Лукашенко и Путин в Сочи. Фото - пресс-служба Кремля
Лукашенко и Путин в Сочи. Фото - пресс-служба Кремля

Президенты РФ и Беларуси два дня провели друг с другом в Сочи. Это первая их встреча в наступившем году и третья за зиму. Они вообще начали часто видеться после вспыхнувшего конфликта из-за цены на нефть.

Но этот спор стал лишь прологом к более серьезной теме: Москва начала требовать от Минска более тесной интеграции. Проще говоря - объединения двух и без того союзных стран. 

Судя по сегодняшней встрече Путина и Лукашенко - они не "побили горшки" (как надеялись в Киеве), а продвинулись вперед. Белорусский лидер даже впервые допустил возможность объединения. А вот о нефти, если верить словам президентов, они три дня подряд не сказали ни слова. 

При этом радоваться сторонникам единого государства пока рано: торги обещают быть тяжелыми. "Страна" разбиралась, о чем общались президенты в Сочи. 

Что сказал Лукашенко в Сочи

Белорусский лидер прилетел в Сочи на трехдневные переговоры "с глазу на глаз" с Владимиром Путиным еще 13 февраля. Ради этой поездки он отказался от участия в Мюнхенской конференции по безопасности. Впрочем, российский лидер - тоже. 

В Кремле темой переговоров назвали "перспективы развития интеграционных процессов на евразийском пространстве". Проще говоря - объединения двух государств. Это уже третья встреча Бацьки с хозяином Кремля на эту тему, начиная с декабря. 

Во время переговоров Лукашенко и Путин даже не затронули нефтяной спор - налоговый маневр в российской нефтяной отрасли, который стал толчком для конфликта между странами в конце года.

И, если две первых встречи, которые состоялись накануне праздников, прошли в прохладном тоне, то в Сочи отношения выглядели потеплее. А Лукашенко сделал заявление с намеком на достигнутый компромисс. 

"Я выскажу свое мнение, думаю, мой коллега и мой друг (Владимир Путин - ред.) согласится с этим: мы готовы настолько идти далеко в единении и объединении наших усилий, государств и народов, насколько вы готовы", - сказал Лукашенко, обращаясь к журналистам.

"Слушайте, мы и завтра можем объединиться вдвоем, у нас проблем нет, но готовы ли вы, россияне и белорусы, на это? Насколько вы готовы, настолько мы будем выполнять вашу волю", - цитирует президента Беларуси ТАСС.

По словам Лукашенко, если люди не готовы, то какая бы ни была мощная и огромная Россия, она сегодня не в состоянии навязать волю кому-то. "Поэтому, готовьтесь вы, я имею в виду, народы России и Белоруссии: в своем сознании, в своем поведении, цели ставьте перед собой - а мы будем их реализовывать, мы ваши слуги", - сказал Лукашенко.

При этом он добавил, что вопрос суверенитета переговорах с Россией не обсуждается. "Ну зачем нам поднимать вопросы суверенитета России и Белоруссии? Это икона, это святое", - отметил глава Беларуси.

"Мы исходим из того, что сегодня есть два государства - вы знаете, как они образовались, не мы были инициаторами развала того государства, у нас одинаковая позиция по этому вопросу", - сообщил белорусский лидер. И добавил, что во многих сферах Москва и Минск вообще не разошлись.

"Если взять Украину, тоже славянское государство, то посмотрите какой огромный разрыв за несколько лет образовался. А мы на одном языке и понимаем одинаково проблемы. Поэтому дело здесь не в суверенитете", - заключил Лукашенко.

Белорусский президент дал понять, что они с Путиным обсуждали действительно стратегические вещи. Поскольку решали, как будет строиться сотрудничество двух стран после ухода Путина и Лукашенко со сцены. 

"Мы откровенно друг другу говорим, что мы же не вечные, мы когда-то уйдем. А что оставим нашим детям? Как они продолжат нашу политику? Это тоже нас как политиков не может не волновать", - сказал он.

Поэтому, заявил Александр Лукашенко, на встрече не обсуждалась тема повышения нефтяного налога для белорусов - хотя с нее и начался недавний конфликт двух братских стран. 

Заявления Путина

То, что Лукашенко и Путин говорили о слиянии двух стран, косвенно подтвердил и российский президент. Он сделал ряд заявлений, в которых попытался доказать, что нет полностью независимых государств - видно, продолжая и перед журналистами полемизировать с белорусским коллегой.

Прозвучало это, как откровенный призыв поступиться суверенитетом ради объединения. 

"Суверенитет и независимость – это очень близкие понятия, конечно. Но о чем сейчас Александр Григорьевич говорил, мы с ним вчера, позавчера говорили об этом: полностью независимых государств в мире просто не существует", – сказал президент РФ.

По словам Лукашенко, он добавил сразу: "Даже Россия".

"Все. Очень большие и малые страны. Современный мир – это мир взаимозависимости. Посмотрите, что происходит, скажем, в Западной Европе. Там Европарламент принимает обязательных для исполнения всеми членами ЕС решений больше, чем Верховный Совет СССР в свое время принимал таких решений для союзных республик. Это что, независимость?" – задал вопрос Путин.

Он также засомневался в независимости таких военных союзов, как НАТО.

"Думаете, кто-то из европейских стран хочет, чтобы американские ракеты средней дальности появились в Европе? Да никто не хочет, но сидят, помалкивают. Где их суверенитет? Но, видимо, они считают, что в конечном итоге генерально они заинтересованы в такой организации, в которую они вложили часть своего суверенитета", – заявил Путин.

Процесс пошел?

После заявления Бацьки многие СМИ заговорили о начале объединения Союзного государства. И такой намек в речи Лукашенко действительно содержится. 

Он прозвучал на волне требований Москвы начать процедуру объединения двух стран - что в общем-то давно прописано в Союзном договоре между Беларусью и Россией. Но до недавнего времени интеграция была половинчатой. Она касалась в основном таможенного сотрудничества и обороны. 

При этом российский капитал не был допущен к управлению экономикой Беларуси, которую Лукашенко жестко контролирует сам. Параллельно Минск пользуется крупными льготами на сбыт своей продукции в РФ. То есть - имеет независимую элиту, которую Москва дотирует доступом на свои рынки. 

Такая ситуация до последнего момента Россию в общем-то устраивала. Но после Евромайдана Кремль больше не хочет инвестировать туда, где нет железобетонных гарантий от повторения украинского сценария.

В случае Беларуси, где Лукашенко, как он уже сказал "не вечен", такой гарантией может стать исполнение Союзного договора, который много лет пылился без дела. 

Разговоры о реанимации этого соглашения подняла недавно Москва. И вот уже третий месяц Лукашенко и Путин обсуждают, как это сделать. Причем, Бацька сейчас пытается максимально замедлить этот процесс, понимая, что равноправного союза в столь различных весовых категориях быть не может. 

Этим и объясняется его рефрен о суверенитете, который является "иконой" и "святым". Слова, с которыми Путин начал открыто полемизировать, заявляя, что полностью независимых стран нет. 

То есть, начав разговор с готовности объединяться, Лукашенко закончил его напоминанием о том, что "есть два государства". Из чего следует, что белорусский лидер настроен на достаточно тяжелые торги.

И все же они явно сдвинулись с мертвой точки - настроение у обоих лидеров было лучше, чем на предыдущих встречах. А после общения они даже сыграли в хоккей. Это добрый знак: в прошлый раз Бацька от матча с Путиным отказался. Что в журналистской тусовке Москвы тогда обозначили просто - "не договорились". 

Нефть как повод к объединению

Напомним более детально, с чего начались разговоры о слиянии Беларуси с Россией

В конце 2018  года между Минском и Москвой обострился спор в нефтегазовой сфере. Россия отменила экспортную пошлину на нефть и заменила ее специальным налогом на добычу ископаемых. То есть - перенесла подорожание нефтепродуктов с внешнего потребителя на внутреннего. То есть и на Беларусь тоже. 

Для чего это было сделано - отдельный вопрос. Но белорусы начали протестовать даже раньше самих россиян, которых подорожание коснулось в равной мере. 

Минск можно понять: его продукция хорошо конкурировала в том числе и благодаря низким издержкам на сырье. А теперь, даже на первом этапе налогового маневра, белорусы за пять лет теряют 10,5 миллиардов долларов.

Россия фактически поставила Беларусь перед выбором. Она согласна и дальше дотировать соседку дешевой нефтью - но только в обмен на более тесную интеграцию в рамках союзного государства. Речь о единой таможне, эмиссионном центре и других институциях, которые стирают и без того призрачные границы между РБ и РФ. 

Лукашенко тогда назвал это срывом интеграции и заговорил о разрушении своей страны и попытке затянуть ее в состав РФ.

В России же и не скрывали таких планов. Глава правительства Дмитрий Медведев описал тогда два сценария развития событий.

"Один – консервативный, при сохранении контуров того союзного государства, которое было создано, без повышения уровня интеграции до тех пределов, которые установлены в договоре от 8 декабря 1999 года, без формирования всех институтов, которые заложены в этот договор. Второй вариант сотрудничества основан на повышении уровня интеграции до пределов, которые установлены в договоре, с одновременным повышением взаимозависимости экономик и возможностью оказания помощи и поддержки в ходе союзного строительства... Россия готова и дальше продвигаться по пути строительства союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра, единой таможенной службы, суда, счетной палаты", - говорил Медведев.

С тех пор Лукашенко сделал много достаточно резких заявлений. Хотя и согласился, что нужно исполнить Союзный договор. Правда, делать это он предложил путем переговоров. Выразив сомнение, что Москва сама готова к полному объединению.

"Нет такой возможности у России, учитывая последствия всего, на это пойти. Поэтому надо успокоиться и прекратить эти разговоры, что кто-то кого-то наклонил или наклоняет. Здесь никто никого не наклонит", - подытожил Лукашенко в январе.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!