Фото – Минобороны Украины
Фото – Минобороны Украины

26 декабря в Украине завершилось военное положение – в течение которого не прозвучало ни единого выстрела. Однако для обеих сторон конфликта это отнюдь не повод говорить о мире.

Наоборот, как в Киеве, так и в Москве с Донецком заявляют о подготовке большой войны. Обвиняя в этом, естественно, противника. 

Регулярно предупреждает о возрастающей угрозе вторжения со стороны России Петр Порошенко. А российские власти и непризнанные "республики" делают одно заявление за другим о намерениях Украины перейти в наступление на Донбассе.

Причем интенсивность подобных речей в последнее время сильно возросла.

О войне говорят не только у нас. По прогнозу американского издания The National Interest, Украина находится в пятерке тех мест в мире, откуда может начаться Третья мировая.

Поэтому один из основных вопросов, который после всех этих угрожающих посылов волнует украинцев, – а будет ли война в новом году? 

"Страна" попыталась ответить на этот вопрос. 

Предпосылки для войны. Украина

В первую очередь стоит разобраться, есть ли условия для военного сценария в Украине и России – двух основных конфликтующих сторонах. Предпосылки не обязательно закончатся войной. Но в любой момент могут к ней привести.

Главная болевая точка дли Киева и Москвы – это Донбасс. Здесь наиболее вероятен срыв ситуации в полномасштабную войну. Какие же тенденции в наступающем году ведут именно в этом направлении?

Выборы-2019. Если говорить об Украине, то, в первую очередь, это, конечно, выборы президента и парламента. Первые назначены на весну, вторые – на осень. Между ними – лето, которое обещает быть жарким не только в климатическом, но и в политическом смысле: победивший президент будет формировать под себя новую команду и проталкивать ее в парламент.

При этом нужно понимать, что локальное обострение на Донбассе вряд ли разбудит общественное мнение и не добавит очков "партии войны" – политикам, делающим себе рейтинг на антироссийской риторике и ратующих за силовое подавление сепаратизма на Донбассе.

К позиционным перестрелкам и периодическим жертвам украинцы привыкли. Поэтому возбудить людей по-настоящему способны лишь полномасштабные боевые действия. С заметным изменением линии фронта.

Реальную войну в регионе технически начать нетрудно – и, по всей вероятности, нынешняя власть держит этот козырь в рукаве, как "последний довод королей". Который пригодится в том случае, если полномочия будут гарантированно уплывать из рук. И если ни Запад, ни те, кто придет к власти после нынешней команды, не захотят гарантировать Порошенко и его соратникам безопасности – бизнеса, собственности, иммунитета от уголовных дел.

Тогда лишь настоящая война – на период от нескольких месяцев до года – может сохранить власть за нынешними руководителями.

Как видим, этот вариант, и правда, радикален. Поэтому он до сих пор не использовался Киевом. Ведь Порошенко, несмотря на всю свою военную браваду, на деле воевать не очень-то и хочет: слишком велик риск поражения со всеми вытекающими отсюда последствиями (одно дело ввести военное положение в отсутствие реальной войны, а другое – по-настоящему воевать с российской армией, как это уже было под Иловайском).

Но, тем не менее, зафиксируем первую предпосылку к войне: стремление правящей команды продлить свою власть путем срыва выборов (сценарии срыва выборов "Страна" уже подробно обсуждала ранее).

Религиозное противостояние. Еще одна точка бифуркации, характерная именно для 2019 года, – это начало "отжима" храмов у УПЦ Московского патриархата. Этот процесс официально запускается властями Украины уже сейчас.

Во-первых, создана подконтрольная Петру Порошенко и константинопольскому патриарху Варфоломею ПЦУ – Православная церковь Украины.

Во-вторых, под нее уже вводятся законы, облегчающие отъем собственности у церкви митрополита Онуфрия. Порошенко на днях подписал закон, направленный на переименование УПЦ МП в "Русскую православную церковь".

Дальше на очереди – законопроект о переходе храмов из одной юрисдикции в другую. Его еще назвали "законом о церковном рейдерстве". Схема классическая: новый законопроект позволит использовать "церковных титушек", которые, не будучи прихожанами данного храма, смогут голосовать за его переход в ПЦУ.  

И, наконец, есть вопрос лавр, которые имеют общецерковное значение и где особенно велик риск пролития крови. Юридически передать их в ПЦУ еще проще – лавры находятся в ведении Минкульта, который полномочен решать, кому позволить служить в монастырях. Но де-факто это будет означать высокую угрозу столкновений вокруг этих объектов – верующие УПЦ наверняка будут их жестко защищать. 

Все это готовит почву под религиозные войны, о которых в Европе не слыхали уже несколько столетий, а у нас – со времен большевиков. Конфликты вокруг храмов могут запустить сценарий гражданского противостояния в Украине.

Если дело начнет развиваться именно так, это создаст предпосылки для внешнего вмешательства. Повторимся: именно предпосылки, которые та же Москва может быстро конвертировать в конкретные военно-стратегические решения. А может и просто "выразить озабоченность".

Что может толкнуть Москву на войну

Свои предпосылки для военного решения украинского вопроса есть и в России. Перечислим именно те, которые могут быть актуальными в 2019 году.

Рейтинг власти. Осенью 2018 года социологи "Левада-центра" зафиксировали падение рейтинга Владимира Путина сразу на 17%. Он вернулся к докрымскому уровню и сейчас составляет 66%.

Рейтинг все равно внушителен. Но цифры "Левады" серьезно обсуждаются в российском экспертном сообществе. Там говорят о том, что президент РФ принял на себя основной удар от повышения пенсионного возраста летом этого года. 

Падают рейтинги и "Единой России", которая уже начала проигрывать губернаторские выборы регион за регионом.

В целом российское общество после крымской истории настроено на большую динамику развития страны. Однако правящая элита РФ явно не готова отвечать на эти запросы. Чем и объясняется массовое разочарование избирателей.

В этой ситуации "маленькая победоносная война" может, по идее, выровнять эту ситуацию. Но так говорят в основном противники Путина. В государственном официозе и мейнстримных СМИ такой риторики нет. Обсуждая возможную войну с Украиной после стрельбы в Керченском проливе, российские спикеры более склонны воспроизводить версию Кремля о том, что Москва не будет участвовать "в предвыборной кампании Порошенко".

Тем не менее зафиксируем и эту предпосылку к войне. Ведь при определенном давлении Запада и наличии необходимых поводов (вроде Керченского конфликта), РФ, в теории, может пойти и на силовой сценарий. Для начала локальный – а там будет видно.

"Большая сделка" с Трампом. Объявленный американцами уход из Сирии и частичный выход из Афганистана снова заставил многих заговорить о "большой сделке" между Белым домом и Кремлем, суть которой – в разделении сфер влияния.

После того как Трамп, по сути, объявил о сдаче Сирии объединенным силам РФ, Ирана и Турции, в Украине прозвучало мнение о том, что мы – следующие.

"Для Украины новый стиль Трампа означает опасность и вероятность резкой смены США своего отношения к нашей стране. Завтра тот же Трамп, неожиданно для нас, может тайно "передать" своему геополитическому партнеру контроль над Украиной и свернуть американскую помощь и поддержку нашей страны", – пишет в Facebook политолог Виктор Небоженко.

Как еще один вариант он рассматривает некий обмен Сирии на Украину, которую РФ "подарит" США и выведет свои силы из Донбасса. Однако в целом сирийская политика Трампа навевает Небоженко нехорошие аналогии – "бизнесмен Трамп побеждает президента Трампа".

Впрочем, бизнес-подход Трампа может сыграть в пользу военного сценария и в другую сторону. Как известно, США сейчас пытаются завоевать европейский рынок газа, что возможно за счет вытеснения с него российских конкурентов. Именно для этого ведется борьба против "Северного потока-2" и именно с этой целью американцы могут быть заинтересованы в войне в Украине. По крайней мере так утверждают некоторые российские наблюдатели. Война поставит под удар транзит российского газа через Украину, одновременно поссорив Москву с Европой и сорвав, тем самым, строительство СП-2. И ЕС будет вынужден увеличить закупки американского газа. Такие конспирологические версии постоянно обсуждаются в РФ, но об их обоснованности мы поговорим ниже.

Полный разрыв с Западом. Еще один фактор, способный толкнуть РФ на силовой сценарий в отношении Украины – это предельное усиление конфронтации с Западом.

Это может произойти в том случае, если к антироссийской политике англосаксов присоединятся Франция и Германия. 

Что приведет к срыву строительства "Северного потока", а также, в перспективе, к введению эмбарго на покупку российских нефти и газа с отключением банков РФ от SWIFT.

Такой сценарий в 2019 году выглядит не слишком вероятным, однако именно на этот год приходится запуск "Северного потока-2". И, скорее всего, усилия США по его остановке будут утроены. Если и срывать строительство газопровода, то лишь в этом году. Потом, когда труба заработает, задача сильно усложнится.

Устоит ли ЕС перед аргументами Вашингтона – покажет время.

А если не устоит, то это сведет на нет надежды российской элиты на то, что с Западом (или хотя бы его европейской частью) можно договориться всерьез и надолго. И убедит Москву в том, что готовиться надо к войне. И вынудит "окапываться" по периметру своих границ и буферных зон. В том числе и отодвигая границу потенциального столкновения с НАТО дальше на Запад.

Так будет ли война на самом деле?

Наличие рисков и угроз не обязательно означает скатывание в войну уже в 2019 году. 

Поэтому поговорим о том, что может помешать военному сценарию в ближайшем годовом отрезке времени.

Россия. Москва не заинтересована в любых кардинальных решениях до двух событий: смены власти в Украине и ввода в строй обходных газопроводов.  

Начнем с последних. Распространенное представление о том, что строительство "Северного потока-2" развязывает руки России для наступления в Украине, верно с точностью до наоборот.

Как раз завершение строительства обходных газопроводов резко снизит интерес Москвы к украинским делам и минимизирует вероятность начала войны по инициативе РФ.

А вот если запуск "потоков" будет сорван и Украина по-прежнему останется главным транзитером российского газа в Европу (на десятки миллиардов долларов в год), то Россия так или иначе но будет заниматься "решением украинского вопроса" – чтоб перебить влияние на власть в Киеве "конкурирующей" нефтегазовой страны – США (американцы, как писалось выше, заинтересованы в вытеснении России с европейского рынка газа, а значит, при определенных условиях, могут затруднить транзит российского газа через Украину).  

При радикальном сценарии противостояния Запада и России последняя может попытаться решить вопрос контроля за транзитом газа и военным путем. 

Но пока "Северный поток-2" строится, у РФ нет ни одной причины начинать войну, так как она как раз и может привести к срыву строительства обходного газопровода, окончательно рассорив Москву с европейцами. 

Но пока, повторимся, страны Западной Европы не выходят из проекта "Северного потока", в том числе и по описанным выше причинам, – они стараются максимально обезопасить маршруты транспортировки газа, чтобы не зависеть от взрывоопасной Украины или же от импорта газа из Америки. 

Второй фактор, который делает крайне маловероятной войну по инициативе России, – выборы в Украине в 2019 году – парламентские и президентские. Путин уже неоднократно выражал надежду, что после них к власти в Киеве придут силы, с которыми можно вести диалог. То есть – договориться по двум ключевым вопросам. Первый – реинтеграция Донбасса в Украину на основе политической части Минских соглашений (амнистия и особый статус), что откроет дорогу к отмене западных санкций. Второй – нейтральный статус страны.

Естественно, что для осуществления таких планов любая война противопоказана. Наоборот – возобновление активных боевых действий может сорвать реализацию этого большого проекта, сыграв на руку нынешней украинской власти. То есть, до окончания выборных кампаний Россия не заинтересована в военном обострении в любой его форме.

Наконец, у России есть еще один фактор, который серьезно препятствует любым ее военным инициативам на украинском направлении: а что делать с захваченными территориями? Даже Крым, включенный в состав РФ, сталкивается с большими трудностями из-за международных санкций. А наладить мирную жизнь и экономические процессы в "ДНР" и "ЛНР" из-за их непризнанного статуса Россия так до сих пор толком и не смогла. 

Зачем, в таком случае, Москве новые подконтрольные ей регионы Украины, которые лягут еще большим бременем на российский бюджет? И это не говоря уже о новых, максимально жестких санкциях Запада, которые накроют Россию в случае начала масштабной войны (а это и запрет на импорт российских нефти и газа, и отключение банков от SWIFT). Собственно, фактор последних постоянно висит домокловым мечом, сдерживая намерения России решить "украинскую проблему" военным путем.

Да и зачем идти на это, если можно просто достроить обходные газопроводы и дождаться прихода к власти в Украине более "договороспособных" с точки зрения России сил?

Тем более, что в Кремле нет идейных националистов, которые были бы готовы воевать ради "возвращения матери городов русских" любой ценой. Грубо говоря, там нет персонажей вроде Вятровича или Парубия. Основная категория российской правящей элиты – это чиновники и силовики, которые любые решения принимают исходя из собственных интересов (а не идейных соображений) и которые, в силу своего бюрократического (а не политического) происхождения, не склонны к радикальным шагам. Крым и Донбасс, в этом плане, были очень редким исключением (Москва хотела как-то ответить на "геополитическое унижение" после победы Майдана), и предпосылок к повторению этих "эксцессов" пока нет. 

Также как уже и нет в российском обществе сильного запроса на "победоносную войну". Согласно последним социсследованиям, более половины россиян хотели бы видеть внешнюю политику своей страны более миролюбивой и желают, чтобы их власти больше внимания уделяли решению внутренних проблем.

Поэтому подытожим: лишь ситуация крайней необходимости может толкнуть сейчас власти России на войну. Но такой пока не просматривается.

Украина. Главным фактором, который препятствует началу большой войны по инициативе Киева, была, остается и будет большая вероятность полного разгрома украинских сил с критическими последствиями для самого существования государства.

Военные потенциалы Украины и России несоизмеримы. А готовность Запада войти из-за нашей страны в прямое столкновение с РФ – крайне сомнительна. 

Именно поэтому и ЕС, и США неоднократно давали понять, что военный сценарий реинтеграции Донбасса неприемлем (несмотря на все описанные выше конспирологические версии о том, что Западу может быть выгодна война в Украине). 

Поэтому для Банковой более выгодно продолжение нынешней ситуации – когда войны как бы нет (масштаб столкновений несоизмерим с 2014 годом), но она как бы есть и на ней можно и дальше пиариться без особых последствий, а заодно и деньги зарабатывать. 

Ситуация может измениться только в случае прихода к власти в Украине неких радикальных сил, которые из своих, идейных, соображений решатся на войну. Но пока вероятность этого выглядит очень небольшой.

Американский еженедельник The National Interest видит 2019 год в Украине примерно так: Россия не хочет войны, Украина не может ее вести.

Как заявляет профессор Военного колледжа армии США Роберт Фарли, у России нет интересов, которые могли бы подтолкнуть ее к нарушению статус-кво перед украинскими выборами. А Украине до сих пор не хватает возможностей, чтобы изменить ситуацию на Донбассе.

Пять потенциальных условий для войны 

Итак, подытожим.

Вероятность войны в 2019 году, несмотря на угрожающие заявления с обеих сторон, минимальна.

Однако к концу года и в 2020 году, эта угроза может значительно возрасти, если произойдут следующие события.

1. Курс украинской власти после президентских и парламентских выборов не поменяется или еще более ужесточится в отношении России.

2. Будет сорвано строительство "Северного потока-2".

3. Внутри Украины начнутся конфликты и столкновения (например, на религиозной почве или из-за непризнания итогов выборов проигравшей стороной), что дестабилизирует обстановку в стране и создаст у России представление, что она может легко изменить ситуацию в свою пользу чисто военным путем (как в 2014 году в Крыму).

4. В самой России начнется дестабилизация ситуации, что создаст у украинских властей представление, что они могут легко изменить ситуацию на Донбассе в свою пользу чисто военным путем. 

5. Резко обострится противостояние России и Запада, возникнет угроза прямого столкновения НАТО и РФ.

Вероятность большинства из этих пунктов пока не очень велика. Но и исключать их также нельзя. Но можно точно сказать, что критическим периодом будет конец следующего года. Именно тогда и определится, как события будут развиваться дальше.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!