Все уже знают о пожаре во вроде как нелегальном доме для престарелых, много погибших, говорят о 17-18 людях, власть заинтересовалась, Гройсман, естественно, предложил создать комиссию.

Наверное, разберутся, но я пока по-хорошему удивляюсь, что горит немного. Впрочем, последствия поднятия тарифов мы поймем на протяжении календарного года. Осень и зима впереди.

На выходных я провел немало времени с учеными. Фотографии и тексты-объяснения к ним я готовлю загодя. Меня интересовала профессиональная реакция на заявление от 6.05. вице-премьера Розенко, о том, что жители села должны отказаться от газа.

Мне было известно, что в Киеве функционирует сильнейшая по мировым меркам профессиональная школа, вокруг Института гигиены и медицинской экологии им. А.М. Марзеева Академии медицинских наук Украины. Это учреждение с 1931 года занимается вопросами медицинской экологии, защиты населения от вредных антропогенных факторов окружающей среды, рационализации гигиенических условий жизни.

Мне известно, что во времена СССР это учреждение делало все для крупных промышленных предприятий, ВПК, городской инфраструктуры. Оно изучало фильтрование воды, утилизацию отходов и коммунальную гигиену. Фактически это было полувоенное учреждение. Об Институте гигиены и медицинской экологии им. А.М. Марзеева Академии медицинских наук Украины я всегда слышал слова только с уважением, в том числе и от американских военных специалистов по Украине, так что вопли о том, что в СССР все было не на уровне, пусть оставит тот, кто хочет так вопить.

Газификация Украины была начата в 1948 году, сооружением газопровода «Дашава-Киев». Первым газ получил Киев, последним из областных центров – Кировоград, в 1971 году. В Украине начали функционировать Шебелинское и крымские газовые месторождения, а с 1978 года в Украину начал приходить газ из России и Туркменистана. К 1975 году газораспредилительная система Украины была в основном сформирована. К концу 90-х годов она – это 90, 2 тыс. километров трубы. Статистика говорит, что последним газифицировали село: в конце 90-х годов это 559 тысяч домовладений, фактически – отдельных домов.

То, что денег это стоило немеряно, а Розенко предлагает все закопать – это понятно.

Но я знал Павла, как умного человека.

И я спросил у ученых, есть ли связь между газификацией Украины и уровнем здоровья населения Украины. Какова она, и что даст нашей стране переход на негазовые источники энергии.

Понятно, мы не говорили о всяком бреде, типа электроветряков, солнечных батарей, биогаза, на который обычный украинский человек денег не соберет.

Были такие исследования. До газификации топили углем, торфом, кизяками, ну, Вы сами понимаете, чем Бог пошлет. Мне было разъяснено, что состояние топочного оборудования, построенного при царе Горохе, никто не проверял, хотя ученые уверены, что печи в некоторых школах соображающие люди не разбирали. Никто не знает, какие там щели в печных трубах, и как оно будет гореть. Ученые считают, что навыки работы с углем и торфом будут обновлены, но вот какие неизбежные проблемы намечаются. Следует ожидать отравления людей, детей в школах например, диоксидом азота, как продуктом горения. Длительное воздействие оксидов азота вызовет расширение клеток в корешках бронхов (тонких разветвлениях воздушных путей альвеол), ухудшение сопротивляемости легких к бактериям, а также расширение альвеол. Есть устойчивое мнение, что в районах с высоким содержанием в атмосфере диоксида азота наблюдается повышенная смертность от сердечных и раковых заболеваний.

Это мнение было установлено украинскими учеными статистическими методами до газификации Украины.

Мой вывод, и он единственно возможен: если в процессе обретения Украиной и такой независимости от газа перейдут на торф и на уголь, наша страна заплатит за такую независимость здоровьем, смертностью людей.

Павел Розенко, а так надо? А надо именно так?