Призывы вернуться к разумному, взвешенному подходу в законодательной деятельности (отказ от политики бешеного принтера) ЗЕ-большинством не услышаны.
Переписывая за одну - две ночи плохие законопроекты, они не делают их лучше.
Свежий пример - проект 1208-2 о Бюро финансовых расследований, поданный лишь двое суток назад, а текст к которому появился менее 24 часов как. Сегодня в 12-00 рассматривается в профильном налоговом комитете ВРУ, а потом с пылу с жару - в зал голосований. Горячий червивый пирожок, не читанный ни депутатами, ни экспертной средой, ни тем более бизнесом, но в котором куча старых багов (от прародителя 1208) и немало новых.
Вот только три для послевкусия:
- 1208-2 так и не решает ключевую задачу - концентрация функций борьбы с экономической преступностью в едином государственном органе и устранение дублирование функций со стороны Нацполиции и СБУ (маски шоу продолжаться)
- отказ от прозрачных процедур назначения руководителя БФР, вместо открытого конкурса (по аналогии с вождями ГБР или НАБУ), назначает КМУ, а для затыкания ртов вносится имитация – «Министр финансов имеет право объявить отбор на публичной основе» (но он этим правом может и не воспользоваться, демократии конец)
- законопроект не устанавливает размер должностных окладов и дополнительных выплат для сотрудников Бюро, а потому зарплаты будут как минимум не сравнимые с зарплатами коллег из НАБУ и ГБР, а как максимум – не рыночные и низкие. Никто из частного сектора туда работать не пойдет, а вот вся налоговая милиция, при отсутствии ограничителей по типу квот или прямых запретов, вполне может (реформа умерла не родившись).
Говоря словами героев бессмертного произведения Булгакова:
— Ба! Да ведь это налоговый комитет. Знаешь, Бегемот, я очень много хорошего и лестного слышал про это учреждение. Приятно думать о том, что под этой крышей скрывается и вызревает целая бездна реформаторов.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!