Сегодня исполняется 150 лет со дня основания Юзовки - города, который более известен как Донецк. 

Роль Донецка в истории Украины трудно переоценить. Он дважды прямо противостоял Киеву - первый раз после революции 1917 года. Второй - почти через сто лет, уже после Евромайдана. 

При этом в советское время Донецк как столица Донбасса был столпом украинской республики, одним из ее индустриальных центров. А в конце 80-х шахтеры региона помогали - пусть и невольно - создавать уже независимую Украину. 

Сегодня вокруг этого мегаполиса идет война - не только "горячая", но также война смыслов и образов будущего для самой Украины.

"Страна" вспомнила историю города и узнала, что говорят о юбилее сами дончане. 

Хроники Донецка. Кратко

Город был основан в 1869 году и представлял собой конгломерат рабочих поселков. Здесь начал активно строить промышленные предприятия англичанин Джон Хьюз - отсюда и первое название Донецка - Юзовка. 

Параллельно Юзовке осваивался и весь Донецкий бассейн - залежи угля и железной руды, а также близость к портам на теплых морях формировали идеальный бизнес-климат. Сюда ринулись инвесторы со всего мира, на создаваемые промышленные предприятия ехали работать люди со всей Империи и край приобрел славу "русской Америки". 

После революции Донецк стал частью "Донецко-Криворожской республики" - образования, которое возникло примерно одновременно с УНР в Киеве. ДКР тяготела к большевикам, которые захватили власть в России. 

Однако вскоре Ленин передал Донбасс в состав УССР. 

В сталинские времена город получил название Сталин, позже видоизмененное под Сталино. Этот период стал ренессансом всего Донбасса: всесоюзная власть начала активно строить металлургические и угольные предприятия, превращая регион в главную промышленно-сырьевую базу всего Союза.

Эта практика, с перерывом на войну, была продолжена и при других руководителях советской империи. 

После смерти Сталина город получил свое сегодняшнее название - Донецк. А в апреле 2014 года он стал столицей так называемой "Донецкой народной республики", отколовшейся от Украины при активном содействии России.

В этом состоянии Донецк и пребывает по сей день. И судьба его пока не определена: вернется ли он в Украину, вольется в Россию или так и останется в качестве столицы непризнанного государства. 

Донецк и Украина. На стыке двух империй

Как уже говорилось, первые ростки промышленности на Донбассе были плодом усилий иностранных инвесторов и русского имперского правительства. Это был именно всероссийский проект - как и позже возрождение региона стало всесоюзной, а не только украинской задачей. 

В целом промышленная элита всего юга России тяготела к созданию единого территорального образования, которое бы строилось не по губернскому принципу, а по экономически обусловленной границе. Весь индустриальный район от Донбасса до Приднепровья с месторождениями угля и железной руды был разделен между разными губерниями, что усложняло экономические связи. 

Эта идея имела влиятельных сторонников и была близка к реализации - но в дело вмешались Первая мировая война и революция. Тем не менее возникшая в 1918 году "Донецко-Криворожская республика" повторяла контуры, начертанные еще дореволюционными промышленниками: Харьков, Луганск, Екатеринослав (нынешний Днепр), к которому и административно относилась та же Юзовка, а также Кривой Рог. Они провозглашали себя автономией в составе советской России. 

Учитывая, что на все эти города заявляла претензию появившаяся в Киеве Украинская народная республика, было понятно, что отношния между ДКР и УНР будут как минимум натянутыми. При этом руководство большевиков без особого энтузиазма воспринимала попытки созать отдельную "донецкую республику", а видело более целесообразным соединить ее с созданной тогда же украинской советской республикой, чтоб взять властьв Киеве. Формально так и было сделано и первый приход большевиков в Киев был обеспечен, в том числе, и силами отрядов из Донбасса. Правда, уже вскоре всю современную территорию Украины оккупировали немецкие войска.  

А после того как немцы, потерпевшие поражение в Первой мировой, покинули Украину, и там воцарились большевики, к идее ДКР уже не возвращались - ее окончательно "влили" в УССР. По расхожей версии, это было сделано, чтобы повысить долю пролетарского элемента в аграрной Украине. Индустриальные рабочие быстрее, чем крестьяне воспринимали идеи коммунистов. 

То есть Донбасс стал своеобразной "красной торпедой" для Украины, разрушавшей идею моноэтнической и в целом аграрной республики. 

Впрочем, и сам он стал понемногу украинизироваться - Сталин проводил политику "кореннизации", и регион в директивном порядке переводил образование, прессу и делопроизводство на мову. Разумеется, не такими методами, как сегодня - фильмы в кинотеатрах не дублировались, а о "мовной полиции" и мысли не было. То есть шли по пути двуязычия, а не доминирования одного языка. 

С тех пор и до 90-х все в отношениях Киева и Донецка было ровно. Более того, город был даже несколько в стороне от больших политических игр, уступая  "питомнику элиты" Днепропетровску, чей выходец Леонид Брежнев даже возглавлял СССР самое продолжительное время после Сталина - 18 лет. 

От части независимой Украины - к "ДНР"

Свою политическую роль Донецк сыграл накануне развала Союза - впервые за весь советский период здесь произошла массовая забастовка шахтеров. Они требовали улучшения условий труда и его оплаты. Хотя, отметим, и до этого горняки, по меркам Союза, получали очень много. 

Стачки не утихали до 1991 года, когда часть шахтерских лидеров даже выдвинула политические требования и влилась в Народный рух - партию, выдвигавшую идею независимости Украины. 

И, хотя основная шахтерская масса была далека от этой темы, свою роль в развале СССР эти стачки сыграли. Горняков усиленно убеждали, что их обирает Москва, а вот в независимой Украине они станут жить несравненно богаче. 

Реальность оказалась иной - и 90-е годы шахтеры встретили голодом, задержками зарплаты по полгода и полным сломом всего социального обеспечения. Но было уже поздно. А новые попытки массовых стачек - уже в Украине - закончились арестами. 

На излете 90-х экономический провал начал выравниваться. И оформилась новая донецкая бизнес-элита, которая начала поглядывать в сторону Киева. Ведь только получив центральную власть, можно было защитить свои активы от конкурентных групп - например, "днепропетровских".

Итогом стало восхождение к власти Виктора Януковича - сначала при Леониде Кучме он стал премером, а через несколько лет - президентом Украины. 

Это был отнюдь не безоблачный процесс: первую попытку Януковича стать президентом "сбили" Майданом 2004-2005 годов. После чего донецкие элиты, почуяв угрозу своей собственности, пригрозили Киеву отделением и провели съезд в Северодонецке.

Но Ющенко смог договориться с регионалами, и ситуация удержалась в русле политических приличий. 

А вот второй Майдан полностью зачистил власть от дончан и договариваться уже не собирался - что сразу поставило под угрозу их активы (в Украине, повторимся, большие активы неотделимы от власти). Именно с этим и связывают вспышку сепаратизма на Донбассе в 2014 году. Местные элиты после событий в Крыму не стали мешать пророссийским митингам на Донбассе, чтобы припугнуть Киев. Но в итоге ситуация вышла из-под их контроля и была перехвачена - местным антимайданом и Россией. 

С тех пор сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны донецкие бизнес-элиты потеряли власть и теперь лишь встраиваются в проекты кланов-победителей на вторых ролях. С другой - Донецк теперь оказывает на Украину едва ли не большее влияние, чем раньше. В качестве столицы так называемой "ДНР", с которой уже пять лет воюет Киев.

Эта война связывает ресурсы Украины, отпугивает инвесторов и мешает стране развиваться. В ходе этого конфликта Донецк стал впервые открыто пророссийским. И теперь, если он вернется в Украину, это будет уже не тот идеологически индифферентный город, каким он был раньше. 

Но даже в этом качестве его возвращение более выгодно Украине, чем нынешнее неопределенное состояние. При известной толерантности и уважении культурных потребностей региона, Донецк вполне можно интегрировать. Взамен получив окончание войны. 

Впрочем, ни прошлые, ни новые власти Украины такой толерантности проявлять не готовы. На той части Донбасса, которая подконтрольна Украине, закручивается спираль украинизации - в 100%-но русскоязычном Славянске в этом году не будет ни одного первого класса с русским языком обучения.

Да и политически власти Украины пока не готовы видеть Донецк чем-то автономным от Украины - пусть и в рамках единого государства. Хотя именно этот статус и прописан в подписанных Украиной Минских соглашениях.

Сторонники этой политики объясняют ситуацию так: Россия снова хочет сделать Донбасс "торпедой" для Украины, которая в итоге не сможет построить узко-националистическое государство и влиться с ним в евроатлантические структуры. 

Правда эта версия разбивается, если вспомнить, что с войной на Донбассе сделать все это будет еще труднее. НАТО не принимает страны с территоральным конфликтами и войнами. А экономический упадок, вызванный войной на Донбассе, отдаляет Украину от ЕС сильнее, чем двуязычие и культурная толерантность. Которые для того же Евросоюза - норма. 

В этом смысле возврат Донецка, пусть и в качестве региона с особым статусом, наоборот приблизит Украину к Европе, а не отдалит. 

Что говорят дончане о юбилее города

Жители Донецка - как уехавшие, так и живущие там - сегодня пишут посты в соцсетях. Они поздравляют свою малую родину и рассуждают о ее будущем. 

Волонтер Энрике Менендес пишет, что несмотря на смутные времена, Донецк ждут блестящие перспективы. 

"Сегодня 150 лет Донецку.

Годом основания Донецка считается 1869-й, но было бы ошибкой считать, что до этого на месте города не было ничего. На самом деле, на территории, которую сейчас занимает Донецк было множество посёлков, хуторов и рудников с жилыми поселениями и до того, как британский, а точнее валлийский промышленник Джон Хьюз основал здесь сталелитейное производство. Тогда это поселение стали называть Юзовка. Завод, известный сейчас как ДМЗ – Донецкий металлургический стал тем центром притяжения, вокруг которого возник мегаполис.

Ещё в конце XVIII века в районе, где сейчас находится Партизанский проспект (Киевский район), существовало поместье Александровка, где уже добывался уголь. Юридически эта часть будущего Донецка относилась к Бахмутскому уезду Екатеринославской губернии. А за рекой Кальмиус, где сейчас находятся Калининский, Пролетарский и Будёновский районы города, уже была территория Войска Донского. Поэтому её называли "донская сторона" и это сохранилось до наших дней в названии микрорайона Донской.

Землями владели множество помещиков – Рутченко, Ларины, Ливены, Смоляниновы (узнаёте, дончане, неформальные названия районов?), но только появление энергичного предпринимателя Хьюза придало масштаб как добыче угля и появлению промышленного производства, так и развитию города.

Я переехал в Донецк из Артёмовска (ныне Бахмута) в 2001 году. И полюбил этот город всем сердцем, правда не сразу. Какое-то время я мечтал о переезде в ещё более крупные города, в Киев или Москву, которые ассоциировались у меня с большими возможностями. Но постепенно, я нашёл удивительный кайф в том, чтобы вкладывать себя в развитие своего города и заразился популярной у дончан болезнью – мы хотим всё лучшее сделать у себя.

Историей города меня заразил Евгений Ясенов , известный донецкий журналист. Когда я прочитал его книгу "Прогулки по Донецку" я по-новому посмотрел на этот город и уже не смог остановиться, читая всё, что попадалось по истории Донецка. В 2014 году это увлечение расширилось до всего Донбасса.

Война только усилила мои чувства к городу. Самые страшные дни в 2014-15 годах я пережил в Донецке, стараясь помогать людям, оказавшимся в этой ситуации. С 2016 года, после запрета на проживание в Донецке со стороны ДНР я живу на два города – Киев и Краматорск. Естественно, что ни там, ни там я не чувствую себя дома и намереваюсь вернуться в Донецк, когда для этого представится лучшая возможность.

А сегодня я от всего сердца поздравляю всех дончан со 150-летием города и всех шахтёров с профессиональным праздником. Мы переживём эти смутные времена, как это уже бывало раньше. Я ни капли не сомневаюсь в блестящем будущем, как Донецка, так и всего Донбасса.

Поднимаем бокалы с нашим традиционным тостом: "За вас, за нас и за Донбасс"! С праздником, дорогие и любимые земляки!"

Журналист Дмитрий Шишкин, руководивший донецкой газетой "Жизнь", написал стих в честь города. 

"С Днем города тебя любимый Донецк! 
Берегите все, что нам дорого
Берегите себя и детей, настоящих донецких людей,
Пусть звучит ДМЗ гудок
И шахтера с земли молоток-
Сердце бьется твое Донецк
В ритм встревоженных тех сердец
Что остались в краю родном
Где наш общий донецкий дом
Где умеют трудиться и жить
Самым малым совсем дорожить
Где умеют болеть за Шахтер 
След войны нас с земли не стер
Поздравляем Донецкий край!
Ты держись... только не умирай 
За шахтеров, за город роз
Поднимите сегодня тост!
Всех уехавших, оставшихся,
с Днем города!"

День рождения Донецка совпадает с Днем шахтера. Что неудивительно: это прежде всего шахтерский город. Донецкий краевед и журналист Евгений Ясенов делится своими впечатлениями о празднике. 

"Назвать День шахтера "поводом выпить" было бы слишком просто. Как и на Новый год, в День шахтера пили все. И, как и на Новый год, никто никого за это не упрекал. Казалось, что в День шахтера пили как-то по-особенному, красиво и благородно. А если кто и нажирался в хлам, то к нему со всех сторон протягивались лучики добра. Вечерний праздничный воздух, когда мало кто уже твердо держался на ногах, всегда был напоен умилением и состраданием. День шахтера уходил под добродушное ворчание немногих выживших - и, несмотря на изобилие пьяных рыл вокруг, парадоксально казалось, что мир стал немного лучше.

Рядом с нами жил заслуженный шахтер дядя Петя Авраменко. Он не был распиаренным героем типа Ивана Стрельченко, но на какой-то ветковской шахте считался бригадиром-передовиком. Со страниц многотиражной газеты он не сходил - оттуда постоянно смотрело его костистое лицо глубоко непьющего человека. Как ни странно, это почти соответствовало правде. Дядя Петя пил очень мало. На "бутылек" с бригадой выходил постоянно, но употреблял крайне скупо, а иногда и вообще отказывался - просто стоял в кругу товарищей, рассуждая на всякие подходящие темы. Но в День шахтера дядя Петя преображался. В его глазах появлялся маниакальный блеск. Уже с полудня он бесследно исчезал - и на закате его, мертвецки пьяного, приносили домой. Проспавшись, он возвращался к жизни блаженного Августина - до следующего Дня шахтера.

А двумя улицами ниже нас, ближе к кальмиусской балке, жил еще один заслуженный шахтер. Я не помню его фамилии, да и не факт, что когда-то знал. Его звали дядя Вася, и отмечал он с шиком. В День шахтера с компанией друзей - человек десять, не меньше - наряженные, как на дипломатический прием, они уходили праздновать. У них были свои любимые места, а особенно нравился им ресторан гостиницы "Шахтер", полностью соответствовавший их представлениям о прекрасном. Кроме того, он входил с названием праздника в некое концептуальное единство. Гуляли там они на всю катушку, денег не жалели - ну, сами понимаете, советские шахтеры многое могли себе позволить. Ресторанный персонал перед ними просто преклонялся, насколько он вообще был на это способен - и за их героический труд, и за их сказочные счета. Дяди Васина компания на этот день становилась в "Шахтере" чем-то вроде Махариши Махеша Йоги на гастролях в Лондоне. Но однажды вышла осечка.

Проблема была в том, что ресторан "Шахтер" облюбовали для себя ветковские бандиты. Обычно они шахтеров не трогали, отдавая им праздничный день на откуп. Но в тот вечер что-то пошло не так, и один из бандитов - причем не из последних! - по какой-то причине прицепился к дяде Васе. Ресторан "Шахтер" видал всякое, поэтому никто особо не удивился, когда районный гангстер достал длинный ножик и начал выписывать им сложные фигуры в непосредственной близости от дяди Васиного лица. О дальнейшем на следующий день с восторгом рассказывал весь поселок. Не тратя слов, дядя Вася своим каменным кулаком засветил бандиту прямо в лоб. Это был даже не нокаут - бандит рухнул, как будто его разом отключили от всех источников жизнеобеспечения. Разумеется, тут же повскакивали со своих мест дружи пострадавшего - но и за дяди Васиной спиной уже высилась суровая шахтерская армада. Короче, больше в тот вечер никто не пострадал. Потерпевшего увезла в больницу машина, и его благополучно откачали. Шахтерская компания спокойно догуляла до логического конца. Дядя Вася умер своей смертью - много лет спустя, от рака легкого. Почему бандит, придя в себя, не стал с ним разбираться, объяснить невозможно, если не верить в особую магию Дня шахтера. В этот день им действительно можно все...".

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!