Сегодня на пресс-конференции главный редактор "Страны" Игорь Гужва и заместитель главного редактора Светлана Крюкова рассказали о давлении со стороны власти и обращении к международным организациям за защитой. "Страна" приводит полный текст пресс-конференции.

Светлана Крюкова: Очень коротко расскажу, кто мы такие и что с нами произошло, для тех, кто не следил за событиями. Мы  -издание Страна.ua, это молодой стартап журналистский, который был создан чуть более года назад. Мы собрались в одном месте коллективом очень талантливых и оперативных людей и попытались сделать независимое медиа. Но "попытались" – это мягко сказано, потому что, судя по тому, что сейчас с нами происходит, у нас получилось.

Собственно, чем мы занимались: мы пытались сделать независимый проект, который занимается резонансными расследованиями, пишет и делает интервью с людьми, у которых их никто не берет и которым никто не задает вопросы. Мы стали тем медиа, которое пыталось разоблачать коррупцию в ближайшем окружении президента. Мы были тем изданием, которое разоблачило схему провластной пропаганды, и мы были тем изданием, которое выпустило пленки Онищенко.

Люди, которые рас читают, знают много и других интересных материалов, но я хочу отметить, что с самого начала мы ставили перед собой три главных принципа работы – это скорость, эксклюзивность и правда. Похоже, у нас что-то получилось, потому что за год мы вошли в топ интернет-СМИ украинских медиа и получили свою аудиторию. Власти это не понравилось, наш успех задел интересы большого количества людей. И в итоге мы получили ответ. О том, что это был за ответ и какие последствия он повлек – я хочу передать слово Игорю Гужве, это главный редактор Страна.ua, и он расскажет обо всей этой истории.

Игорь Гужва: Добрый день. Это дело фабриковалось уже давно, это была длительная комбинация, которая началась еще в марте 2017 года. Ее смысл был в том, чтобы спровоцировать меня взять деньги за снятие материала или не публикацию какого-то материала и на этом построить дело о вымогательстве денег с нардепа Линько от Радикальной партии. Но эта провокация не удалась, несмотря на несколько уговоров со стороны человека по имени Антон Филипковский. Я отказался брать деньги за снятие публикации. Это было в мае этого года. После чего правоохранительные органы по заказу власти решили пойти ва-банк, ворвались к нам в редакцию, подкинули деньги и на этой основе сфабриковали против меня дело и задержали.

Естественно, эти события были не спонтанны, планировались они уже давно, и причиной были наши резонансные расследования, которые очень не понравились представителям Администрации президента, а также руководству других властных структур, включая силовые. Поэтому и была организовано фабрикация этого дела, которое уже сейчас, совершенно очевидно, не имеет никакого состава преступления с моей стороны.

Сегодня выступил с заявлением человек, который меня познакомил с упомянутым Филипковским, тем человеком, который мне предлагал от имени Радикальной партии снимать статьи о них и так далее. Он четко сказал, что 17 мая я ему перезвонил и попросил передать Антону Филипковскому, чтобы он не обращался больше ко мне с подобного рода предложениями. Естественно, если я уже тогда понимал, что это провокация и возможная подстава против меня, то естественно, я бы не стал никогда впоследствии брать деньги от Линько за снятие каких-то материалов. Это вполне очевидно. Этот человек, его зовут Кость Бондаренко, известный политолог, опубликовал это сегодня на своей странице в Фейсбуке. Это еще один гвоздь в гроб этого грубо сфабрикованного дела.

Но сейчас, к сожалению, нас не оставляют в покое, нам не дают спокойно работать. Власть продолжает свою атаку. Во-первых, идет жесткой давление на судей Апелляционного суда, которые сейчас должны рассматривать жалобу прокуратуры, которая хочет увеличить размер залога. Им, как заявил мой адвокат Андрей Смирнов, идет прямая установка от Банковой принимать решения против меня. Причем судьи говорят, что никогда еще в такой жесткой форме им вопрос не ставился. Для власти, видимо, является принципиальным моментом продолжить давление на нас и фабрикацию этого дела. Это одно направление.

Второе направление. В пятницу ко мне неожиданно подошли сотрудники СБУ и вручили повестку на допрос в ГПУ по делу о массовых убийствах на Майдане в феврале 2014 года. Доселе меня никто никогда по этому делу не спрашивал, не вызывал. То есть, очень странно такое совпадение – было сфабриковано одно дело, и тут меня вызывают по совершенно другому. Естественно, это вызывает очень серьезные подозрения.

И, наконец, третий момент. Возбуждено еще одно уголовное производство, которое фабрикуется сейчас против нас. Это производство о вмешательстве в личную жизнь политиков, а точнее, Антона Геращенко, народного депутата. Он был героем нескольких наших публикаций. Мы отследили дом, где он живет, машину, на которой его супруга ездит, и так далее. На основании этого он написал заявление, и сейчас против наших журналистов пытаются сфабриковать уже новое уголовное дело о вмешательстве в личную жизнь. Хотя, естественно, любой политик должен четко понимать, что если он становится народным депутатом, публичным лицом, то его личная жизнь четко ограничена принципами общественного интереса. Естественно, обществу интересно и важно знать, каков уровень расходов у тех или иных политиков, на каких машинах они ездят, в каких квартирах они живут, и как это соотносится с их официально задекларированными доходами. То есть это все является общественно значимой информацией, во всем мире ее так воспринимают, и естественно, нет никаких оснований обвинять нас во вмешательстве в личную жизнь Антона Геращенко. Тем не менее, наших журналистов вызывают на допросы, и мы видим в этом единую линию продолжения давления на наше издание.

И плюс к тому еще старые уголовные дела, которые были заведены ранее, по неуплате налогов, также сейчас пытаются против меня форсировать.

В связи с этим мы видим четкую установку властей на то, чтобы задавить наше издание, по возможности лишить меня свободы и возможности заниматься журналистской деятельностью, и, таким образом, уничтожить независимое СМИ, которое публикует общественно значимые материалы о власть предержащих. Ситуация сложная, и поэтому мы были вынуждены обратиться к послам стран Большой семерки, а также к главе представительства ЕС в Украине с просьбой о помощи. Об этом письме сейчас расскажет Светлана.

Светлана Крюкова: У нас очень короткое письмо, сейчас мы его переводим, и сегодня отправляем его всем представителям стран "Большой семерки" в Украине. Очень простое лаконичное обращение, которое я прочитаю. Мы просим внимания и защиты.

Мы призываем послов стран "Большой семерки" и Представительство ЕС, обратить внимание на давление на наше издание. Мы полностью открыты для диалога. Мы готовы рассказать обо всех деталях дела. Мы приглашаем вас в редакцию "Страны", чтобы показать, как мы работаем, и ответить на все ваши вопросы и снять огромное количество дискредитирующей информации, которая вылилась на нас за последний месяц.

Подчеркиваем, что сейчас мы боремся не только за существование нашей интернет-газеты, но и за право на свободу слова в Украине. Если властям удастся нас уничтожить, давление резко возрастет и на все остальные украинские СМИ. Мы считаем, что для власти принципиально создать прецедент, который позволит в дальнейшем комфортно и безболезненно провести предстоящие выборы. Поэтому мы еще раз подчеркиваем, что мы максимально открыты, мы готовы дискутировать, приглашать, двери нашей редакции открыты не только для сотрудников МВД, которые туда заходят без стука и разрешения. Они открыты для всех тех, кому интересна наша проблема и кто, возможно, захочет нам помочь.

К сожалению, апеллировать ни к украинскому президенту, ни к руководителям центральных органов исполнительной власти мы не можем, что очень плохо и чего не должно происходить в демократической стране, поскольку мы прямо считаем, что эти люди задействованы в травле издания Страна.ua.

Игорь Гужва: Я хотел бы дополнить. Действительно, мы считаем, что данный случай с фабрикацией уголовного дела против нас выходит за рамки отдельно взятого нашего издания. Это вопрос о свободе слова в целом в Украине. Сейчас власти на нашем примере пытаются запугать журналистов. Пытаются показать, что если журналисты будут лезть туда, куда не надо с точки зрения властей, то их постигнет участь "Страны" и ее главреда, то есть меня. Против них будут фабриковаться уголовные дела, их могут бросить в тюрьму в любой момент, то есть, у них не будет никаких прав. Именно это хочет сказать власть, фабрикуя против "Страны" и меня уголовное дело.

Поэтому я хочу подчеркнуть, что это вопрос крайне важный – вопрос того, как закончится эта история с фабрикацией против "Страны" уголовного дела. От этого зависит будущее свободы слова в Украине. Если сейчас оказать встречное давление на власти, остановить их, дать понять, что они не могут безнаказанно фабриковать уголовные дела против журналистов, то значит, у свободы слова есть будущее, и когда в следующий раз у властей возникнут какие-то вопросы, неприятие в отношении любого другого СМИ и какого-либо журналиста, они уже побоятся идти по беспределу, как они пошли в нашем случае.

Если же власть никто остановить не сможет и они будут продолжать давление на нас и пытаться парализовать нашу деятельность, это означает, что и далее возможны такие прецеденты в отношении любого СМИ и любого журналиста. Это очень важный момент, на который я хотел бы обратить внимание. Именно поэтому мы обращаемся к послам стран Большой семерки и главе представителсьтва ЕС в Украине с просьбой о помощи. Это не вопрос "Страны" и Гужвы, это вопрос прав и свобод человека в Украине.

Светлана Крюкова: Коллеги, задавайте вопросы.

Вопрос из зала: Как вы видите дальнейшее развитие ситуации или хотели бы видеть?

Игорь Гужва: Сейчас мы прилагаем все усилия, чтобы доказать и показать всю глубину фальсифицации этого дела. Естественно, мы не можем апеллировать к властным институтам, которые являются гарантом прав и свобод человека в Украине, в частности, к президенту и другим руководителям государства, потому что очевидно, что они если не прямо причастны, то, по крайней мере, потворствуют всем действиям, которые осуществляются против нас. Поэтому мы и обращаемся к послам, и мы будем постоянно апеллировать к общественности, чтобы для всех стала очевидна сфобрикованность обвинений. И, естественно, в рамках действующего законодательства будем защищать свои права и делать все, чтобы это дело кануло в Лету.

Светлана Крюкова: Если позволите, я добавлю. Вселяет оптимизм тот факт, что у нас, как оказалось, есть очень много читателей и людей, которые нас поддерживают. Мы могли бы легко бросить это дело – подумаешь, одно издание, второе. Но оказалось, есть люди, которые просят нас не отступать. Это первое. И второе – у нас с Игорем нота оптимизма, видимо, разная по отношению к этому делу, потому что он все-таки больше пострадал. Понятно, что вся эта история очень стрессовая. Но лично я в этом вижу один позитивный кейс.

Очень много мы писали о разных коррупционных схемах, о разных крупных фигурантах во власти, которые занимаются нехорошими делами. Ну, например, мы описывали историю с Алексеем Филатовым – это один из ключевых юристов Администрации президента, который, по словам многих судей, которых мы опрашивали, и адвокатов, дает прямые распоряжения политического характера судьям различных инстанций, в частности, Апелляционного суда. Мы об этом писали, описывая истории судебных процессов других людей. Однако теперь мы оказались сами непосредственными фигурантами, субъектами процессов, в которых поступают точно так же. И мне наверняка известно, что сейчас поступают такие команды, о чем сказал Игорь. И понятно, что расследовать эту историю будет вдвойне интереснее, мы уделим этому намного больше внимания и уж точно докопаемся до правды, как устроена эта схема давления.

Таких инцидентов очень много – о том, как давят на суд, каким образом фабрикуются дела, как это все происходит. То есть, с точки зрения журналистики это, конечно, максимально интересная история. Конечно же, она стрессовая и выбивает нас – но не сильно – из колеи, и в целом мешает нашей работе. Поэтому параллельно мы будем всячески заручаться поддержкой не только читателей, но и международных организаций, чем и займемся в ближайшее время.

Вопрос из зала: Хочу уточнить по делу Антона Геращенко. Вы говорили, что есть уже третий кейс. Что вам известно об участии Антона Геращенко, внесены ли данные в ЕРДР, какой там статус, есть ли подозреваемые, свидетели, что вы еще можете об этом рассказать?

Игорь Гужва: Пока наших журналистов вызывают как свидетелей по этому делу – тех, кто непосредственно занимался подготовкой этих материалов. Детали, я думаю, мы узнаем после первого допроса. На допрос их вызвала именно Служба безопасности Украины.

Светлана Крюкова: Антон Геращенко еще три месяца тому назад рассказывал, что "Страна" покушалась на него. То есть получается, у радикалов мы вымогаем, на Геращенко мы покушаемся. Хочу попросить Антона Геращенко иногда вспоминать о том, что он политик, причем представляющий провластную силу, и немного осторожнее относиться к своим словам, чтобы он так далеко не зашел в своих заявлениях.

Ранее "Страна" писала, что Банковая запуталась в терминах, давая указание взять под стражу Гужву.

Также мы сообщали о доказательствах, согласно которым ясно, что дело против главреда "Страны" сфабриковано.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!