Обыск в НАБУ по степени абсурдности и непонимания общественной реакции и резонанса напоминает письма Рината Кузьмина президенту США Бараку Обаме.

Для понимания, обыск - это следственное действие, которое производится в случае, если есть обоснованные доказательства угрозы потери данных, информации или доказательств. Иными словами, у подопечных Юрия Луценко были подозрения, что подчиненные Артема Ситника могут съесть или уничтожить материалы дела и другого выхода, кроме как обыск не было. Если такие доказательства были, было бы неплохо ознакомиться ними все общество.

И собственно по самой прослушке. Львиная доля негласного прослушивания абонентов (в том числе незаконного) осуществляется единственным органом - Службой Безопасности Украины. Согласно закону, только они имеют право на содержание и использование соответствующей технической базы.

В реальности это выглядит так: следователь - прокуратуры или любого другого органа - обращается в суд с ходатайством о негласном прослушивании абонента. Суд, рассмотрев материалы, Выносит определение, которая передается в службу безопасности украины и уже там организовывается сама прослушкой. Таким образом, все материалы по каждому случаю есть и в суде, и в Службе безопасности, и в органе, который инициировал прослушку. Поэтому проводить обыски в НАБУ и не прийти с этим же в СБУ - это, как минимум, абсурд, а как максимум признак избирательности.

Жду обысков в СБУ. Там дела и судебные определения о незаконной прослушке тысяч украинцев.