Фото с митинга на Софийской площади в поддержку создания ПЦУ. Фото - сайт президента
Фото с митинга на Софийской площади в поддержку создания ПЦУ. Фото - сайт президента

Прошла почти неделя с тех пор, как власти, совместно со Вселенским патриархатом, УПЦ КП и УАПЦ создали новую православную церковь, названную Православной церковью Украины (ПЦУ). 

Это учреждение, хотя и было открыто с помпой, но пока находится в статусе непризнанного. По идее – до вручения Томоса, которое состоится 6 января.

Но и тогда статус ПЦУ может остаться половинчатым: пока ни одна православная церковь мира не заявила о ее признании. Нет гарантий, что это начнет массово происходить и после вхождения в структуру Константинополя. Слишком сомнительно выглядят процессы, происходящие в Украине.  

Вместо заявленного объединения пока выходит лишь цементирование раскола – по сути, ПЦУ создана на базе непризнанных церквей: УПЦ КП и УАПЦ. Расчет на присоединение к ней иерархов канонической УПЦ МП не оправдывается – такие случаи пока что единичны.

Вероятно, устав ждать, власти начали прямое наступление на позиции УПЦ МП – "отжаты" первые храмы, а Рада постановила переименовать ее из украинской в русскую (и готовится к принятию еще один закон, на основании которого смогут "отжимать" храмы).

Владыка же новой ПЦУ предложил сходу перенести православное Рождество на 25 декабря

"Страна" разбиралась в первых итогах "православной революции" на территории Украины.

Кто признал новую церковь?

Как уже упоминалось выше – никто. Ни одна поместная церковь не поздравила главу ПЦУ Епифания с новой должностью. И это несмотря на то, что собор, избравший Епифания, заседал под наблюдением четырех представителей патриарха Варфоломея. 

На светском же уровне Украину поздравил только Государственный департамент США. А с Епифанием пообщался по телефону его (Госдепа) руководитель Майк Помпео. 

Сам факт этого звонка как нельзя лучше подчеркивает политическое предназначение новой церкви, а также роль американцев в ее создании. Как уже писала "Страна", Вашингтон уже давно сопровождал процесс предоставления автокефалии, используя свое влияние на Варфоломея, рассчитывая таким образом ослабить зависимость Украины от России (вероятно, в этом американцев сумели убедить украинские власти). 

Впрочем, повторимся, после официального вручения Томоса могут последовать отдельные акты признания новой украинской церкви. Отдельные – потому что многие уже заявили о неприятии ПЦУ. 

Так, неканоничным назвал "собор Порошенко" архиерей Болгарской Православной Церкви митрополит Видинский Даниил. В Эстонской церкви главой УПЦ по-прежнему считают митрополита Онуфрия. В Молдавии назвали создание ПЦУ "пародией на автокефалию" и несчастьем для верующего народа.

Отказалась признавать будущее решение Константинополя по Украине и Польская православная церковь. Аналогичного мнения придерживаются и в Беларуси. И, разумеется, в РПЦ (не говоря уже об УПЦ). 

Интересная история вышла с Ватиканом. Спикер УПЦ КП, которая "растворилась" в новой церкви, заявил, что портал новостей римо-католиков сообщил об избрании Епифания. И, мол, фактически это означает, что "эта Церковь приобретает для Ватикана субъектность". 

Отметим, что новость на указанном сайте действительно опубликована, однако это не равняется признанию ПЦУ (если сам факт признания от католиков вообще важен для православных). 

Также был казус в Элладской церкви, которая отказалась признавать итоги собора. Один из клириков там упомянул на богослужении Епифания. Однако это стало единичным случаем – инициатива принадлежала антироссийски настроенному священнику

Не хотят признавать Епифания и в Чехии. Иерарх Церкви Чешских земель и Словакии архиепископ Бероунский Иоаким (Грдый) назвал Блаженнейшего Онуфрия "единственным митрополитом Киевским".

Кирилл Говорун, бывший начальник отдела Внешних связей УПЦ МП и один из давних сторонников автокефалии в интервью "Левому берегу" заявил, что после проведения собора 15 декабря у него более пессимистичный прогноз относительно признания ПЦУ, чем ранее, так как новая церковь фактически стала "переименованной" УПЦ КП.

"Как бы это дипломатично сказать? Для многих церквей то, что произошло, – это фактически перелицовка Киевского патриархата в новую структуру. Признавать Киевский патриархат даже под новым именем сложнее, чем признавать новую церковь, на создании которой настаивал Константинопольский патриархат. Сложно будет быстро добиться признания такой структуры теми церквями, которые не прочь это сделать. Но еще сложнее это будет для тех церквей, которые заранее будут против", – пояснил Говорун.

Отзывы же западных СМИ были в отношении новой церкви в основном комплиментарны. В то же время высказывались опасения, что с помощью религии Петр Порошенко пытается задвинуть на второй план темы коррупции, а также экономического упадка. 

Первые "отжимы" храмов

О том, что после вручения Томоса начнется передел церковной собственности, говорили все – и сторонники, и противники канонического православия. Правда, передел начался еще до официальной автокефалии. 

Два митрополита, которые вышли из УПЦ МП и прибыли на "раскольничий" собор, перешли в Православную церковь Украины со своими храмами. 

Первый свой храм церковь Московского патриархата потеряла в Виннице, которой раньше управлял близкий к Порошенко митрополит Симеон. Он рассматривался Банковой и Константинополем как глава ПЦУ. Но из-за неявки священников канонической церкви на собор – не прошел по голосам. И стал постоянным членом синода новосозданной церкви. 

Ровно в то время, как Симеон пытался избраться на пост "митрополита всея Украины", кафедральный собор Винницы захватили неизвестные молодые люди. Они взяли под контроль и Свято-Преображенскую церковь, и епархиальное управление. Одновременно заранее сформированный костяк из "правильных" верующих объявил о переходе общины и ее храма в новую церковь. 

В последующие дни православие Винницы разделилось: УПЦ МП прислала нового митрополита Варсонофия, который перебазировался в Крестовоздвиженский храм – община этой церкви осталась верной Московскому патриархату. "Страна" подробно рассказывала, что именно сейчас происходит в Виннице и как верующие реагируют на новый раскол.

Второе поползновение "отжать" храм произошло уже в Киеве. Здесь бывший митрополит УПЦ МП Александр Драбинко попытался перевести в юрисдикцию ПЦУ Спасо-Преображенский храм на Теремках. И объявил об этом на службе. 

Правда, юридически ситуация здесь сложнее. Храм имеет статус ставропигиального – он подчиняется напрямую главе УПЦ МП митрополиту Онуфрию. А Драбинко там числился только наместником. 

По сообщениям источников "Страны", большая часть клира храма ушла из него после перехода Драбинко в ПЦУ. Из семи клириков, числящихся на официальном сайте собора, на последней службе Драбинко сослужили только два человека: один из идеологов автокефалистского лобби в УПЦ МП Андрей Дудченко и отлученный за участие в соборе ПЦУ диакон Ростислав Воробей.

Зато на службе появились отлученный от церковного причастия за участие в службе константинопольских экзархов в Андреевской церкви бывший заштатный клирик Житомирской епархии Мацюра и переехавший в Киев бывший диакон также снятого с должности митрополита Винницкого Симеона Андрей Воевода.

На сайте храма говорится, что он уже перешел в ПЦУ, а в молитвах там поминают Епифания и Варфоломея. 

При этом и Симеона, и Драбинко Синод УПЦ МП лишил всех церковных должностей. Причем, как утверждается, еще до скандального собора – поэтому де-юре ни одного клирика Московского патриархата туда вообще не приходило. 

"Авторитетная" церковь

Захваты храмов – не единственный сомнительный эпизод при рождении ПЦУ. 

Буквально через день после создания этой конфессии "Страна" заметила интересных личностей на службе новосозданной Православной церкви Украны (ПЦУ) в Днепре. Рядом с Епифанием и Петром Порошенко стояли бизнесмены с неоднозначной репутацией – Александр Петровский и Эмиль Арутюнян (в очках).

В СМИ Петровского (он же Налекрешвили) называли криминальным авторитетом по прозвищу Нарик – правда, свою принадлежность к уголовному миру он отрицает. Эмиль Арутюнян (Эмиль) также считается близким к Петровскому "авторитетным" бизнесменом.

Возре Нарика вообще группируются люди, которые выполняют роль акушеров при рождении новой церкви.

Как первой сообщила "Страна" еще на на прошлой неделе, "правая рука" Петровского – Богдан Гулямов, глава его фонда и настоятель храма села Романков в Конче-Заспе – отслужил первую службу Константинопольского патриархата в Андреевском храме Киева. 

По информации "Страны", Гулямов и Петровский уже давно знакомы с одним из главных "зачинателей" ПЦУ – бывшим митрополитом УПЦ МП Александром Драбинко. По нашим данным, в 2013 году именно Гулямов и Петровский сумели помочь ему выпутаться из темной истории о похищении монашек.

В последние годы, по данным наших источников в церковных кругах, Гулямов, Петровский и нардеп от БПП Павелко (его сын женат на дочери Петровского) играли крайне активную роль в создании ПЦУ. В первую очередь – по финансовому обеспечению процесса.

Подробнее о роли криминалитета в рождении новой церкви говорится в блоге Олеси Медведевой "Братва и церковь Петра Порошенко".

Не обошлось в исследовании денежной темы и без главы новой церкви – Епифания Думенко. "Страна" нашла его дом на 200 квадратных метров, расположенный под Киевом. Он находится в селе Святопетровское (Киево-Святошинский район).

Судя по выписке из реестра недвижимого имущества, площадь дома – 206 квадратных метров. Тут же у Епифания есть два участка – 0,9 и 0,7 гектара для приусадебного хозяйства. На сегодня недвижимость в этом месте продается от 500 долларов за квадратный метр. Таким образом, дом Думенко может стоить минимум 100 тысяч долларов. 

Кроме этого строения, Епифаний владеет квартирой под 100 квадратов и крупным участком земли на Буковине.

Запуск антицерковных законов

Тем не менее, несмотря на все скандалы, государственная машина уже вовсю работает в пользу ПЦУ, пытаясь максимально ослабить УПЦ.

Власть реанимировала антицерковные законопроекты, которые ждали своего часа с 2016 года. 20 декабря был принят один из них – о переименовании УПЦ Московского патриархата

Законопроект №5309 означает следующее:

1. Закон касается только тех религиозных организаций, чей центр управления находится в стране, официально признанной агрессором. Конкретные критерии этого "управления" не прописаны – их произвольно будет определять уполномоченный госорган. 

2. Такая церковь обязана в своем полном названии, указанном в ее уставе, отображать принадлежность к религиозной организации за пределами Украины, в которую она входит. В данном случае – Русской православной церкви. 

3. Позволяется к названию (например, РПЦ) добавлять слова "В Украине" или "В Харькове". Или что угодно на свой вкус.

4. По закону, церковь должна сама переименовать себя, подав заявку в госструктуры. Если за четыре месяца она это не сделает, то часть ее устава, где отображается название, будет аннулирована. 

5. Переименованная таким образом церковь получает запрет на служение в воинских подразделениях Украины. Доступ в любые воинские или военизированные части священникам УПЦ МП будет запрещен. При этом в тексте законопроекта говорится, что "не допускается предоставление преимуществ или наложение ограничений в деятельности религиозной организации".

6. Государство обязано в течение месяца после окончательного принятия закона провести проверку устава УПЦ МП. И только после выводов этой экспертизы может быть вынесено предписание по переименованию. Оно должно быть опубликовано в газете "Правительственный курьер". 

Интересно, что депутаты не приняли во внимание выводы экспертного управления Рады, которое прямо заявило, что законопроект нарушает Конституцию, делит церкви на более и менее привилегированные и вообще – вмешивается во внутренние дела религиозных организаций. 

Законопроект, несмотря на это, приняли – силами БПП, "Народного фронта", партии Ляшко и "Батькивщины". Против голосовали в основном депутаты "Оппозиционной платформы" и "Оппоблока". 

Второй антицерковный закон, стоявший в повестке на 20 декабря, нардепы отложили. Но не факт, что в долгий ящик. Законопроект №4128 – о смене подчиненности религиозных общин – еще называют "рейдерским". Он призван облегчить отъем храмов у Московского патриархата – поскольку позволяет сформировать церковную общину из кого угодно, а не только местных жителей, которые посещают тот или иной храм.

То есть завезенный автобус "церковных титушек" может сформировать "кворум" и постановить о переходе церкви в новый патриархат. 

Учитывая, с какой легкостью был принят первый сомнительный законопроект – есть резон ждать и скорого принятия второго. Таким образом травля "московских" священников и передел церковной собственности закрепляются законодательно. 

Правда, если говорить о "рейдерском" антицерковном законе, то он касается скорее отдельных храмов. Другая стратегия будет действовать для лавр, которые управляются Московским патриархатом. Они, по всей видимости, будут выводиться из его собственности распоряжениями Минкульта. И уж потом в дело пойдут силовые методы выдворения монахов и верных УПЦ МП прихожан. 

Подробнее о ситуации рассказывает Олеся Медведева в своем блоге Ясно.Понятно.

Но до этого еще далеко. А пока УПЦ МП и в Раде "Оппозиционная платформа-За життя" заявили о юридической несостоятельности уже принятого законопроекта. 

"Законопроект №5309 нарушает право на свободу вероисповедания и дискриминирует по религиозному признаку миллионы верующих граждан Украины, которые принадлежат к Украинской Православной Церкви, а также не соответствует Конституции Украины, Всеобщей декларации прав человека и Конвенции о защите прав человека и основных свобод", – заявили в юридическом отделе УПЦ.

А в "Оппозиционной платформе" пообещали подать в суд на решение парламента.

Тем более, что оно было принято с нарушениями регламента – голосовали карточки депутатов, которые отсутствовали в парламенте. Например, "за" проголосовала Юлия Тимошенко, которой в зале в этот момент физически не было (при этом свой голос она не отозвала). А нардеп Аркадий Корнацкий и вовсе на своей странице в Facebook выразил недоумение, как он может одновременно голосовать в Раде за этот закон и быть в своем офисе в десятке километров от парламента. На уточняющий вопрос корреспондента "Страны" он сказал: "За меня кто-то проголосовал. Это серьезное нарушение". 

Нарушение процедуры принятия закона даже спровоцировало стычку депутатов в зале. Депутаты от "Оппозиционной платформы – За жизнь" Нестор Шуфрич и Юрий Бойко сцепились с радикалами и "фронтовиками". "Мне остается вас перекрестить", – закричал в микрофон спикер Рады Парубий, призывая прекратить драку, а затем и вовсе объявил перерыв. На обед. 

Позднее Шуфрич пояснил "Стране", что спикеру передали видео, фиксирующее случаи кнопкодавства во время голосования за этот закон. "Мы попросили простое: реализовать регламентную норму. Переголосовать этот вопрос. Исключить кнопкодавство... Но депутаты из партии "Народный фронт" начали угрожать расправиться с противниками принятия законопроекта "прямо сейчас".

Стоит отметить, что 240 голосов "за" дали БПП, "Народный фронт", радикалы Ляшко, "Самопомощь" и "Батькивщина". Однако даже многие из этих фракций не голосовали, поэтому принятие закона было бы невозможным без голосов внефракционных депутатов-мажоритарщиков, которые оказались в заложниках у парламентского большинства.

Дело в том, что еще во время принятия бюджета на 2019 год мажоритарщикам обещали, что из бюджета на их округа будут выделены десятки миллионов гривен по статье "Соц-эконом развитие". Но оказалось, что правительство урезало объем субвенции. Один из нардепов сообщил "Стране", что по факту "на округ" получит 2-3 миллиона гривен, а это минимум в пять раз меньше, чем ему гарантировал премьер-министр при обсуждении бюджета. "Теперь нам дали понять: если хотите получить свои деньги – голосуйте за все коалиционные законы, или все договоренности считаются недействительными", – пожаловался "Стране" собеседник. 

А должна ли УПЦ переименовываться? 

Вполне возможно, что если не закон, то само предписание регуляторов можно будет, и правда, оспорить. Как рассказал "Стране" глава юридического отдела УПЦ МП Александр Бахов, даже по новому законопроекту, церковь менять свое название не обязана. 

"Как говорится в уставе УПЦ, Высшими органами церковной власти и управления Украинской Православной Церкви являются Собор Украинской Православной Церкви, Собор епископов Украинской Православной Церкви и Священный Синод Украинской Православной Церкви во главе с Митрополитом Киевским и всея Украины. В законе же четко сказано, что переименование должно состояться, если в уставе церкви идет речь о центре принятия решения в России. Разумеется, в уставе УПЦ нет ни единого пункта из перечисленных", – сказал Бахов. 

 

В УПЦ МП также назвали "мины", заложенные в этот закон со старта. 

"Для перерегистрации документов необходим срок в три месяца. Даже если в УПЦ начнут какие-либо процедуры по перерегистрации, профильное министерство сделает все, чтобы затянуть процесс и, естественно, уничтожить УПЦ юридически. Но, вместе с тем, чиновники не учитывают тот факт, что духовенство и верующие УПЦ за последние четыре года научились терпеть любые испытания. Поэтому этот и любые другие законопроекты, обращенные против УПЦ, обречены на провал. Президент и депутаты делают последние вздохи перед своим полным фиаско", – говорит "Стране" спикер Волынской епархии УПЦ, протоиерей Олег Точинский.

В УПЦ напоминают, что церкви с принятием решений в "стране-агрессоре" в Украине действительно существуют. Например, это Русская православная старообрядческая церковь, в 1.10 пункте устава которой прямо сказано о руководящем центре в Москве. Архиепископом Киевским и всея Украины в этой церкви является уроженец Винницы Никодим (в миру Николай Ковалев). Киевская епархия РПСЦ существует почти 120 лет и насчитывает 55 приходов. Еще из когорты старообрядцев, подпадающих под переименование, – Древлеправославная поморская церковь (ДПЦ), объединяющая староверов поморского согласия. Поморцы Украины входят в Харьковскую общину и координируются Единым Советом ДПЦ, созданным в 2001 году в Санкт-Петербурге.

То есть, вполне возможно, суд даже в рамках принятого сегодня закона сможет легко отменить решение госорганов (если они вообще будут).

Тем временем в УПЦ уже официально заявили, что менять своего названия не будут.

"В нашей церкви нет никаких оснований менять название в соответствии с этим законом, потому что наш руководящий центр не находится в государстве-агрессоре. Это, наверное, о ком-то другом", – сказал архиепископ Климент, пресс-секретарь УПЦ.

К слову, ряд экспертов предполагают, что целью принятия этого закона является не переименование УПЦ (что, как видим, с юридической точки зрения будет трудно сделать), а пиар на этом.

"Цель этого закона – не переименование, а спровоцировать переходы прихожан в ПЦУ. Со времени объединительного собора почти прошла неделя, а массовых переходов не произошло. В тех же храмах, где служат Симеон или Драбинко, они потеряли по две трети прихожан. От них массово уходит духовенство, не желающее быть в расколе. То есть, целью этого проекта есть дискредитировать УПЦ и давить на прихожан, что вот, вы ходите в "московскую церковь". Параллельно будет идти с оглядкой на этот закон непродление договоров аренды земли под храмами, всеобщее давление на церковь и духовенство, дальнейшие допросы в СБУ глав епархий. То есть стоит задача эскалировать конфликт, получить гарантированное противостояние на церковной почве и растянуть эту ситуацию на три месяца избирательной кампании", – говорит "Стране" политолог Руслан Бортник. 

Тайные выгоды Варфоломея

Изменение церковной карты Украины – пока что главное последствие создания ПЦУ. Для Петра Порошенко это конвертируется в политические дивиденды (по крайней мере он на них рассчитывает). А для Варфоломея после предоставления Томоса – еще и в материальные. 

Он практически официально получает под свою руку 10-12 тысяч приходов – бывших епархий УПЦ КП и УАПЦ. Но это еще не все. Как утверждает израильский журналист Соломон Манн, Томос об автокефалии будет содержать пункты о передаче в прямое подчинение Фанару 38 объектов на территории Украины. То есть – без посредника в лице Епифания. 

По словам журналиста, ссылающегося на источники в Иерусалимской церкви, этот факт уже согласован с самим Порошенко, более того, президент обещал Фанару закрепить его законодательно.

"По сведениям источника, названо 38 объектов, но за них все еще идет отчаянный торг с Порошенко, который пытается снизить их количество до 20. Источник утверждает, что на этих объектах Патриарх Варфоломей собирается все-таки своим эдиктом учредить патриарший экзархат, чтобы управлять своей Ставропигией", – сказано в сообщении. 

Также журналист отмечает, что экзархи, присланные в Украину, помогут новосозданной ПЦУ унифицировать все сложные церковные правила и обряды с греческой церковью, перевести канонические тексты и обновить все молитвенники и т. п.

"Под этот процесс дерусификации (или эллинизации) Варфоломей уже смиренно запросил у Порошенко и Госдепа весьма немалую сумму порядка полтораста миллионов долларов и половину этих денег за послушание Госдеп ему уже обещал перевести в 2019 году. Удастся ли выцыганить что-то в деньгах от Украины – пока неизвестно, но, скорее всего, Порошенко обратится к кураторам из ЕС, которые наверняка что-то дадут", – пишет Манн.

Он считает, что если эти данные подтвердятся, то станет понятным, почему Варфоломей проявил такую лояльность к "выходкам Порошенко и Филарета".

Так это или нет – посмотрим после вручения Томоса. Но подозрения укрепляет тот факт, что предыдущие соглашения Банковой и Фанара уже засекречивали

Раздрай внутри ПЦУ

Впрочем, глядя на уже идущие процессы внутри ПЦУ, слабо верится, что бывшее руководство Киевского патриархата допустит такое нарушение своих "имущественных прав". 

Тот же Филарет, который отошел от патриаршества, тем не менее остался в руководящих органах новой церкви. Да и сам он признается, что будет рулить новой структурой вместе с Епифанием. 

Учитывая тот факт, что бывший глава УПЦ КП никогда не был склонен делиться, то пока столь обширные дары Варфоломею за счет "угодий" ПЦУ выглядят по меньше мере дискуссионными. Вспомнить хотя бы историю с передачей Фанару Андреевской церкви, которую отобрали у "бедной" УАПЦ, – а вот "богатый" Киевский патриархат не пожертвовал Варфоломею ни единой часовни. 

Однако долго ли продержится "лобби Филарета" в своей неуступчивости – неизвестно. Внутри новой церкви уже зреют ростки бунта. Митрополит Волынский Михаил, который претендовал на должность главы вместо Епифания, недавно откровенно заявил, что он и после собора не отказывается от своих амбиций и что "сошел с дистанции" лишь из-за шантажа Филарета, который грозился в противном случае вообще сорвать создание новой церкви.

"От желания стать предстоятелем я не отказываюсь. У меня есть свое видение того, какой должна быть церковь", – заявил Михаил. "Выборы (нового митрополита. – Прим. ред.) могут быть хоть завтра. Причин этому несколько – смерть предстоятеля, отказ его от должности. То, что он молодого возраста, – не гарантия того, что надолго останется в должности", – отметил митрополит.

Странная недомолвка Михаила расшифровывается однозначно – после Томоса сместить Епифания может Константинополь. Если, к примеру, ПЦУ откажется выполнять распоряжения Варфоломея – например, о передаче ему тех же 30 храмов. И выглядит так, будто митрополит Луцкий открыто намекает, что есть кандидатура на замену. 

О том, что такая замена вполне реальна, говорят и другие сторонники автокефалии, намекая на то, что в случае строптивости руководства ПЦУ Стамбул может "принять меры".

Так, упомянутый выше Кирилл Говорун считает, что Томос могут отозвать, если новая церковь задумает какие-то телодвижения, не совместимые с видением Фанара. Например, начнут вносить изменения в устав. Тогда могут "поменять" и Томос. А за этим последует переучреждение церкви (на что, видимо, и надеется "обиженный" Михаил). 

Выводы

1. УПЦ МП в любой случае ожидает нелегкий период. Даже если власти не смогут заставить ее переименоваться (что, как писалось выше, юридически сложно), скорее всего, будет принят второй закон, который позволит "отжимать" храмы.

Расчет властей, видимо, строится на предположении, что большинству верующих все равно, в какую церковь ходить – в ПЦУ или УПЦ. Они больше привязаны к своему привычному храму. И если "отжать" храм, то одновременно получится "отжать" и паству. А что будут думать при этом священники и воцерковленное меньшинство прихожан (а они, как правило, против ПЦУ) – мол, не важно.

Сработает ли такой подход – вопрос. И во многом ответ на него зависит от способности церкви мобилизовать верующих. Крестные ходы показывают – "армия" у этой конфессии больше, чем у Порошенко с его бюджетниками и карманными националистами. И при желании основные свои объекты – например, лавры – прихожане Московского патриархата могут защищать сколь угодно долго. И от радикалов, и от силовиков. 

Вопрос только в том, захочет ли церковь идти на такое обострение. И не попытается ли договориться с властью и уйти в отведенное для нее религиозное гетто. В этом смысле показательной будет реакция церкви митрополита Онуфрия, а главное – ее верующих, на принятие "антицерковных законов". Если УПЦ выведет людей на улицы – это может серьезно поломать картинку власти о "всеобщем объединении" вокруг ПЦУ. 

2.  Создание ПЦУ пока идет с большим скрипом. Да, она унаследовала епархии Киевского патриархата (по сути, это он и есть, только под другой вывеской). Но легитимности в мировом православии она еще не имеет. А могущественных противников – уже хоть отбавляй. Что вне, что внутри страны.

При этом надо помнить, что власть Порошенко не вечна. А новая власть может и не решиться на тотальное религиозное противостояние. Одно понятно уже сейчас – загнать в церковь Епифания большую часть верующих Украины не выйдет в любом случае. УПЦ МП показала, что на шантаж не пойдет – несмотря на уголовные дела, вызовы на допросы и антицерковные законы. 

3. Противоречия внутри ПЦУ проявились меньше чем через неделю после ее создания. Спешка, с которой сшивалась новая церковь, оставила много недовольных. Среди них – упомянутый митрополит Луцкий Михаил, который прямо заявил, что претендует на место предстоятеля даже после собора. Это прямая заявка на раскол, высказанная с открытым забралом. 

4.  В целом – УПЦ не "посыпалась". Впервые это стало понятно на соборе, где не было почти никого из церкви Онуфрия. И сейчас монолитная позиция УПЦ стала еще отчетливее. 

5.  Переименование УПЦ МП в "Русскую православную церковь", если оно вообще состоится, по задумке властей, должно отпугнуть от церкви многих прихожан (особенно в центре и на западе страны) и облегчить задачу "отжима" храмов. Однако трудно сказать, насколько такое предположение оправдается. И раньше, благодаря массированной официальной пропаганде, все и так знали, что УПЦ МП – это "московская церковь". Но, тем не менее, это не мешало в нее ходить верующим. В любом случае, даже после переименования позиции церкви как минимум на юго-востоке останутся теми же. И, значит, будущая "РПЦ" станет уже не нейтральной, а прямо оппозиционной властям – за счет роста доли "протестного" электората в ее рядах. Таким образом, власть снова отработает на раскол страны по линии "запад – восток".

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!