Украина на пороге выборов. И снова мы ждем изменений к лучшему. Хоть уже почти безнадежно.
А взглянем назад (кому возраст и память позволяют). 25-30 лет назад была уверенность, что уже совсем скоро жизнь наладится и станет похожа на ту, французскую, что мы видели в фильмах с Бельмондо и Пьером Ришаром. В немалой степени жизнь действительно изменилась, но есть ли хоть доля той уверенности в лучшем будущем сейчас?
В 1989 я понял, что какое-то время будет плохо. Большинство граждан СССР поняли это раньше, но два предыдущих года я провел в армии, а там было плохо независимо от экономической и социальной политики государства. Кроме того, я учился в университете, а после армии никакое «плохо» меня не пугало. У студента традиционно не очень высокие запросы. Обед в студенческой столовой был невкусный, но за 50 копеек получалось первое, второе и компот.
Да, водка была непомерно дорогой. Но были друзья, которым из сел присылали самогон. Да, продуктов было не густо на полках. Но я жил все-таки в Киеве, городе первой категории снабжения. Это значит, что в гастрономе на Крещатике можно было постоять в очереди и купить неплохой докторской колбасы. Молоко, сметана и яйца в магазинах были почти всегда. За картошкой, капустой и другими фруктами-овощами я ездил к бабушке в село. За игрой в карты с едущими со смены рабочими, два часа на электричке пролетало незаметно.
Пиво продавали не целый день, но необремененный заботами студент мог подгадать момент привоза и легко взять банку (трехлитровую) свежего пива.
С промтоварами было хуже. Одежды нормальной в продаже, считай, не было. А если появлялась, то очень дорого. Из промышленных товаров мне запомнилась покупка пудовой гири. Но лично мне было что одеть, не жаловался.
У меня нет двух коренных зубов. Один из них остался в виде мелких осколков в стоматологическом кабинете студенческой поликлиники на КПИ. Это был садизм и издевательство. Было море крови, боль страшная, издаваемые мной звуки разогнали всю очередь. Анестезия, видимо, была липовая. Врач и медсестра квалификацию имели не очень. Да и силенок и них было маловато, а работа нелегкая: одна держала двумя руками зубило, вторая двумя руками молотила по зубилу киянкой, откалывая по кусочку зуба, как заправский скульптор по камню. Но я терпел, потому что знал – это последние такие мучения. Скоро наступит независимость, капитализм, а с ними прекрасная стоматология без боли и издевательств.
Была твердая уверенность, что скоро, через год или несколько лет обязательно будет лучше.
Сейчас все не так плохо, как в 89-м. Со стоматологией, так точно стало лучше. Гораздо хуже, что нет уверенности тех лет. Надеюсь, что те, кому сейчас 20-30 лет, думают иначе.

Подпишитесь на телеграм-канал Политика Страны, чтобы получать ясную, понятную и быструю аналитику по политическим событиям в Украине.