Волшебный треугольник.

Политические эксперты считают, что победа Трампа была реакцией американского правого истеблишмента, ориентированного на национальное производство, на удушающую политику поддержки финансовой олигархией транснациональных корпораций, чьи интересы на определенном витке глобализации, вступили в противоречие с национальными интересами породившего ее национального центра. Детище переросло родителя и стало душить его на тесном пространстве. Но парадоксальным образом такую же антиглобалистскую позицию против засилья ТНК и мировой транснациональной финансовой олигархии выступают и левые сторонники социал-демократической модели развития, с акцентом на социальных правах трудящихся. Впрочем этот парадокс в то же время имеет свою внутреннюю связанность. Без развитой национальной промышленности нельзя говорить о социальных правах трудящихся, а без социально-обеспеченных трудящихся нельзя развивать национальную промышленность. То есть на определенном этапе инклюзивного промышленного развития, правые консерваторы оказываются объективными союзниками левых демократов, что например в Японии и Корее после 2МВ выразилось в национальном консенсусе во время модернизации, в форма дальневосточного патернализма. Также в исторической ретроспективе трудно не признать, что в объединяющейся Германии мало кто сделал для больший вклад в социальное благополучие трудящихся, чем правый консерватор, и одновременно мудрый «революционер сверху» Бисмарк. Такие же процессы происходили и во время бурной индустриальной модернизации в США в 20 в. Но на определенном этапе развития Америка проскочила этот баланс национального консенсуса и центр влияния сдвинулся в сторону транснациональной, пусть и с национальными корнями, финансовой олигархии, выдвинувшей в качестве идеологического обоснования идеологию «нео-либерализма», увенчавшейся «Концом истории» Фукуямы. Это породило серьезные дисбалансы, новые противоречия и кризис, выдвинувший на политическую авансцену популистов, вроде Трампа, обещающего «возродить национальное производство и вернуть национальный суверенитет нации и стране». Конечно без модернизации социо-культурных моделей, системы образования, прохождения фазового перехода 4-й промышленной революции, укрепления мировых институтов на новом институциональном уровне и рождения новых образов будущего, нельзя вывести ни страну, ни мир-систему на новый виток развития, и нельзя ничего вернуть и возродить. Но однозначно в 80-2000 г.г. произошел перегиб, и сейчас исторические качели естественно качнулись в обратном направлении.