Неделю назад я писал по поводу разговоров о заморозке конфликта на Донбассе, о строительстве «стены», о тотальном прерывании любых коммуникаций и прочих вещах, о которых в последнее время стало модно говорить в Киеве, в Донецке и в Москве.

Я писал, что все эти разговоры упираются в практический вопрос – а как, собственно, эту заморозку осуществить и «стену» построить. Если миротворцы, которые обычно в таких случаях выполняют роль «замораживателя» конфликта, без согласия России (постоянного члена Совбеза ООН) на Донбассе не появятся.

И обменять она миротворцев может разве что на снятие санкций или что-то аналогичное. А тогда смысл «заморозки» с точки зрения Киева (да и Запада) теряется – получится, что и территории потеряли, и Москве на уступки пошли.

Поэтому, так или иначе, но стороны раз за разом обречены возвращаться к Минским соглашениям, включая их политическую часть.

И то, что сейчас все-таки все стороны уже говорят о подготовке Нормандской встречи на декабрь, показывает, что процесс с трудом, но идет.

Вопрос только - куда он идет?

Вопрос этот стоит разбить на два.

Первый – готов ли Зеленский вести переговоры о мире? Второй – готов ли он действительно реинтегрировать Донбасс в Украину на особом статусе согласно Минским соглашениям?

На первый вопрос можно дать однозначный ответ. Да. Зеленский готов и очень хочет вести переговоры.

Причем переговоры о мире для Зеленского важны сами по себе – даже без достижения результата. Цель - ничто. Движение - все.

Весь этот экшен вокруг разведения войск. Поездка Зеленского в Золотое, его перебранка с националистами. Постоянная интрига – встретится ли он с Путиным или нет. Протесты и угрозы националистов и порохоботов, Федыны и Зверобой. Все вместе это создает красочные декорации для сериала под названием «Зеленский борется за мир».

За этим сериалом следят миллионы людей в Украине. Сопереживая президенту. По сюжету этого сериала Зеленский входит в свой привычный образ, который и принес ему победу на выборах – образ нормального человека (особенно на фоне таких как Федына), который вернет страну к нормальной и мирной жизни.

Именно продолжение этого сериала и является главным стабилизирующим фактором рейтинга Зеленского, который проседает, но не так быстро, как мог бы на фоне всего, что сейчас творится во власти.

Но сериал «Зе борется за мир», не дает рейтингу провалится, так как подпитывает избирателей надеждой.

И Зеленский крайне заинтересован продолжать этот сериал. Для него важен процесс. Потому то он так и стремится к Нормандской встрече – это будет еще одна потрясающая серия.

И это важно понимать для анализа действий и заявлений Зе. Которые иногда кажутся хаотичными и противоречивыми. Но, между тем, они все вписаны в логику сериала – разговоры о мире ради того, чтоб снимать одну серию за другой.

И как раз в этом и есть отличие Зеленского от Порошенко. Порошенко считал, что ему для пиара выгодно говорить о войне, а Зеленский – что ему выгодно говорить о мире. И делать какие-то пусть и небольшие шаги, которые народу можно подать как приближение мира (развод войск на трех участках, обмен заключенными, возврат кораблей, встреча с Путиным и т.д.).

Вопрос только в том, готов ли Зе снять в сериале последнюю серию. То есть – реинтегрировать Донбасс на особом статусе (пока это единственный реальный путь достижения мира).

На первый взгляд, сейчас ничего этого не предвещает. Большинство заявлений и Зе, и его команды сводятся к тому, что никакого особого статуса (по крайней мере, на условиях Минских соглашений) не будет.

Объяснения этому приводятся разные. Кто-то говорит, что у Зеленского принципиально против давать кому-то какие-то особые статусы. Кто-то говорит, что не велит Америка. Кто-то – что Зе боится нового Майдана.

Но тут, на самом деле, все зависит от базового вопроса. На что в стратегическом плане настроена Зе-команда. Если там хотят продолжать строить Украину Майдана с подавлением любого иного мнения, с перманентной конфронтацией с Россией, с национализмом как официальной идеологией, с однозначным вектором движения на Запад, то тогда, конечно, никакой особый статус Донбасса не нужен. Потому что он усложнит процесс «подгонки» Украины под эти стандарты.

Если же Зе-команда считает, что Украина должна пойти по иному пути. А именно - по пути национального примирения и нормализации отношений с соседями (о чем, кстати, так красиво рассказывал недавно Коломойский), то тут как раз Донбасс на особом статусе становится важнейшим элементом для реализации этого проекта.

То есть, если будет определен вектор движения, то все остальное – технические детали. Детали важные и сложные. Но решаемые, если есть воля.

Подпишитесь на телеграм-канал Политика Страны, чтобы получать ясную, понятную и быструю аналитику по политическим событиям в Украине.