В ближайшее время Катар может существенно пошатнуть могущество "Газпрома" на рынке ЕС. Готова ли Украина извлечь свою выгоду из такого сценария? По сути перед нами реинкарнация американского проекта строительства катарско-турецкого газопровода, который должен был "запитать" Европу "персидским газом", существенно подорвав позиции "Газпрома". Но данный проект не был реализован по причине сирийского конфликта, ведь его сухопутная часть должна была пройти в том числе и по Сирии. По версии ряда аналитиков, скрытая война США против режима Асада началась именно с отказа последнего от данного проекта (Дамаск решил защитить газовые интересы Москвы). Ведь в случае успеха союзник США в регионе стал бы доминирующим участником европейского газового рынка… По мнению западных аналитиков, практика долгосрочных контрактов на поставку газа уходит в прошлое, и этот процесс будет лишь усиливаться по мере развития СПГ-инфраструктуры и танкерного флота. По оценкам Bank of America, после запуска в 2020-м новых СПГ-терминалов в США, Катаре и Австралии мощностью до 190 млрд куб. м цены на европейском рынке обвалятся: в перерасчете на тепловые единицы цена газа опустится до стоимости угля - примерно $4 за миллион британских тепловых единиц, или до $130 за 1000 кубов. В этом контексте у Украины возникает целый набор из позитивных факторов и негативных рисков. Начнем с первых. Усиление Катара на рынке ЕС равнозначно ослаблению РФ и как следствие - нас ждет падение цен на газ. Следовательно, энергетический импорт для Украины существенно подешевеет. Кроме того, потеря части внешних рынков сделает "Газпром" сговорчивее и гибче в будущих переговорах. С другой стороны, переформатирование отдельных сегментов европейского рынка в формат СПГ лишает нас части транзита и логистической маржи. Речь идет о миллиардах долларов, которые будут лишь частично компенсированы снижением цены на импортный газ. Еще один риск - сокращение возможностей по реэкспорту газа из Польши в Украину. Ведь если поляки прервут договорные отношения с "Газпромом", то реэкспортировать в Украину им будет нечего. А их потенциал по приему СПГ пока невелик, и получать регазифицированный газ из Польши получится не ранее 2024 г. Строительство СПГ-терминала в Одессе - это давняя сага многих украинских правительств, во времена прежней власти нам удавалось подписывать договоры даже с лыжными инструкторами. Но здесь ключевая проблема - это прохождение крупнотоннажными танкерами Босфора. В идеале Украина, Турция и Катар могли бы создать совместный проект, где взнос Турции - это зеленый свет в проливе, Украины - предоставление своего рынка и ГТС для поставок катарского газа в ЕС, а Катара - гарантии объемов СПГ, предоставление своего флота танкеров и инвестиции в строительство терминала по приему и регазификации СПГ в Одессе. Еще лучше было бы включить в этот инвестиционный пакет приватизацию ОПЗ и участие катарских инвесторов в открывающемся украинском рынке земли. Вот только для этого нужна самая "малость": долгосрочная политическая стабильность, преемственность управленческих решений и хоть капелька креативного мышления со стороны госкомпаний, в первую очередь "Нафтогаза".

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!