Что делать?
(к дискуссии о де-интеллектуализации, кризисе элит и «как жить своим умом» )
Вопрос «что делать?», а также его инварианты («что предлагаете», «а где идеи», …) звучит часто. Особенно – после очередного телеэфира или заметки на ФБ.
Понимаю зрителей и читателей: в потоке новостей и в водопаде «месседжей» оценочные или ироничные рассуждения могут вызвать только очередное раздражение. Тем более, что большие тексты, да еще «растянутые во времени», мало кого уже интересуют (для любознательных – текущие работы на sg-sofia.com.ua).
Но заметили ли Вы такой интересный феномен нашего времени: зритель/читатель все реже обращает внимание на «историю вопроса», и требователен к конкретному «сегодняшнему» тексту. И забывчив (или просто не считает для себя важным) соориентироваться в том, что и кого он слушает или читает. Возник устойчивый феномен «диджитал-массового сознания», где, по законам толп и стихийных массовых сред общения, слышен самый громкий и массово-приемлемый (доходчивый) голос.
Еще каких-то 20-30 лет назад само появление в публичном пространстве какого-либо специалиста/эксперта/знатока предмета было возможно прежде всего потому, что он пользовался уже заслуженным авторитетом и признанием в профессиональной среде. Например, чтобы носить гордое профессиональное звание «экономист» и выступать с позиций экономической теории, было критически важно состояться в своей профессиональной среде, завоевать внимание компетентностью и новыми, свежими взглядами на экономические процессы. Речь не только об авторских «текстах» и опыте работы в сфере анализа и прогнозирования (академического, государственной службы, корпоративного сектора), но и об определенной профессиональной «субъектности» в этой сфере. Ведь знание и позиция экономиста – такой же фактор влияния на экономику, как и экономические, политические и пр. обстоятельства в этой сфере. Оценки и прогнозы ведущих ученых, экономических экспертов и профессиональных команд могут и реально влияют на ход экономических событий и поведение всех игроков рынка. Во всяком случае, так было.
В последние годы мы наблюдаем совершенно обратный эффект. Место ученых, специалистов, экспертных команд занимает целая армия интерпретаторов и утилизаторов, чьи имена живут в информационном пространстве считанные месяцы. Но сила их влияния – во владении искусством «информационного серфинга», использование огромного количества приемов заполнения информационно-новостных ниш (сети, интернет-телевидение, блогосфера, мессенджеры, «веерная» новостная реклама, и пр.). Особенность «голоса интерпретаторов и утилизаторов» - доступность, эмоциональная привлекательность текста, простота трактовок, доступные (на уровне оче-видности) ответы. По сути же дела, мы столкнулись с новым качеством агитационно-пропагандистской машины, которая создана и эксплуатируется медиакратией как один из важнейших компонентов укрепления медиа-промышленного комплекса (одной из новых производительных сил Нашего Времени).
Иллюзия самостоятельности (перерастающая у многих в убежденность) о «самостоятельности» в этом медиапространстве лишь усиливает эффект. Ведь, подчиняясь законам диджитал-массового сознания, каждый новый эксперт/работник медиапромышленного комплекса может найти свою нишу и доход при условии, если он будет учитывать закономерности, стиль, семантику и «образы» этой сферы. Так и возникают, как грибы после дождя, эмансипированные блоггеры-«политологи», шансон-разоблачители, «теле-лидеры», дискутанты телешоу-многостаночники, анонимные «мессенджер-аналитики», и пр.
В итоге - обрушительная девальвация и де-интеллектуализация информационного пространства до уровня карнавализированного «базара», где зазывалы легко продают контрафакт под видом качественного товара. В данном случая – знаний.
Учитывая, что мы имеем дело с новыми феноменами – медиа-промышленным комплексом, медиа-кратией, интерпретационно-пропагандистской средой и диджитал-массовым сознанием, способы преодоления новых вызовов должны быть асинхронны и точны.
В сфере национальной науки – создание медиа-активного «Интеллектуального клуба» с участием представителей ведущих научных школ (НАНУ). Регулярность работы клуба, публичные доклды, дискуссии – с вовлечением широкой научной, университетской и экспертной сред.
В сфере негосударственных аналитических центров и групп – создание общей «сетевой» платформы, объединяющей ресурсы участников.
В сфере частно-государственного партнерства – создание национальной «электронной библиотеки», включающей текстовые, медиа, графические и пр. ресурсы (включая медиа-комплекс с участием ТК «Культура» и образовательных каналов, музеи, архивы и библиотек, и пр. Тема для отдельного изложения).
Композицию можно развивать и дополнять, но эти направления считаю первостепенными.
Создание национального «интеллектуального пространства» , интегрирующего по горизонтали интеллект, образование и духовно-культурное наследие, позволит существенно повлиять на господствующий контент, станет источником новых профессиональных авторитетов, задаст стандарты «языка и стиля», стимулирует медиакратию к инвестированию в интеллектуальные медиа (как ответ на конкурентные вызовы среды).
Эти действия могут стать первыми и важными по созданию новой среды для «элиты знаний». Процесс небыстрый, но – благодарный на перспективу)

Подпишитесь на телеграм-канал Политика Страны, чтобы получать ясную, понятную и быструю аналитику по политическим событиям в Украине.