В России стали известны детали спецоперации по задержанию начальника главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Следственного комитета России (СКР) Михаила Максименко. Как передает "КоммерсантЪ", чтобы получить компромат на него, сотрудники управления "М" ФСБ заложили прослушивающее устройство в ранее подаренный ему ими же самовар с символикой спецслужбы.

Благодаря информации с этого "жучка" сразу трое высокопоставленных сотрудников СКР получили обвинения в получении взяток от вора в законе Захария Калашова (кличка Шакро Молодой).

Вчера, 6 октября, Мосгорсуд оставил их всех под стражей до 19 декабря.

На слушаниях в Мосгорсуде фигуранты коррупционного скандала Михаил Максименко, руководитель управления собственной безопасности (УСБ) комитета Александр Ламонов и первый замначальника ГСУ СКР по Москве Денис Никандров заявили о незаконности оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ), которые в их отношении проводили сотрудники ФСБ. При этом обвиняемые утверждали, что данные, полученные в ходе ОРМ, никак не доказывают их причастность к получению взяток.

Санкцию на проведение ОРМ в отношении полковника СКР Максименко, выдал председатель судебного состава по делам военнослужащих Верховного суда Игорь Крупнов еще 23 декабря прошлого года.

Произошло это ровно через неделю после перестрелки у ресторана Elements на Рочдельской улице, в которой участвовали люди Шакро. Отметим, что в это время прослуживший более 20 лет в спецназе санкт-петербургской милиции господин Максименко находился в больнице.

У офицера, по данным его знакомых, в очередной раз обострились заболевания, связанные с полученными на службе травмами. Первую контузию он получил еще в 1995 году в Чечне, вторую — в 2009 году вместе с председателем СКР Александром Бастрыкиным при взрыве бомбы, оставленной террористами у пущенного под откос "Невского экспресса" (пострадавшие участвовали в осмотре места происшествия). В больницу же полковник попал из-за проблем с позвоночником, который повредил еще будучи бойцом СОБРа, выпав во время спецоперации с шестого этажа.

Между тем, воспользовавшись отсутствием хозяина, сотрудники ФСБ с судебной санкции установили "жучки" в квартире и служебном кабинете господина Максименко.
 
Причем для последней закладки был использован электросамовар с логотипом ФСБ и надписью: "Управление "М"" (борется с коррупцией в правоохранительных органах), подаренный полковнику чекистами на какой-то праздник.

По данным источника "Ъ", после выписки из больницы господину Максименко вместе с сослуживцами удалось обнаружить "закладку", однако предпринимать в связи с этим какие-либо действия они не стали.

"У меня тут напихано, и слава богу. Пусть видят, что я нормальный и взяток не беру", - так, в частности, объяснил свое отношение к прослушке сам господин Максименко, а соответствующая фраза попала в его будущее уголовное дело.
 
Запись, которая касалась генерала Никандрова, была получена уже весной этого года. Как следует из расшифровки, 4 марта господин Максименко вызвал его на беседу, связанную с инцидентом, произошедшим в здании ГСУ СКР.

"Мне доложили, что у тебя там адвокат со следователем подрался. Это правда?" - спросил полковник у генерала. "Мне ничего об этом не известно", - ответил последний, пообещав разобраться. Тогда господин Максименко поинтересовался у своего собеседника, что происходит с делом по Рочдельской, и получил примерно такой ответ: "Да так, вялотекущая стадия, воры все сидят".

"А почему следователя поменяли?" - спросил полковник. "Он молодой был, у него жена рожает, поэтому передали в другой отдел", - ответил его собеседник. Отметим, что впоследствии ФСБ пришла к выводу, что следователя, который не выполнял его распоряжения, господин Никандров отстранил от дела не по семейным обстоятельствам, а за взятку. Другой следователь смягчил обвинения, предъявленные подручным Шакро.

В уголовном деле говорится, что взятка составила не менее $500 тысяч. В материалах ОРМ действительно упоминается эта цифра, правда без указания вида валюты.
 
Денежный вопрос обсуждался в кабинете господина Максименко 12 мая. Правда, тогда полковник разговаривал уже с начальником УСБ комитета Александром Ламоновым.

"Те 500, что нам выделили, у меня в сейфе. Из них 200 нужно Крамару отдать" (речь, возможно, шла о начальнике управления СКР по Центральному округу Москвы Алексее Крамаренко, который стал свидетелем по делу). Как утверждают знакомые полковника, зная о прослушке, тот якобы сам попытался переиграть чекистов. Сообщив о деньгах, которых на самом деле в сейфе не было, он рассчитывал спровоцировать оперативников на силовую операцию в офисе СКР, а когда она провалится, избавиться от их опеки. Однако за полковником и его замом, прождавшим около часа, никто не приехал.

Остальные переговоры между чиновниками СКР оказались "пустышками". В суде одну из таких записей генерал Никандров назвал "трепом поддатых мужиков". Причем, на записях старшие офицеры, что называется, за рюмочкой жаловались друг другу, что их "обложили" со всех сторон и "потихоньку давят".

"Уже доложили Бортникову и Бастрыкину, что мы встали на сторону бандитов". По версии самих обвиняемых, они оказались в СИЗО из-за конфликта с управлением "М" - связан он якобы был с кадровыми назначениями в комитете.

Ранее "Страна" показала фото интерьера особняка арестованного вора в законе Шакро Молодого.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости