И ещё важное по Коцабе: те, кто записали его в сторонники Новороссии, вату и сепаратисты, будут сильно разочарованы.

Т.е. если в Крыму у нас российско-сепаратистский проект, на Донбассе - новороссийско-сепаратистский проект, у того же Бузины - просто украино-российский и украино-новороссийский проект, то у Коцабы проект украинский без всяких примесей. Просто ему ему не нравятся методы, которыми развивается украинский проект в его нынешней редакции, против этого он выступал и за это пострадал.

То же самое и адвокат Коцабы (но любим мы её не только за это) Монтян, которую сложно охарактеризовать как пророссийского человека, противостоит режиму именно потому, что он разрушает украинское государство, что ей, Монтян, обидно.

А вот другой вопрос в том, что нам, "вате и сепаратистам", рассматривающим украинскую государственность как таковую с исключительно практично-прагматичной точки зрения, без всякой сакрализации и фетишизации, Монтян и Коцаба в итоге получаются ближе, чем к тем безумным фанатикам украинского проекта, которые на самом деле тащат его в пропасть. По крайней мере, сами фанатики полагают их врагами, тогда как мы - сопереживаем и сочувствуем. Это так, во-первых, потому, что мы, вата, вообще в большей степени склонны признавать за другими людьми право на собственное мнение, а, во-вторых, потому, что, как ни крути, враг у нас общий: киевский режим.

И вот когда Коцабу обвиняли в государственной измене, его обвиняли как раз в измене этому киевскому режиму, чьё право отождествлять себя с украинским государством как таковым по крайней мере спорно. Что Монтян и удалось блестяще доказать.