Допрос в ГБР: Порошенко и сыновья

Экс-президент Порошенко вчера показал всей стране, насколько он хозяйственный семьянин и хороший психолог. У всех украинских миллиардеров дети проводят каникулы на заморских островах, и только у Петра Алексеевича работают на митингах, с молодых лет приучаясь самостоятельно зарабатывать деньги. И, опять же, хозяйственно поступает: сам оплатил митинг, и деньги – в семью.

Но если рассмотреть ситуацию более глобально, то создается ощущение, что у экс-президента вообще не осталось политтехнологов или денег на них. Потому что никто так и не понял, на каких струнах, собственно, пытался сыграть Петр Алексеевич, загоняя собственных детей – воспитанников частных зарубежных школ – на свой митинг. Выглядело это скорее как погорелец, вышедший просить милостыню всей семьей.

Что касается сути допроса в ГБР (к которому приурочили митинг) и брифинга бывшего гаранта после него, то здесь система защиты Порошенко выглядела чуть лучше, хотя и была откровенным плагиатом: раз дело связано с телеканалом "Прямой", то, значит, речь идет о посягательствах на свободу слова. И заодно – о рейдерстве со стороны Портнова.

Все это могло выглядеть правдоподобно, потому что демократия состоит как раз в том, что даже такие каналы как "Прямой" не должны исчезать по желанию власти и по велению правоохранительных органов. Могло выглядеть – если бы не Порошенко. Который пытался закрыть "Страну", "Вести", "Интер", "112" и NewsOne, который пытался отжать "1+1", который сажал журналистов только за то, что они журналисты.

Парадокс в том, что одновременно с защитой свободы слова на "Прямом" экс-президент разъяснял, что сам он к этому телеканалу отношения не имеет. Но при этом Петр Алексеевич не разъяснил, почему он вместе с Макеенко приезжал успокаивать редакцию "Прямого", когда прошел слух о продаже канала Медведчуку.

Зеленский в Житомире: кому уйдет янтарь?

Нынешний президент тем временем поехал в Житомир. Там прошла очередная презентация сериала "Бацька", где Зеленский играл жесткого, но справедливого руководителя. Чувствовалось, что роль освоил, играл без срывов. Но на будущее нужно будет иногда срывы вроде бориспольского все же планировать, потому что однообразие может надоесть.

Однако пока не надоело. Пока все выглядит как желание навести порядок. И даже на тыловую область назначается губернатором полковник СБУ, что, вероятно, по задумке, должно символизировать начало наведения этого самого порядка.

Но не символизирует. Потому что полковник оказался с родственными связями в структурах Коломойского.

Лет семь назад президент Туркменистана Бердымухамедов боролся с культом личности своего предшественника Туркменбаши Ниязова и заодно сам старался казаться скромным. В Ашхабаде все по-европейски ограничивалось скромными портретами в холлах официальных учреждений. Но стоило отъехать от столицы на полсотни километров, как борьба с культом заканчивалась. Уже в самолетах региональных авиалиний полагались два портрета – один в бизнес-классе и один в экономе. И еще один гигантский – прямо на выезде с летного поля регионального аэропорта.

Вот так же у нас выглядит независимость новой власти от Коломойского. В столице – все еще как-то стремятся показывать свою удаленность от олигарха. А в ста километрах от столицы – губернатор от Игоря Валерьевича. 

Причем область совсем не простая – недаром Зеленский львиную долю своего пребывания в Житомире посвятил борьбе с янтарной мафией. Возглавлять ее (борьбу) должен, видимо, лично губернатор с погонами спецслужбы. Но самое интересное, конечно, в том, каков будет результат этой борьбы – наведение порядка или же переход крышевания мафии к людям Коломойского. 

Зачем власти контроль над гуманитарной политикой?

Похожий вопрос сейчас стоит и в Верховной Раде в отношении защиты СМИ и свободы слова – в том плане, будет новый парламент защищать все СМИ или только "Плюсы" с УНИАНом и "Бабелем".

По идее, Игорь Валерьевич никогда не отличался кровожадностью в отношении СМИ – скорее просто жадностью в отношении своих изданий. Но непонятно, зачем же тогда ему понадобилось взять в свои руки определение стратегической информационной политики. Да еще и отдать его в руки гендиректора "Плюсов" Ткаченко, который уже в последние месяцы успел засветиться как ненавистник "112" и NewsOne.

Правда, с одной стороны, все выглядит так, будто Зе-команда опомнилась и решила не повторять преступных ошибок предшественников: комитет по свободе слова и СМИ таки решили отдать оппозиции. Но вопрос определения госполитики в отношении ТВ и прессы при этом решили передать в новый комитет гуманитарной политики. Который, собственно, и возглавит Ткаченко.

И вот тут-то вспоминается, что в "Слуге народа" уже звучали инициативы насчет закона о работе СМИ в военный период – то, чего не успела доделать предыдущая власть. А также уже анонсированный депутатом от СН Никитой Потураевым некий закон об аудивизуальных СМИ, которым будет регулироваться деятельность телеканалов и радиостанций.

А что придумают еще за ближайшие годы, даже предположить трудно. Ведь те, что пришли, креативнее тех, кого ушли, а значит, могут додуматься до чего-то покруче, чем банальные запреты.

Как реформировать Конституцию без Конституции?

А вот с еще одной темой – досрочными местными выборами – у новой власти пока больше фантазий, чем реальных действий. В появившемся интервью главы предвыборного штаба "Слуги народа" Корниенко прозвучала новая формула – сначала закончить реформу децентрализации, а потом проводить местные выборы.

Это заявление может быть как пустой фразой, за которой максируется плавное "отползание" новой власти от идеи досрочных местных выборов. Так и весьма прорывным событием. Дело  в том, что децентрализация была заложена в тех изменениях в Конституцию, которые уже были проголосованы в первом чтении 31 августа 2015 года. И в них же было упоминание об особом статусе Донбасса, что требовалось по Минским соглашениям. 

И если именно такое "окончание реформы децентрализации" имел в виду Корниенко, это может открыть дорогу к выполнению политической части Минска-2, а значит - к прекращению войны и к мирной реинтеграции Донбасса.

Впрочем, с учетом неоднократно звучавших ранее заявлений Зеленского о нежелании менять Конституцию ради особого статуса Донбасса, сомнительно, что Корниенко имел в виду именно этот вариант. 

Трампономика начинает тормозить

Преференции Трампа от развязанной им торговой войны с Китаем заканчиваются. Аналитики Goldman Sachs пришли к выводу, что торговое соглашение с Пекином Вашингтону не удастся заключить до президентских выборов 2020 года, и понизили прогноз роста ВВП в четвертом квартале этого года на 0,2%.

Для Украины, где президент может отнять у страны 1-2% роста ВВП просто ради того, чтобы успокоить участников блокады Донбасса, 0,2% – это какая-то ерунда, ради которой даже не стоит заморачиваться. Но в Штатах даже такое минимальное уменьшение роста воспринимают как серьезную проблему. Особенно Трамп, который и затевал-то всю торговую войну ради роста ВВП.

Между тем, замедление экономики было неизбежным. В 2017-18 годах вытеснение Китая с американского рынка действительно принесло положительный результат для американской экономики, но уже сейчас начал действовать принцип долгосрочного влияния, который состоит в том, что протекционизм в конечном итоге приводит не к росту числа рабочих мест, а к их перераспределению.

Если в одном месте работы прибавилось, то в другом однажды все равно убавится – так как опосредовано пострадают отрасли экономики, в которых производятся товары, которые не смогли купить, потому что пришлось платить больше за американские аналоги китайских товаров.

И потому торговое соглашение с Пекином Трампу очень нужно. Или, при его отсутствии, – возможность ввести еще более сильные ограничения для продукции из Китая. Преференций от этого хватит ненадолго, еще меньше, чем в начале торговой войны, но где-нибудь в 2023-м это значения уже иметь не будет. Главное – второй срок.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!