Сейчас очень модно в, скажем так, "антиоранжевом" дискурсе апеллировать к опыту чудовищной волынской резни.

Апеллировать как к одному из ярчайших свидетельств людоедской сущности украинского национализма (впрочем, как и любого национализма).

И это так. Массовые убийства на этнической или конфессиональной почве, это всегда удел моральных пигмеев.

Но, тот кто размахивает кровавым полотнищем волынской резни, обличая и развешивая ярлыки, сам мало от тех же "пигмеев" отличается.

Волынская резня не родилась на пустом месте, не стала грозой разразившейся в ясном небе.

Она стала, увы, во многом закономерным следствием совершенно изуверской политики второй польской республики по депопуляции украинцев и расчистке жизненного пространства для поляков.
Волынь была в эпицентре этой доктрины польских политических каннибалов.

Мало кто задумывается отчего была резня волынская, но не было резни галицкой. Причина проста - Галичина итак была полонизирована к тому моменту, после советско-польской войны поляки лишь заменили на всех уровнях австрийцев.

На Волыни, до того сто с лишним лет пробывшей в православном единокультурном российском государстве все было иначе. Волынь поляки в 20-30х ломали через колено.

Поэтому, именно на Волыни стала возможна резня, и лидерами ее были именно местные националисты. Волынская резня стала чудовищной катастрофой, геноцидом, но в ответ на геноцид польский.

Опыт волынской резни учит нас главному - Польша наш вековечный враг. Враг чужеродный, коварный, злой, мстительный.

Точно такие же "резни" бесчисленны для 16-18 веков, веков польского владычества на Украине. В ответ на польское угнетение и изуверство. Если угодно, вся освободительная война Зиновия Богдана, и последовавшая за ней Руина это одна большая резня длинной в тридцать лет.

Если кто то думает, что поляки изменили свое отношение к нам, перестали рассматривать нас как свое жизненное пространство, как быдло, как говорящий скот, тот крепко заблуждается.