К вопросу о «Конце эпохи бедности».

Индекс потребительских настроений в Украине вышел на максимум с июля 2013 года. И у него, безусловно, есть ещё некоторый потенциал для роста. Хотелось бы пояснить это чистой экономикой (высоким ростом ВВП во втором квартале, очень быстрыми темпами прироста реальных зарплат несколько лет подряд, снижением инфляции, укреплением гривни), но дело несколько в ином.

1. Всплески Индекса удивительным образом совпадали с политическим циклом. Весна-2005, весна-2006, осень-2007, весна-2010. И вот теперь весна-лето-2019. (2014-й, по понятным причинам, стал исключением.) Общеизвестно, что этой весной различные социологические замеры единодушно показали, что «страна начала двигаться в правильном направлении». Такое происходит каждый раз в начале нового избирательного цикла.

2. В эти периоды социальные эндорфины провоцируют особо быстрый рост ожидаемых, а не фактических показателей. Причём в лидеры вырывается Индекс экономических ожиданий, за ним Индекс потребительских настроений («индексы надежд»). А вот Индекс текущего состояния («индекс реалий в карманах») заметно отстаёт. Но он тоже растёт. Что нормально, учитывая общеэкономический рост много кварталов подряд.

3. За весь период измерения потребительских настроений в Украине (с 2000 года) его индекс поднимался выше 100 пунктов (то есть когда количество оптимистов больше, чем пессимистов) буквально пару раз: в 2005-м и перед кризисом в конце 2007-го. И всё, хотя у нас были длительные периоды роста в 2000–2007 и 2010–2012 годах.

4. При этом народ продолжает ждать девальвации (индекс 129,5; в пересчёте — 65% граждан) и особенно ускорения инфляции (индекс 177,1; в пересчёте — 89% граждан).

И так все 20 лет замеров — наши люди всё время ждут худшего: индексы потребления до 100 не дотягивают, тогда как индексы негатива то и дело подползают к отметке 200 пунктов (это когда все 100% опрошенных ожидают всплеска инфляции и безработицы).

Почему так происходит? Очень просто — потому что так было неоднократно в украинской истории. Из 28 лет независимости 13 были годами рецессии, и лишь 8 лет цены росли медленнее, чем 10%. Герой фильма-лауреата Оскара в этой ситуации говорил: «Стабильности нет». Это к вопросу о длительной макростабилизации как базовом условии развития нации.

А ещё «конец эпохи бедности» реально наступит тогда, когда горожане поверят. В первую очередь в себя. А пока они, рискую предположить, в основной массе всё же больше верят в избранного доброго дядю. Неважно, мэр это, депутат или президент.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!