После избрания Дональда Трампа всплыло его интервью 1990 года, опубликованное в Playboy, в котором он рассказывает о своем отношении к русским и объясняет, почему не хочет баллотироваться в президенты.

"Страна" собрала тезисы знаменитого интервью. 

Фото: Playboy

О любви простых американцев

Богачам я нечасто нравлюсь, но работяги меня любят: они знают, что я вкалывал и построил все сам, а не унаследовал от отца. Я всего этого достиг сам. Буду распоряжаться нажитым, как захочу.

О доверии к людям

Я очень скептически отношусь к людям; это следствие инстинкта самосохранения. Думаю, что дело до людей, к сожалению, есть только им самим. Сейчас очень многим полезно меня любить. Но если дела пойдут плохо, перестанут ли звонить телефоны, исчезнут ли те, кто меня сейчас целует в задницу? Мне нравится проверять дружбу на прочность… Все в жизни для меня психологическая игра, серия задач, которые ты либо решаешь, либо нет. Я постоянно проверяю на прочность тех, кто на меня работает.

О смертной казни

Если мы хотим вернуть закон и порядок на улицы наших городов, нам нужна смертная казнь, нам нужна сильная полиция. После того текста о смертной казни мне пришло 15 тысяч писем со словами поддержки. И десять, или чуть больше, от несогласных... Никто не может сказать, что смертная казнь не останавливает преступников. Мы либо ее вернем, либо наше общество сгниет. Оно гниет на наших глазах.

О поездке в Советский Союз в 1986 году

Вся система — это просто катастрофа. Там скоро будет революция; все к тому идет, демонстрации, пикеты. Россию понесло и правительство об этом знает. Вот моя претензия к Горбачеву — он слишком слаб. Я думаю, его свергнут — он показывает просто невероятную слабость. У них внезапно — впервые за все это время — начались шахтерские забастовки, понизу пошло. Все кончится революцией. Тем не менее Горбачева все нахваливают как замечательного политика — и нужно продолжать нахваливать, он СССР разрушает. Но его слабость будет стоить ему и его дружкам того, что они больше всего ценят — их работы.

О должности президента

Я не желаю быть президентом. Я уверен в этом на сто процентов. Я изменю свое мнение только если увижу, что страна летит к чертям.... Я не хочу быть президентом. Мой фонд многим помогает — а за синей птицей я не гонюсь. Если бы я избирался, я бы победил как демократ, а не как республиканец. Не потому, что я либерал, я-то консерватор. Но работяги меня бы и избрали. Я им нравлюсь. Когда я иду по улице, мне таксисты из окон кричат.

О ядерной войне

Я всегда её обдумывал. Ядерная война в моей картине мира — важный элемент. Это величайшая из возможных катастроф, величайшая из угроз всему миру — и никто не обсуждает ее детали. Это как с болезнью — никто не верит, что заболеет, пока не заболеет. Никто не хочет об этом говорить. Я считаю, величайшая глупость — вера людей в то, что ядерной войны не будет, потому что, дескать, все знают, насколько она будет разрушительна. И это полнейшая херня...

Он (президент Трамп - Прим.Ред.) бы верил в превосходящую военную силу. Он бы никому не доверял. Он бы не доверял русским; не доверял бы нашим союзникам; у него был бы огромный арсенал, он бы доводил его до совершенства и разбирался, как все работает. 

Перевод: Григорий Николаев, "Спутник и Погром"

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости