Когда создавались антикоррупционные органы, я сомневался, что они будут эффективно работать. Как видим, мои прогнозы сбываются. Они работают не очень корректно. Последний случай — служебное расследование НАБУ в отношении топ-менеджера НАК «Нефтегаз Украины» Пасишника, которого подозревают во вмешательстве в деятельность госслужащего. Это расследование начато в связи с заявлением Абромавичуса. Во-первых, он обвинял в давлении не самого Пасишника, а Кононенко, который никак не фигурирует в этом деле.
На основании чего можно инкриминировать самому Пасишнику, что он давит на Абромавичуса, чтобы тот его назначал? На основании того, что они переписывались в Вайбере? Не знаю, что могут найти детективы и что они могут предъявить. В данном случае коррупционное деяние больше принадлежит Кононенко, потому что он, по заявлению Абромавичуса, осуществлял давление, чтобы назначить Пасишника.
С формальной точки зрения Абромавичус должен был назначить в заместители Пасишника своим приказом. С юридической точки зрения, в этом нет никаких коррупционных деяний. В данном случае, мы видим достаточно странные действия антикоррупционного бюро. Хотя… в принципе ничего странного нет, потому что Кононенко у нас имеет особый статус. И ни о каких действиях в его отношении мы не видим и не слышим.
Конечно, в связи с тем, что он народный депутат, есть определенные ограничения. Относительно него нельзя проводить никакие следственные действия. Это существенное препятствие. Но у нас были случаи, когда прокуратура или силовые органы хотели, то депутата лишали неприкосновенности и проводили следственные действия. К примеру — Мосийчук.
В данном случае, мы видим осторожное отношение к Кононенко. Хотя здесь понятно. Мосийчук не принадлежит к ближнему окружению Президента, а Кононенко принадлежит. Так что все некорректно будет происходить и дальше. Я могу согласиться с Пасишником, хотя он часть той же коррупционной структуры, что НАБУ пытается найти козла отпущения. Или будут искать врагов и вести работу с политическими оппонентами.
Все развивается по известному всем сценарию, который неоднократно у нас проводился. Перед вручением сообщения о подозрении и предъявлением обвинения, фигурант вдруг исчезает где-то за границей. Так и с Пасишником, который срочно уехал за границу на лечение.
Есть вероятность, что он вернется, когда станет понятно, что никаких действий относительно него не будет. Я очень слабо верю, что он уехал лечиться.
На самом деле, все намного шире. Абромавичус публично обвинил Кононенко. Это дело нужно рассматривать в комплексе. Если рассматривать отдельно, то получится, что Пасишник ничего такого не делал. Он предложил себя в качестве заместителя министра, а Абромавичус ему отказал. В чем здесь состав преступления? А если рассматривать все в совокупности, в том числе и давление со стороны Кононенко, то возможны и коррупционные риски.

 

Мой комментарий радио "Голос столицы"Когда создавались антикоррупционные органы, я сомневался, что они будут эффективн...

Опубликовано Тарасом Загородним 11 марта 2016 г.