Размывание суверенитета достигло в Украине невиданных масштабов – даже на фоне самых зависимых диктатур Центральной и Южной Америки. Эти режимы были вынуждены заботиться о внешних приличиях, действуя с оглядкой на возможные общественные протесты. Больше того, проамериканские каудильо зачастую позволяли себе фрондировать против генеральной линии Вашингтона – хотя, в этом случае, их место обычно занимали более покладистые и осмотрительные политиканы.

Мексиканский диктатор Порфирио Диас обронил известные слова: «Бедная Мексика: так далеко от Бога, и так близко к Соединенным Штатам». Хотя именно США помогли ему прийти к власти в результате переворота – разменяв свою помощь на предоставление железнодорожных концессий. Тиран Рафаэль Трухильо, которому на самом деле адресовалась легендарная фраза: «это сукин сын, но это наш сукин сын» – ошибочно приписанная Франклину Рузвельту – лишил американцев права взымать таможенные пошлины в Доминиканской Республике. А писатель О.Генри скрывался в Гондурасе от американского правосудия – потому что «Анчурия» не выдавала Вашингтону беглых преступников, демонстрируя некое подобие самостоятельности и достоинства.

Ни один руководитель латиноамериканской хунты не смог бы позволить себе высказывания в духе позорного твита президента Петра Порошенко, который отчитывался от экономическом закабалении своего государства: «Сегодня мы уже имеем и американский уголь, и американское ядерное топливо, и американское оружие. В этот перечень добавляем американские локомотивы и производственное партнерство». Любой эпизод с унижением национальной независимости, которые происходят в Украине едва ли не в ежедневном режиме, вызвал бы в Латинской Америке взрыв народного недовольства. Антисоциальные реформы украинского образца давно привели бы там к социальным протестам против политики обнаглевшей власти – как это не раз случалось за последний год в Чили, Эквадоре, Перу, Бразилии, Аргентине. А народ Боливии сумел ликвидировать последствия правого переворота – несмотря на то, что путчистов поддерживали транснациональные корпорации, Евросоюз и США.

Нет, Украину нельзя сравнить с Латинской Америкой – потому что на континенте Че Гевары, Неруды и Марадоны господствуют альтернативные тренды и проходят другие исторические процессы. Несмотря на нищету, коррупцию и преступность, невзирая на десятилетия диктаторского правления и террора, от которого продолжают погибать социальные активисты, в латиноамериканских странах сохраняется массовое сопротивление империалистическому диктату. Оно опирается на мощный культурный пласт, созданный в результате борьбы левых партий и низовых народных движений. Целые поколения – от простых крестьян и рабочих до художников, архитекторов и поэтов, от европейских мигрантов до индейцев и африканских рабов – сформировали традицию, которая по-прежнему бросает вызов колонизаторской политике сильнейшего государства планеты, оспаривая его тотальную гегемонию.

В Украине нет ничего подобного. Три десятилетия после крушения советского строя прошли здесь под знаменем рыночной реставрации и националистического джихада. Корректировка исторической правды, форматирование общественного сознания украинцев позволили построить что-то вроде пародии на антиутопию Оруэлла – когда обездоленные массы послушно служат элитам, поверив, что война – это мир, а рабство – это свобода. Галантерейщик гордится могуществом кардинала: украинская интеллигенция воспитана в преклонении перед США, наивно отождествляя их цели со своим собственным интересом. Антикоммунизм превратился в государственную религию, социальное напряжение сублимируется в ненависть к врагам нации, а любая критика по адресу Вашингтона приравнивается к антиукраинской пропаганде – до такой степени, что депутаты собирались криминализовать любые высказывания про внешнее управление. Откройте украинскую вики: в статье о термине «банановая республика» ни словом не упомянута «Юнайтед Фрут» и американцы – но зато сказано, что так надо называть Россию.

 

Читайте Страну в Google News - нажмите Подписаться