На моей памяти Турция трижды провела «амнистию капиталов» и «налоговую амнистию». Varlık barışı ve Vergi barışı. Дословно переводятся эти словосочетания: примирение с капиталом и примирение с налогами. Первый большой мир между капиталом и нищетой заключил премьер-министр Тургут Озал после военного переворота 1980 г. Произошла амнистия в 1984-м. Я об этом когда-то уже писал. Так появилась курортная Анталья: от Аланьи до Кемера, в которую вложили миллиарды черных денег, не спрашивая источники происхождения.
Придя к власти Реджеп Эрдоган тоже начал с амнистии черных денег. Кажется, в 2003-м была первая. Но я подробностей первой амнистии не помню.
В 2009 году после глобального мирового кризиса Украина, Латвия, Эстония и Турция оказались среди стран с наиболее пострадавшей экономикой. Падение ВВП четырех экономик варьировалось в катастрофических пределах 15-25%%. Через несколько месяцев Меджлис принял законопроект, разрешивший легализовать капиталы, как за рубежом, так и внутри страны.
На капиталы, вывезенные зарубеж, налог составил 2%. На черные деньги и собственность внутри страны начислили 5%. На начисленные, но невыплаченные налоги 2%.
В 2011-м попытались повторить амнистию. Идею не поддержало общественное мнение и парламент, но в 2013-м году рост теневой экономики заставил всех опять вернуться к легализации. Министр финансов третьего правительства Эрдогана Мехмет Шимшек сообщил, что тогда из тени вышло более 6 миллиардов долларов.
Закон 2013-го года позволил легализовать только вывезенные из Турции средства, а внутри страны за 4 года ввели более жесткую финансовую дисциплину. Правда уменьшение теневой экономики внутри Турции сопровождалось ростом невыплаченных налогов и отчислений в социальные фонды.
Сейчас Турция готовит и легализацию капиталов, и отпущение налоговых грехов. Задолженность по налогам на сегодня составляет 90 миллиардов лир (30 миллиардов долларов) еще 72 миллиарда лир граждане и компании задолжали в Соцстрах (единый фонд, из которого выплачиваются пенсии, медицинские страховки и т.д)
Самый любопытный момент новой амнистии: с вывезенных денег не будут взымать налоги вообще. Закон гарантирует не только иммунитет из-за вывода капитала, который вернулся, но и на все действия (читай преступные шаги), которые сопровождали выведение денег.
Мехмет Шимшек по-прежнему остается идеологом либеральных экономических шагов в турецком правительстве в должности вице-премьера и считает, что эффект от поступивших в экономику денег будет большим, чем от попытки обложить их налогом, потому что все равно до них не добраться, а вот к черным деньгам внутри страны толерантности все меньше.
Официальное отбеливание грязных денег сопровождается усилением контроля за финансовыми операциями и упрощением налогового администрирования. Эти два параметра можно варьировать. Но постепенно происходит и то, о чем не принято говорить вслух. Турция стремится к тому, чтобы уровень откатов был ближе к европейским. Воровать более 10% бюджета считается неприличным. Идеально, если разворовывается не более 5% при строительстве крупных объектов: мостов, дорог, туннелей. Как говорит Люся: воруют, но на полведра меньше.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!