Наконец-то. Ангела Меркель признала, что на сегодняшний день невозможно провести выборы в оккупированных районах Донецкой и Луганской областей, поскольку "на Донбассе опасно".

Насколько я понимаю, "опасно" - это значит, как минимум, что там стреляют и убивают. Не радиация же там, в конце концов, и не цунами. А раз стреляют, значит, нет никакого ceasefire и перемирия. А пока его не будет, никакой дальнейшей имплементации Минских соглашений быть не может.

И это все не лирика, не аналитика, а обычная логика. Так написано в протоколах.

Потому что мы-то и так догадывались, что сводки раненных и убитых - это не выдумки и не игры, а на самом деле, черт возьми, опасно! Так что в скором времени я очень надеюсь услышать от наших партнеров еще более четкую оценку ситуации на Донбассе и предельно внятную расшифровку слова "опасно". И это, наконец, приостановит истерику и давление на Украину в Минском процессе до тех пор, пока (простите за циничность) с фронта не приостановится поток гробов и инвалидов.