В лице и речах генпрокурора – а других просто не видно и не слышно – власть показывает, что в канун выборов не намерена оправдываться, и даже отгавкиваться не собирается, она будет нападать.

И нападать в первую очередь не на реваншистов из пророссийского лагеря, вольготно раскинувшегося прямо на Печерских холмах, а на тех, с кем вчера еще стояли на одной сцене, распевая «Ще не вмерла», кутаясь в национальные флаги. Зигмунд Фрейд когда-то описал такое явление, как нарциссизм незначительных различий: самые жестокие формы принимают конфликты у тех народов, социальных групп и людей, которые близко взаимодействуют в практическом и символическом поле. Проще говоря, им есть, что делить. И потому самая грубая брань из уст Луценко была адресована Егору Соболеву, а самое глубокое презрение выказано Мустафе Найему. А через них – всему движению «Кто заказал Катю Гандзюк?», возмущенному ходом дела, и, чего уж там, самой Екатерине, которая была лидером этого движения.
... 
Самовлюбленность и самоуверенность безо всяких на то реальных оснований характерны для всей власти в целом. И когда Луценко заявил свое уже знаменитое «отсоси», он передал их коллективный ключевой месседж «населению». Невольно, конечно. Тоже, знаете ли, Фрейд.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!