Второй обмен пленных/удерживаемых пытаются сорвать. То ли Штаты, то ли прикрываясь Штатами?

Депутат Иван Винник (БПП) заявил в эфире телеканала 112, что ему (лично!) «из заслуживающих на доверие источников, между прочим, стало известно, что Медведчука Соединенные Штаты вносят в санкционный список в связи с российской агрессией против Украины». Срочно перевесившая эту новость «Украинская правда» скромно уточнила, что не смогла дозвониться до депутата, чтобы уточнить подробности. Ну, да ладно, в конце концов, «УП» не Лексус с Вованом, чтобы до всех дозваниваться.
А, теперь – по сути. Столь громкое заявление одного из лидеров БПП было сделано через день после встречи Виктора Медведчука (в качестве представителя Минской гуманитарной подгруппы Трехсторонней Контактной группы и по поручению Президента Петра Порошенко – уточнение специально для бдительных членов БПП!) с президентом РФ Владимиром Путиным. На которой обсуждался второй этап обмена пленными/удерживаемыми лицами – по формуле «всех на всех», как того требует Минский Протокол от 12 февраля 2015 года.
Думаю, даже у недоброжелателей г-на Медведчука нет сомнений в том, что достаточно успешный обмен 27 декабря 2017 года по формуле «233 на 74» смог состояться только благодаря процессу, запущенному встречей 15 ноября 2017 года в Ново-Иерусалимском монастыре. Тогда Виктор Медведчук (по поручению и в рамках полномочий, предоставленных ему Президентом Украины – очередное уточнение для особо альтернативно одаренных членов БПП!) напрямую провел переговоры с президентом РФ Владимиром Путиным при участии Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. 
Также, вряд ли кто сомневается, что после встречи 10 января 2018 года вероятность успешного завершения обмена резко возросла. 
Значит, вброс о введении Штатами персональных санкций против Виктора Медведчука ставит своей целью сорвать (во всяком случае – в обозримом будущем) процесс обмена. 
Можно, разумеется, выдвинуть целый ряд конспирологических версий на тему – зачем это нужно Вашингтону, который на словах выступает за закрепление позитивного эффекта от предновогоднего обмена пленными. Но, говорят, что в таких ситуациях необходимо использовать принцип Хэнлона: «Никогда не приписывайте злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью». 
Взяв на вооружение этот принцип, мы, скорее всего, придем к выводу, что громкое заявление Ивана Винника – это глупая попытка реализовать «три в одном». А именно: эффектно вернуться в информационное поле после рождественских каникул, продемонстрировать наличие неких эксклюзивных связей в Вашингтоне (мол, «УП» и самого Мустафу-в-Наём еще не поставили в известность, а меня – уже!) и реализовать свою персональную неприязнь к Виктору Медведчуку… А, также, понадеяться на ключевой отечественный принцип: «ложечки нашлись, но осадочек-то остался!»
Наверное, бессмысленно обращаться к разуму Винников и Ко, поэтому предлагаю родным и близким пленных/удерживаемых украинцев нарисовать мысленно картину – вместо Виктора Медведчука переговоры об обмене пленными ведет лично Ирина Геращенко. Или того пуще – Ирина Луценко, которую президент благодарил после успешного обмена 27 декабря, ставшего самым массовым за последние 3 года. После чего ответить на вопрос – Вы ожидаете их увидеть уже в феврале?! Какого года? Уж точно не 2018-го. 
Ну, а наяву хотелось бы, конечно, услышать реакцию американских представителей на заявление г-на Винника.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!