Нападение на журналистов под Генпрокуратурой в сентябре 2018 года. Фото - facebook.com/roman.i.petushkov
Нападение на журналистов под Генпрокуратурой в сентябре 2018 года. Фото - facebook.com/roman.i.petushkov

Международная организация IREX опубликовала Индекс устойчивости СМИ (Media Sustainability Index) за 2018 год.

По его данным, Украина теряет позиции в обеспечении свободы слова - с 2,54 баллов она опустилась до 2,48. При этом страна остается в рамках "Почти устойчивой системы". 

Тенденция к падению уровня свободы слова фиксируют многие международные наблюдатели. Так, например, в октябре Freedom House отметил падение свободы слова в украинском интернете, переведя нашу страну из полностью свободных в ранг частично свободных.

А если верить опросам среди самих украинцев, то и они отметили негативный тренд - явное ухудшение дел с цензурой и немотивированными информационными запретами. 

"Страна" прочитала отчет IREX и узнала, почему позиции Киева по свободе слова просели.  

Блокировка сайтов

В отчете упоминается блокировка сайтов из России - в частности социальных сетей в мае 2017 года.

"Эти шаги были восприняты многими как справедливые, и они были приняты НАТО и Европейским союзом в качестве действительных мер национальной безопасности", - говорится в отчете. Однако, признают в IREX,  они создали прецедент ограничения доступа к медиа со стороны правительства.

Отмечая, что опрошенные 30 экспертов-политологов единогласно согласились с решением Порошенко, отчет фиксирует, что журналисты и айтишники оказались не столь единодушны. Среди 200 экспертов по СМИ, правам человека и ИТ-сектору, опрошенных Internews Ukraine в октябре, 48,3% были согласны с запретом, а вот 40,2% посчитали его негативным.

Отмечается, что через два месяца после того, как Порошенко наложил запрет, депутаты правящей партии предложили блокировать веб-сайты без суда - по решению прокурора или СНБО.

Карманный Нацсовет и цифровое ТВ

У IREX есть ряд вопросов к работе Нацсовета по телерадиовещанию. В отчете приводится мнение, что выборы его членов не являются ни аполитичными, ни прозрачными. Во-первых, нет понятных критериев заполнения президентских квот на должности в Нацсовете. Во-вторых - вещатели сталкиваются с чрезмерными требованиями к лицензированию.

Со ссылкой на представителей отрасли в документе говорится, что решения о лицензировании политизированы, а каналы, связанные с Порошенко, получают быстрые и благоприятные решения. 

Также Украина дважды пропустила предельные сроки для отключения аналогового вещания: июнь 2015 года и июнь 2017 года. Теперь очередь будет завершена в 2018 или 2019 году.

При этом говорится, что, несмотря на заверения властей Украины, до сих пор нет точного измерения охвата цифровой аудитории, а в некоторых районах нет технических средств для покрытия. В результате вещатели теперь платят двойную плату за аналоговую и цифровую передачу в течение шести лет.

Преследования журналистов

В этой сфере документ отмечает "всплеск нарушений Службой безопасности Украины" и отсутствие доказательств или объяснений, когда она задерживает блогеров или депортирует иностранных журналистов.

В августе 2017 года силы безопасности отказали во въезде двум испанским журналистам и депортировали двух российских. В мае Украина запретила въезд Ашоту Джазояну, секретарю Российского союза журналистов, за его визиты в Крым и депортировала заместителя директора российской компании Игоря Шувалова, который выпускает новости для украинского телеканала "Интер".

Также в документе упоминается задержание в "ДНР" журналиста Станислава Асеева и блогера из Луганска Эдуарда Неделяева, а также дело крымского журналиста Николая Семены, который получил условно 2,5 года и запрет на публичную деятельность на 3 года.

Нападения на журналистов

В Украине - сильная законодательная защита для журналистов. Статьи УК, принятые в 2015 году, специально предусматривают уголовную ответственность за насилие и угрозы в отношении журналистов, их семей или их имущества - если они связаны с их профессиональной деятельностью.

Однако в отчете говорится, что эти законы не применяются.

В 2017 году в контролируемых центральным правительством частях Украины было зафиксировано 276 нарушений свободы печати по сравнению с 264 случаями в 2016 году и 310 в 2015 году. Три случая были зарегистрированы на Донбассе и 16 в Крыму, в результате чего общее количество составило 293 случая.

Главные нарушения - ограничение доступа к информации (41 случай по сравнению с 30 в 2016 году) и угрозы (37 случаев по сравнению с 43 в 2016 году). Было 29 сообщений о физических нападениях - столько же, сколько в 2016 году, и 15 случаев кибератак, нанесения ущерба имуществу, политического давления и судебных процессов против средств массовой информации.

В первой половине 2017 года было зарегистрировано 149 случаев преступлений против работников средств массовой информации, но было рассмотрено только 14 таких случаев, причем некоторые из них относятся к предыдущим годам. В качестве победы приводится случай, когда человек был приговорен к трем годам тюрьмы Винницким судом за то, что он ударил журналиста, записывающего видео о процедурах остановки авто полицейскими. Обычно виновные отделываются штрафами.

Председатель Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко делает аналогичные пессимистичные выводы. Пока еще не возбуждено уголовное преследование по какому-либо из 271 случаев физической агрессии против журналистов, которые НСЖУ зафиксировал во время протестов Евромайдана в ноябре 2013 года - феврале 2014 года, а убийство Павла Шеремета, чья машина была взорвана в Киеве в июле 2016 года, остается нераскрытым. В 2017 году было зафиксировано 80 случаев физической агрессии против журналистов в первые 10 месяцев года.

Жертвы жалуются на отсутствие эффективных и оперативных расследований. Томиленко также отметил, что менее 10 процентов случаев привлекаются к суду, а приговоры не пропорциональны совершенным преступлениям. Международные наблюдатели отметили безнаказанность, фактически предоставленную преступникам против журналистов.

Журналисты программы "Схемы" сообщили о нескольких случаях запугивания со стороны сил безопасности и частной охраны в 2017 году. Приводится конфликт "Схем" с охраной Виктора Медведчука. Также в отчете упоминается попытка засудить антикоррупционера Виталия Шабунина за драку с видеоблогером Всеволодом Филимоненко. 

Независимость СМИ

Редакционная независимость СМИ защищена законом, но на практике она шаткая. Владельцы средств массовой информации и финансовые спонсоры регулярно вмешиваются в редакционную политику, а муниципальные власти по существу рассматривают местные СМИ как свой рупор.

Мониторинг Института демократии им. Пилипа Орлика  в Киеве показал, что самые высокие объемы "джинсы" и правительственных пресс-релизов находятся в муниципальных СМИ. 

Доступ к информации

Закон предусматривает свободный доступ к общественной информации. Ответственность за незаконный отказ в таком доступе была добавлена ​​в Уголовный кодекс в 2016 году. А в октябре 2017 появился и первый приговор должностному лицу за это преступление. Окружной суд Закарпатской области назначил наказание председателю сельсовета за сокрытие общественной информации. Начисленный штраф в размере 3 200 гривен был отменен амнистией, но сельский голова был вынужден оплатить 8 000 гривен судебных издержек.

При этом, доступ не всегда распространяется на все СМИ. Правоохранительные органы уделяют приоритетное внимание запросам комментариев с телеканалов по сравнению с интернет-СМИ. Правила аккредитации для определенных событий, особенно тех, которые связаны с государственными чиновниками, таковы, что блогерам особенно сложно попасть на мероприятия. Правительство ограничивает поездки журналистов в зону АТО.

9 критериев свободы слова в СМИ

В исследовании перечислены критерии, по которым в IREX измеряется свобода слова:

1. Существует и действует правовая и социальная защита свободы слова. 

2. Процесс лицензирования вещания СМИ являюется справедливым, конкурентоспособным и аполитичным.

3. Вход на рынок и налоги для СМИ являются справедливыми и сопоставимыми с другими отраслями.

4. Преступления против журналистов или СМИ активно преследуются, совершаются редко.

5. Государственные или общественные СМИ не получают льготные юридические права, закон гарантирует редакционную независимость.

6. Клевета является вопросом гражданского права, оскорбленные стороны должны доказать ложность и злой умысел.

7. Общественная информация легко доступна; право доступа к информации в равной степени предоставлен для всех СМИ и журналистов.

8. У средств массовой информации есть неограниченный доступ к информации; это одинаково соблюдается для всех СМИ и журналистов.

9. Вход в журналистскую профессию является бесплатным, а правительство не налагает никаких лицензий, ограничений или специальных прав на журналистов.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!