Вчера в Киеве состоялась пресс-конференция украинских моряков, которые вернулись домой из России.

Они находились под арестом с конца 2018 года – после того как их захватили россияне у берегов Крыма.

Тогда, в ноябре, украинские военные корабли пытались войти из Черного моря в Азовское через Керченский пролив. Однако РФ их не пропустила. При попытке покинуть акваторию, которую Россия считает своей, украинские суда были задержаны – со стрельбой и тараном.

Этот инцидент в Украине и мире толковали двояко. С одной стороны – как агрессивное поведение России, которая не имела права задерживать украинское судно в международно признанных водах Украины.

С другой – как провокацию экс-президента Петра Порошенко, который заведомо послал моряков на конфликт, после чего ввел военное положение в стране и попытался отсрочить президентские выборы. По этому поводу в Украине даже открыто уголовное дело о попытке узурпации власти.

В контексте этого дела вернувшиеся моряки – идеальные свидетели для следствия, в котором фигурирует Порошенко. Тем интереснее было проследить за пресс-конференцией. "Страна" разбиралась, что стало понятно после первого появления пленных моряков на публике.

Что заявляли моряки в Киеве

Говорил в основном командир 1-го дивизиона кораблей охраны рейда морского командования ВМСУ Денис Гриценко. Приводим его главные цитаты.

О самом переходе Керченского пролива. "Переход был плановый. Ребята выполняли распоряжение. Был инструктаж и по поводу возможных действий со стороны РФ. Мы знали, куда мы идем. Нас предупредили, что могут быть разные нестационарные действия или провокации. Но мы шли туда с мирными целями".

О том, почему матросы не открывали огонь. "Понимаете, мы шли туда не с целью применения оружия", – сказал Гриценко. По его словам, керченская ситуация была непредсказуема ни для одной, ни для другой стороны. "Это очень нештатная ситуация. Приходилось принимать решения на месте, здесь и сейчас. И я принял такое решение", – сказал командир Денис Гриценко.

"Мы шли туда не с целью использовать оружие. Это был мирный переход, есть нормы международного морского права и договор между Украиной и Россией об использовании Керченского пролива. Эта ситуация, на мой взгляд, не была предположена ни одной стороной. Никем. Это очень нештатная ситуация, из которой решение приходилось принимать здесь и сейчас… РФ в неофициальной обстановке просила выйти за 12-мильную зону и ждать. А уже часа через 3-4 они выработали стратегию, на мой взгляд, и они уже были готовы действовать по своему сценарию, скажем так…"

Как вели переговоры с россиянами. "Планово я вышел в эфир, за четыре часа, дал координаты. Нам пришли подтверждения, они есть до сих пор. Мы переговаривались с Керчпогранконтролем, они говорят – да, проходите, параллельно береговая охрана ФСБ говорит – мы вам запрещаем проход в 12-мильную зону. Они обвинили нас, что мы не предупредили их заранее о проходе. Потом сказали, что не разрешают движение в связи с погодными условиями. Я не знаю, кто там сидел – представители власти или ФСБ.

Когда все началось, мы вышли из Керченского пролива и нам еще 12 миль было идти до нейтральных вод, был записан "голос Левитана", как в советские часы "От советского информбюро". Это были подготовленные записи "Вы нарушили государственную границу Российской Федерации". После выработки стратегии у них была команда остановить нас всеми имеющимися средствами. Я принял решение играть теми же монетами. Я включил все каналы, знал, что находятся рядом суда – пусть тогда знают все. Я полтора часа говорил, что мы такие-то, движемся, оружие не применяем".

Почему шли в Бердянск. "Насчет присутствия в Черном море кораблей ВМС решение приняло СНБО в 2018 году. Два корабля предварительно были туда передислоцированы. Планово было еще две единицы".

О первых часах после задержания. "Вначале это была агрессия. Относились к нам не как к людям. Но после того как ситуация была освещена в СМИ, ситуация изменилась. Отношение поменялось. Даже с опаской к нам относились. Но тюрьма есть тюрьма. Там нет друзей… но даже надзиратели стали относиться более гуманно со временем. Ну маленькая камера, потолок, постоянно горит свет, на душе – тоска и горе. Как-то так. 

… Относительно первых часов после задержания, это было психологическое напряжение, давили всеми средствами, ребят по-разному выводили и говорили "вас уже посадили", "вас послали на убой". Давили психологически. Там были психологи и адвокаты, которые говорили, что надо падать в колени судьям, целовать мантию, говорить, что виновен – и тогда с нами будет что-то хорошее… Но после того как зашла коллегия адвокатов, была выработана стратегия руководством государства, то уже ситуация была стабильна и ребята чувствовали, что есть щит". 

Про оценку действий после освобождения. "Изменил бы ли я свои действия? Было очень много времени на анализ ситуации. Был момент в "Лефортово", когда я сам себя психологически довел до того, что один глаз у меня дергался постоянно, а второй почти перестал видеть. Из-за того, что я эту ситуацию постоянно осмысливал. У меня люди ранены, может, я виноват, прошло время, я разобрал все ситуации, которые могли случиться. Может, Бог меня вел, может, третья сила. Мы сделали все, что нужно было. Было бы иначе, может быть, нас не было бы".  

Будут ли продолжать службу. "Мы военнослужащие ВС Украины. Я этим горжусь, как и другие ребята. Если нужно поехать и выполнять распоряжение, я готов сейчас. Я на 100% уверен, что и остальные тоже. Все 24 моряка готовы продолжить службу в рядах ВС Украины".

Кроме Гриценко слово взял главный старшина Олег Мельничук, командир рейдового буксира "Яны Капу". Он заявил, что его экипаж действовал согласно установленным правилам.

Мельничук вспомнил, как экипаж переходил Керченский пролив: "Во время перехода экипаж действовал очень слаженно, согласно всем установленным правилам, все держались. Большое спасибо экипажу за все, что они прошли со мной и я прошел с ними", – сказал Мельничук. "Большая благодарность рулевому Семачко Юрию Александровичу, который все делал, чтобы избежать больших толчков нападения", – отметил Мельничук.

Старший матрос Андрей Артеменко, получивший ранение, рассказал, что россияне лечили его сначала в Керченской больнице, потом в "Матросской тишине".

"При обстреле получил ранение нижних конечностей, руки и травму глаз. Первую медицинскую помощь мне и другим оказали члены экипажа. Потом на катерах нас направили на один из катеров РФ, потом нас транспортировали в Керченскую больницу, где продолжали лечить. Ну, конечно, не в полном объеме. Потом продолжали лечить в "Матросской тишине", но проблемы остались…" – заявил Артеменко.

Что стало понятно после пресс-конференции

Первое, что бросается в глаза, – это противоречие в показаниях командира боевых катеров.

Сначала Денис Гриценко говорил, что "мы знали, куда идем", и получали серьезный инструктаж о возможных провокациях – то есть моряков готовили к столкновениям. Однако ниже он заявил, что ситуация была непредсказуемой и нештатной.

Однако если моряков готовили к провокациям, то попытка взять их в плен вряд ли могла быть "непредсказуемой".

Второй вывод из слов капитана – он считает, что такое развитие событий не предполагала и Россия ("Эта ситуация, на мой взгляд, не была предположена ни одной стороной. Никем"). То есть моряки не верят, что против них в Крыму готовилась провокация.

Третий вывод – моряки не упоминают, что Украина заранее просила разрешения на проход трех кораблей, которые были захвачены в ходе столкновения. Они только привели позицию российских диспетчеров, которые заявили, что запроса на проход не было.

По всей вероятности, моряки, отправляясь в столь опасное путешествие, должны были знать, запрашивала ли Украина у РФ права на проход. Ведь от этого зависит, будет ли конфликт с береговой охраной и ФСБ.

А он вполне мог быть: впервые через Керченский пролив шли вооруженные боевые корабли ВМС Украины. И было логичным предположить, что россияне так просто их пропускать не станут. Особенно, если их заранее об этом не поставили в известность с украинской стороны.

Разумеется, Киев не обязан брать у России позволение на проход своих кораблей по своему (де-юре) проливу. Но реальность выглядит иначе. И те, кто посылал моряков на явный конфликт, должны в итоге объяснить, чем они руководствовались и предполагались ли такие последствия. 

А также – кто является инициатором всей этой операции. Кто конкретно отдавал приказ об экспедиции катеров и корабля-буксира в Азовское море. 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!