О линейности и чрезмерной идеологичности нашей внешней политики, к счастью, говорят все больше. Причём все вообще звучит убедительная аргументация того, что именно такая искусственная узость внешнеполитических подходов создаёт огромный отрыв от собственно национальных интересов, в защиту которых так любят выступать поборники упомянутого ущербного курса.
Ярким примером сказанного является позиция Киева в отношении Армении. Никто не спорит с тем, что в силу многих причин украинская дипломатия не может солидаризоваться со всеми требованиями Еревана. Но почему бы в этом случае не избрать для себя так часто не к месту применяемый принцип присоединения к позиции ЕС, который традиционно аккуратно балансирует между интересами Армении и Азербайджана со стоящей за его спиной Турцией? Так нет. В годовщину Геноцида армян в Османской империи наш МИД выпустил заявление, которое будто бы для нас готовили в Анкаре. В условиях недавнего обострения в Нагорном Карабахе официальный Киев слишком очевидно стал на сторону Баку. Такая несбалансированность подходов имеет мало общего с желанием «поступать иначе, чем Россия» (что, конечно, само по себе слабая позиция). На практике выходит и «иначе, чем ЕС».
Любой международник видит системное и серьёзные охлаждение отношений между Турцией и Евросоюзом в целом, а также Анкарой и Парижем, в частности. Произошедший в июне у ливийского побережья инцидент между военными кораблями двух стран поставил членов НАТО на грань прямой конфронтации. К чему Эрдоган с удовольствием добавил преобразование Святой Софии в мечеть. И Украина стала едва ли не единственной крупной христианской страной, промолчавшей по этому поводу. Демонстративное сближение Киева и Анкары не особо помогает в отношениях с Россией (у Путина с Эрдоганом своя очень непростая, но достаточно независимая от внешних факторов система взаимоотношений), но точно вредит доверительному диалогу с Парижем.
И если мы не решились в условиях тупика в переговорах по Донбассу приблизить к себе Макрона через позицию относительно Турции, то что мешало хотя бы попытаться это сделать через крайне влиятельную армянскую диаспору во Франции? В итоге она теперь наоборот обижена на позицию официального Киева, заявившего в мае, что геноцид армян «стал побочным продуктом Первой мировой».
Когда во главу угла ставится принцип «страны, поддерживающие хорошие отношения с Россией, автоматически становятся нашими врагами», никакой эффективной внешней политики быть не может. И касается это не только Армении, но и многих стран СНГ, Сербии, Израиля, Китая, Кубы и т.д. Но напоминать грамотным людям в нашей дипломатии знаменитое высказывание лорда Палмерстона считаю излишним.

Подпишитесь на телеграм-канал Политика Страны, чтобы получать ясную, понятную и быструю аналитику по политическим событиям в Украине.