И что же нового мы узнали благодаря пленкам Деркача? То, что Украина, по сути дела, находится под внешним управлением? Или то, что сдал наши государственные интересы тот, кто должен был их защищать? Ах, оставьте! За последние шесть лет об этом не говорили только немые. Потому, что немые об этом писали.

Новость тут в другом. Теперь украинское общество располагает доказательствами вины Петра Порошенко. И доказательства эти могут лечь в основу приговора по статье о государственной измене для пятого президента Украины. Звучит многообещающе.

Иллюзий, тем не менее, я не питаю, ибо выглядит эта история как элемент политической игры. Пленки Деркача, разумеется, произвели впечатление на рядового украинца, но значимых юридических последствий для господина Порошенко, скорее всего, иметь не будут.

Политики наши предпочитают терзать не тела, а рейтинги своих оппонентов. Не война у них, а рыцарский турнир. Лошади ржут, всадники тычут друг в друга копьями. Кто-то победит, а кто-то угодит физиономией в грязь. Но мы ведь знаем, что копья у парней турнирные, а намерения не слишком кровожадные.

Откуда взялись эти пленки? Если трогательные беседы сильных мира сего писало частное лицо, то доказательной силы, к сожалению, эти записи не имеют. Еще в 2011-м году Конституционный Суд Украины постановил, что обвинение не может основываться на доказательствах, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой неуполномоченным лицом.

Если же писали наши доблестные правоохранители, то чего они ждали целых два года? Почему не проводили расследование? Потому что с действующим президентом боязно связываться? А теперь они якобы из СМИ информацию получили и производство зарегистрировали.

Тогда получается, что у нас не правоохранительные органы, а обслуживающий персонал, отрабатывающий заказы действующей власти. Но и в этом случае Порошенко ничего ужасного не грозит. Ведь формально его вербальное лобзание с господином Байденом писали не силовики. Такие вот нескладушки.

Читайте Страну в Google News - нажмите Подписаться