За отсутствие образование нового Генпрокурора не пнул только ленивый. Но в его защиту (и в защиту способа его назначения) постоянно приводился один аргумент: главное, чтобы он поломал систему. Почему-то с реформой ГПУ связывается практически судьба страны. Получится – будет страна жить, не получится – все насмарку. Сам Юрий Витальевич два дня назад разместил у себя в Facebook слова немецкого политика Йозефа Лунга, сказавшего, что пусть Луценко не юрист, не критично. Более важно то, что "из своего опыта работы в органах государственной власти он хорошо знает, как должен происходить процесс борьбы с коррупцией в Украине и для этого найдет мужественных сторонников". То есть, генпрокурор напирает на тот же аргумент.

В этой связи хочу сказать, что в деле борьбы с коррупцией многие мои знакомые – мужественные сторонники Луценко. Особенно на периферии, где прокурор по-прежнему локальный бог, несмотря на сужение полномочий. Где за годы проросли целые прокурорские династии. Уверен, многие желают рассказать интересное про знакомых прокуроров, про то, как в спайке с начальниками милиции и местными руководителями они образуют настоящую мафию, непобедимую и непрошибаемую. Как в неполные тридцать прокурорские дети носят подполковничьи погоны, как любитель публичности, глава местной запорожской прокуратуры №2 Роман Мазурик. Как скромные младшие советники юстиции раскатывают на машинах за сто тысяч долларов.

Формальная логика подсказывает, что с первого же дня работы рабочий стол Луценко должен быть завален документами проверок и внутренних расследований, а сам он просто обязан не вылезать из командировок. Хотя, положа руку на сердце, кроме беспощадных чисток я не вижу, в чем еще может заключаться столь желанная реформы. Сам смысл существования института ГПУ – надзор за правильным соблюдением законов, - изъят вместе со следствием. Теперь туда можно пригласить очень хороших и честных людей, да только зачем?
P.S. Ещё один тест для прокуратуры "по-новому", подготовленный жителями Запорожской области и группой народных депутатов.