Прошлой ночью в международном аэропорту Израиля объявили чрезвычайную ситуацию. Самолет авиакомпании UP (дочерняя компания израильской Эль Аль) вылетел из Тель-Авива в Киев. Вскоре экипаж сообщил о неисправности на борту и запросил разрешение на аварийную посадку в Тель-Авиве. Среди 182-х пассажиров на борту авиалайнера находился известный киевский бизнесмен Гарик Корогодский. В коротком блиц-интервью “Стране” он рассказал, как боролся со стрессом при экстренной посадке.  

— Что происходило на борту самолета при посадке?

— Был стресс. Семерым потребовалась медпомощь: сердце, нервы. После того как приземлились, все очень живо брали талончики на питание.

— Что за талончики?

— Мы же задерживаемся, ночь, и компания «Эль Аль» дает талончики на drink — чай, кофе. Это был третий самолет за полет. Первый вообще не взлетел. Вылет был запланирован на шесть вечера. Пассажиров продержали в нем более часа, а после поменяли борт. Сказали — не работал кондиционер. Взлетели на втором. И вскоре сообщили, что сесть будет проблемно из-за поломки шасси. Посадка будет аварийной. В Тель-Авиве. Зато нам дали широкий выбор: вручили карточку, где было предложено выбрать одну из четырех поз при аварийной посадке.

— Каких поз?

— Поз при посадке. Одна — обхватить руками голову. Вторая — положить руки на переднее сиденье и голову спрятать между ними. Doggy-Style не было.

— Вы летели бизнес-классом? Или как простой смертный — в экономклассе?

— На этом самолете нет такого понятия, как «бизнес-класс». Есть понятие «комфортный эконом» - на этом рейсе. Он похож на бизнес МАУ.

— Как себя вел экипаж в стрессовой ситуации на борту?

— Спокойно. Всем видом они вселяли уверенность, что все хорошо. У «Эль Аль» всегда взрослые стюардессы. Они взрослые, опытные, спокойные, им прилично лет.

— Это европейская практика, на скандинавских рейсах можно встретить бабушек в стрейчевых юбках под 60 лет.

— Вот сегодня нас такая обслуживала. Бабушкой ее назвать нельзя. Она шустрила, бегала. Со стороны, из новостей, вся эта история с посадкой выглядит намного страшнее, чем внутри, на борту самолета.

— Изменятся ли ваши предпочтения при выборе авиакомпании в будущем?

— Б…ть, я уже боюсь летать. Хотя «Эль Аль» прекрасная компания. Мне же чем-то надо летать в Тель Авив. Буду опять выбирать из двух говн.

— «Эль Аль» славится своей строгой системой безопасности.

— Они все проверяют. Но такое вот техническое обстоятельство и совпадения, что два самолета в один рейс оказались проблемными — это, конечно, настораживает.

— Не фарт.

— Да нет, это фарт. Я написал приличное завещание, пока садился в самолет. Более того, я его написал и сфотографировал на телефон. Подумал: если компьютер разобьется, телефон останется.

— Кому-то успели отправить завещание?

— Я пытался его отправить. Мне телефон все время давал ошибку. "Попробуйте еще...". Чего? Какой б..ть?! Знаете, есть хороший анекдот, как еврей пишет завещание.

— Расскажите.

— Жене Сарочке завещаю $300 тыс., деткам — по $150 ты.с, брату — $100 тыс. Потом остановился писать и произнес: «Б…ть, где я возьму столько денег?»

— Главный вопрос — кому вы завещали белую «Теслу»?

— А… «Тесла», точно… Я в завещании разрешил сыну второй раз взять килт. У нас были жесткие терки на этот счет. Я ему килт не давал. В завещании дал. Сейчас заберу.

— Если честно, вы перепугались?

— Я так не чувствовал, что ссыканул, а по пульсу чувствовал. Померял. Было 70 — во время посадки. А обычно 56. То есть, образно говоря, не ссыканул, а лишь письнул в штанину.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости