Как думаете – много ли народа знало о пандемии испанки в 1918 году до нынешней пандемии коронавируса?
Предполагаю, таких было гораздо меньше, чем тех, кто знал, что в том году закончилась Первая мировая война и началась война Гражданская.
Об эпидемии тифа, которая убила несколько миллионов человек в бывшей Российской империи в 1917-1920 годах благодаря фильмам и книгам известно больше.
Но ни испанка, ни тиф не остановили ни Первую мировую, ни Гражданскую. Никто не объявлял 100 лет назад тотального карантина с соблюдением «социальной дистанции».
Кто-то воевал, кто-то зарабатывал деньги. Кто-то совершал революции, кто-то запускал конвеерное производство. И никому и в голову не приходило из-за бушующих параллельно с этим эпидемий останавливать жизнь целых стран.
Если бы Ленину, Клемансо или Генри Форду сказали, что нужно отправить по домам народ из-за вспышки пневмонии со смертностью около 5% (а среди трудоспособного населения призывного возраста и того меньше) они б, наверное, просто не поняли, о чем идет речь.
Коронавирус, безусловно, очень опасная штука. Но, очевидно, это далеко не самая смертельная болезнь, с которой сталкивалось на своем пути человечество. И также очевидно, что меры, применяемые для борьбы с ней, не имеют аналогов в истории.
И это парадокс, который требует своего объяснения.
Есть объяснения конспирологические – что это заговор.
То ли Китая, чтоб укрепить свою мощь, ослабив страны Запада (хотя зачем это китайцам, если Запад – это их экспортный рынок).
То ли Запада, чтоб обрушить в хаос и нищету страны третьего мира (хотя зачем это Западу, если его постиндустриальная экономика из-за тотального карантина пострадает намного сильнее, чем сырьевые экономики третьего мира).
То ли какой-то мировой закулисы, которая таким образом пытается усилить контроль государства над жизнью граждан. Хотя очевидно, что для государственных институтов социально-экономические последствия этих тотальных мер многократно перекрывают эффект от усиления контроля над гражданами и могут привести к мятежам, хаосу или, как минимум, к длительной дезорганизации всех сфер жизни.
Также очевидно, что в большинстве случаев государства крайне неохотно шли на введения ограничительных мер и объявляли тотальный карантин во-многом из-за нарастающей паники в обществе.
Поэтому должно быть какое-то другое объяснение парадоксу.
Как мне видится, оно в следующем.
100 лет назад среди трендсеттеров в мире преобладали люди, которые считали, что нужно еще чуть-чуть поднажать и наступит светлое и счастливое будущее. А ради этого можно и жизнь отдать. И свою, и чужую. И какие-то эпидемии выглядели полной чепухой в сравнении с мировой революцией или же с запуском самолетов, дамбой Гувера или ГОЭЛРО.
Многие люди были готовы идти на все ради идеологии и прогресса, как они его понимали, не считаясь с жертвами. Человеческая жизнь и, тем более, здоровье, для них было ничто в сравнение с великими целями.
Властители умов, «греты тунберг» прошлого столетия не говорили, что нужно перестать летать на самолетах и ограничить потребление. Они говорили, что нужно строить много заводов, много самолетов, а потом на космических кораблях отправиться к звездам.
Сейчас такие люди тоже есть. Но их все меньше.
Мейнстрим же нынешней мировой элиты, задающей тренды, совсем в другом. И в нем уже нет идей, ради которых можно жертвовать жизнями.
Саморазвитие, правильный образ жизни, впечатления, интересная и не изнуряющая работа, забота об экологии – вот новый идеал, который задается человечеству (в развитых странах, а оттуда распространяется и по всему миру). Все, что продлевает жизнь и очищает окружающую среду - хорошо. Все, что мешает этому – плохо.
Естественно, что при таком подходе появление болезни, с которой медицина вдруг оказалась не способной на 100% справиться, вызвало общественный шок.
Власти конечно бы могли сказать что-то в таком духе: «эта эпидемия не самая мощная в истории и мы с ней справимся, также как справились с чумой, холерой, оспой и тифом. Мы приложим все усилия, чтоб спасти максимальное число жизней. Но, к сожалению, будут и жертвы. Однако это не повод останавливать жизнь наших стран. Мы будем развиваться дальше. Прогресс человечества не остановить».
Власти могли бы так сказать. Но они стали бы в глазах общественности бездушными извергами, ответственными за смерти тысяч людей. Типичный пример - Трамп, который пытался поначалу говорить нечто подобное, но это быстро закончилось.
Тем более есть еще один важный фактор – потеря властями контроля над глобальным информпространством. С появлением соцсетей они уже не могут модерировать потоки информации через СМИ. Поэтому волну паники (особенно по вопросам, касающимся жизни и смерти человека), остановить также трудно, как и средневековую толпу, в которой юродивый прокричал о скором конце света.
В большинстве стран мира власти просто боятся ответственности, а потому и вводят тотальный карантин. Пусть остановится экономика, но в таком случае им никто не сможет предъявить претензии, что не сделано все возможное для спасения максимального числа жизней.
Отдельные государства, вроде Белоруссии, пытаются находиться вне тренда, но в общемировом раскладе погоды это уже не делает.
Уже останавливаются ведущие экономики мира. Ушли по домам миллиарды людей.
Внешне это все выглядит, безусловно, очень правильно: впервые в истории жизнь человека поставлена выше, чем все остальное – чем экономика, бизнес, политические рейтинги, личное благополучие.
Но тут весь вопрос в сроках. Если тотальный карантин в ведущих странах закончится в ближайшее время (то есть будет объявлено, что эпидемия пошла на спад и уже нет необходимости в столь жестких ограничительных мерах), то потери будут огромными, но не смертельными и мир постепенно сможет вернуться к нормальной жизни.
И события февраля-марта-апреля 2020 года станут для человечества поводом для заслуженной гордости – мы смогли остановить болезнь, мы пошли на тяжелые меры, но спасли тысячи и миллионы жизней.
Но если карантин затянется на месяцы, а то и на годы, то нужно будет, говоря А, наконец-то сказать и Б.
Тогда нужно будет признать, что механизм рыночной экономики не приспособлен к существованию мира в условиях тотального карантина. И нужно использовать другие методы.
Если государство лишает миллионы людей средств к существованию из-за закрытия целых отраслей экономики, то оно должно гарантировать им доход. Вне зависимости от того – имеет человек работу или нет.
Государство должно взять на себя планирование производства в новых условиях (чтоб удовлетворить базовые нужды населения), а также контроль и регулирование цен. В идеале все тоже самое необходимо сделать и в общепланетарном масштабе – регулируя производство важнейших товаров и цены на них (в первую очередь на энергоносители и продовольствие).
Да. Это будет совсем другая жизнь. Да, в развитых странах уровень жизни упадет, а в не развитых в лучшем случае зафиксируется на нынешнем уровне.
Но это будет схема жизни, по которой человечество сможет существовать и даже развиваться.
В противном случае, если карантин затянется, а необходимые перемены в социально-экономическом укладе не произойдут, мир столкнется с проблемами такого чудовищного масштаба, что эпидемия коронавируса быстро уйдет на десятый план. И жизнь человеческая будет цениться не больше, чем 100 лет назад.

Подпишитесь на телеграм-канал Политика Страны, чтобы получать ясную, понятную и быструю аналитику по политическим событиям в Украине.