небольшое время полностью подчинялся древней и сильной китайской культуре, которая спокойно перемалывала всех завоевателей, одного за другим. В ЕС все это выглядело бы ярко, красиво, с героическими контурами, террором и контр-террором с обоих сторон, но базовая идея была именно такой.

Все было бы здорово, если бы не одно «но». Дело в том, что между 2010 и 2012 годами определилось, что ислам не может выполнить такую задачу, он не может «взять» Европу, несмотря на то, что Европа не оказывает ему сопротивления, и причина чрезвычайно проста. Взять Европу, построить Халифат, и построить какие то свои, отличные от старых европейских, новые стандарты жизни, это очень сложный проект. А ислам, как способ мышления, оказался не просто не проектным, а совсем не проектным. Отдельные мыслители ислама конечно могут что то проектировать, например Гейдер Джемаль интеллектуал, и может работать в самом сложном проектном пространстве. Но узок круг исламских интеллектуалов, и они не просто страшно далеки от своих народов, а гораздо ближе в европейским христианским интеллектуалам, с которыми им общаться и проще и интереснее. В итоге оказалось, что ислам не проектен, и решить проблемы Европы оказался совершенно не в состоянии.

Получилось, что Европа, решившая сыграть в «двухходовку», не может сделать ничего. Потому что с одной стороны у нее по прежнему непассионарное местное население, а с другой стороны пассионарный ислам. Только имеет он одну лишь пассионарность, но не имеет проектного мышления, с европейским населением не смешивается, и в решении европейских проблем участия принимать даже не «не хочет», а просто не может. И вот тут вдруг оказалось, что никакой альтернативной политики у ЕС нет, в этом главная трагедия. Вот это действительно повод для Хамбермаса стучать кулаком по столу в Европарламенте, и кричать «идиоты, провалили политику мультикультурализма», потому что это означает банкротство стратегии управления Европой. Той самой стратегии, которая ведется не в Европарламенте, и не в национальных государствах. В этой связи интересно понять, что же они дальше будут делать. Похоже, что в Европе сегодня открыт конкурс на новый гео-стратегический проект будущего, вакансию которого пытаются заполнить собой различные радикальные правые и левые силы.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!