Когда говорят о политическом кризисе, чаще всего имеют в виду какие-то остервенелые отношения в треугольнике президент- парламент-правительство, а если совсем жареным пахнет, то на арену выходит народ. С этой точки зрения у нас если не тишь да благодать после смены Яценюка на Гройсмана, то все равно не кризис. Как-то они там между собой худо-бедно договариваются, а мы именно что худо-бедно терпим.
Не то чтобы нам так непривычно терпеть, но терпеть тяжелее, когда впереди не видно просвета. И так уж устроен человек, что свет впереди он связывает с конкретными именами. Природа нашего кризиса в том, что таких имен нет. Полное безлюдье.
...
Мы, конечно, ждем политических подвигов от новой поросли. Но тут другая проблема. Сложно говорить о симпатиях или антипатиях к тому, что вообще не присутствует в сознании избирателей. Вот, например, объявивший об объединении и грядущем наступлении Демократический Альянс. Про его лидера Василия Гацько не слыхали 73%, про сопредседателя партии Светлану Залищук – 81%. Даже о Сергее Лещенко впервые слышат 58%, а о Мустафе Найеме, самом раскрученном члене партии – 30%. При этом из оставшихся лишь 20% Мустафе симпатизируют, а 36% - нет. И ведь не скажешь, что демальянсовцы, старые, а особенно новые, неактивны в информпространстве. Но как-то, выходит, их активность обогревает космос, а не электорат.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!