Второй день одесский шторм - в топе новостей. Четверо погибших, среди которых - 11-летняя девочка. Масса поврежденных автомобилей, упавших столбов, семь сотен выкорчеванных стихией деревьев, десятки сорванных крыш, обрушившийся дом и даже утонувшая яхта.

Моя мама почти три часа ехала домой, лавируя между падающими ветками. Я помню ощущение беспомощности, когда ты оказываешься посреди бушующей стихии: это не нападение на тебя во время работы, где если не провоцировать, можешь как-то выпетлять; не ограбление, где можешь дать сдачи. Это ситуация, которая от тебя абсолютно не зависит. У тебя нет даже шанса на нее повлиять.

А теперь вопрос. Где Петро Порошенко? Volodymyr Groysman? Киев мог бы помочь Одессе справиться с последствиями чрезвычайного происшествия. Помнится, в незапамятные времена в таких случаях выделяли миллионов шесть (по курсу 8) на восстановление инфраструктуры.

Но какой там помочь, о чем я это я? Нет даже слов сочувствия родственникам жертв! Губернатор и тот проснулся только в полночь.

История с Евровидением открыла ящик Пандоры. Теперь любое действие или бездействие центральной власти по отношению к Одессе воспринимается особенно остро. Украине нужна грамотная политика по отношению к регионам. Сегодня есть возможность и необходимость показать, что "Одесса - это Украина" - не только слова.