Матвей Ганапольский и Евгений Киселев оказались в
Матвей Ганапольский и Евгений Киселев оказались в "расстрельном списке"

В Сети активно обсуждают "список Луценко" – документ, который мало кто видел, но в котором записаны фамилии 47 журналистов и блогеров, обреченных, по версии СБУ и ГПУ, на смерть от рук нанятых российскими спецслужбами киллеров. 

По сути, десяткам журналистов заявили, что их собираются убить.  

В Украине журналистов и раньше запугивали. И даже убивали. Но впервые перед выборами президента десятки медийщиков предупреждают о насильственной смерти с официальных трибун. 

Что это – технология по созданию "образа врага", попытка запугать медийщиков и заставить их быть благодарными (а значит – и более лояльными) к власти или реальная угроза из-за границы?

"Страна" изучила, что думают на этот счет сами украинские журналисты и блогеры. 

Угроза провала

На днях в Украине произошла грандиозная мистификация – силовики инсценировали убийство российского журналиста Аркадия Бабченко. Которого якобы "заказали" в Москве – но СБУ смогла предотвратить преступление и выйти на организатора.

Правда, подозреваемый в организации этого преступления – киевлянин Борис Герман – заявляет, что сам является агентом СБУ и, в данном случае, участвовал в спецоперации контрразведки. Что не звучит как нечто невероятное: Герман – легальный торговец оружием и поставщик украинской армии. Такие личности, по умолчанию, всегда находятся под плотным контролем спецслужб. 

По мнению Германа, то, что его задержали, – это либо результат бардака внутри спецслужбы (когда один департамент не знает, что делает другой), либо следствие измены ряда сотрудников Службы, которые решили сорвать операцию (Луценко, впрочем, сотрудничество Бориса Германа с СБУ отрицает).

А после явления публике колоритного киллера-нациста-монаха Алексея Цымбалюка, который также работал на СБУ, – версия следствия о "руке Москвы" начала вызывать скепсис даже у самых горячих противников путинской России. Слишком неадекватными (мягко говоря) оказались все, кто был вовлечен в операцию.

Параллельно международные организации и правительства официально обвинили Украину в создании fake news с "убийством" Аркадия Бабченко. Угроза опозориться стала до боли реалистичной. Но здесь правоохранители сделали ход, который, по их прикидкам, должен повернуть стрелки общественного мнения в другую сторону. 

План Б. "Список Путина"

31 мая Германа под гомерический смех "Фейсбука" и скепсис мировых СМИ арестовали на два месяца. А уже на следующий день власть начала качать тему "расстрельного списка Путина". 

По версии генпрокурора Луценко, следствию стали известны следующие "жертвы" хозяина Кремля. В списке – три десятка журналистов. Это по первой версии. По второй – уже 47.

Почему 31 мая СБУ и генпрокурор говорили о "списке 30-ти", а на следующий день Луценко заявил о 47 потенциальных жертвах – история умалчивает. Видимо, планы российских чекистов за ту ночь кардинально изменились – о чем, конечно же, немедленно прознали украинские спецслужбы. 

"В результате этой оперативной комбинации следствие получило список из 47 (!) человек, которые могли быть следующими жертвами террористов. Преимущественно, это известные украинские и экс-российские журналисты… Сегодня они уведомлены об опасности и организуется их защита", – написал Луценко на своей странице в соцсети "Фейсбук" в пятницу вечером.

В тот же день два российских журналиста – Матвей Ганапольский и Евгений Киселев, – работающих в Украине на пропрезидентском канале "Прямой", рассказали, что ходили в СБУ знакомиться со списком, в котором они, как оказалось, присутствуют.

"Это была встреча, связанная с делом Бабченко и с вопросами безопасности журналистов, работающих в Украине... Это была служебная встреча по вопросам безопасности для тех людей, которые находятся в этом списке", – рассказал Ганапольский.

Он отметил, что присутствующие подписали специальный документ о неразглашении, "потому скажем только то, что можно сказать". 
 
"Смысл заключается в том, что нам надо быть внимательными, потому что те, кто организовывали покушение на Бабченко, это люди, которые будут пытаться осуществить реванш, поэтому всем нужно быть внимательными", – отметил журналист.

По его словам, эта встреча не имела целью пиар действий силовиков.

"Единственное, что я могу сказать, что в этом списке, когда его обнаружили, были не 30 фамилий, а 47", – добавил Ганапольский.

Он рассказал, что присутствующим дали ознакомиться "с некоторыми материалами, которые, кстати, потом будут показаны", чтобы "показать серьезность этого дела".

"И я сделал вывод ... это действительно была серьезная история, с проплаченными деньгами ... с целью убийства Бабченко", – отметил журналист.

Евгений Киселев добавил, что у него "никогда не было особенно сомнений, что моя фамилия там есть".

Позже стало известно, что СБУ вызвала на беседу по тому же поводу еще нескольких журналистов. Так, встреча состоялась с телеведущей Татьяной Даниленко и совладелицей и шеф-редактором интернет-издания "Левый берег" Соней Кошкиной.

Даниленко сказала, что в списке СБУ примерно треть – журналисты. Также есть те, кто просто активно пишет в соцсети. Даниленко добавила, что в СБУ предупредили, что будут предоставлять охрану людям из списка.

Похожие беседы состоялись с журналистами Юрием Макаровым, Османом Пашаевым и Сергеем Ивановым. 

"47 ронинов" 

В Сети появление "расстрельного списка Путина" вызвало всплеск эмоций. Для начала обратили внимание на рассогласование в цифрах, о котором говорилось выше.

"– Юрий Луценко вчера в 20.00: "ГПУ и СБУ узнали лишь 3 фамилии из 30-ти человек, которых планировали убить"
– Юрий Луценко вчера в 22.00: "ГПУ и СБУ узнали все 30 фамилий лиц, которых планировали убить"
– Юрий Луценко сегодня в 17.00: "ГПУ и СБУ узнали 47 из 30 фамилий лиц, которых планировали убить".

Извиняюсь, по какой причине у человека перед глазами предметы начинают множиться?" – задается риторическим вопросом журналист Дмитрий Гнап. 

В Сети после сообщения родился мем "47 ронинов". 

"Читал Луценко. Картина ясная, "47 ронинов". Не хочу расстраивать Юрия Витальевича, но чем дальше, тем смешней.

За небрежно брошенные в толпу 30 тысяч долларов, наши 47 журналистов и общественных деятелей, порвали бы друг друга в клочья.

На шматки британского флага, без всяких киллеров и организаторов. Вместе с родными, друзьями, любовницами и домашними животными.

И попадись им под руку герой нашего времени, Бабченко, и из него сделали бы чучело, куда там врагам", – пишет блогер Макс Бужанский.

Журналист Дмитрий Горулько произвел арифметические вычисления – сколько времени понадобилось бы священнику-националисту Аристарху, чтобы исполнить заказ на всех 47 журналистов. 

"Вопрос о количестве киллеров для 47 ронинов, кстати, отнюдь не праздный. Если бы бывший поп, а ныне правосек каждый атентат готовил дней 10, и так по всему списку, ему бы понадобилось полтора года где-то. Без отпуска и больничных. Да и смысл это растягивать – страшнее было бы полсотни лучших людей города максимально быстро упромыслить. Т. е. где-то должен пастись еще табун киллеров без вожака", – пишет журналист.

В комментариях у Горулько вообще удивились, почему спецслужбы России постоянно (если верить украинским силовикам) нанимают сомнительных украинских дилетантов для таких преступлений – вместо того, чтобы использовать наверняка имеющихся профессионалов?

"Тебя не смущает тот факт, что спецслужба якобы сдала на аутсорсинг убийства? Какой-то оголтелый буржуазный менеджмент", – пишет журналист Денис Ялухин.
 
Горулько ответил: "Смущает, но что делать. Мы ведь верим Юрию Витальевичу, как себе". 

Тему продолжает журналист Вячеслав Чечило, который излагает свою версию числа "47". 

"Все недоумевают, почему "список 47", а не куда более адекватный "список 5" или "список 10". Некоторые френды даже посчитали, что если убивать по 1 человеку в 10 дней, то Кремлю понадобится полтора года, а это уже попахивает бредом.

Но на самом деле все очень логично. Грицак и Луценко взяли эту цифру вовсе не с потолка. Это то количество "мест", которые можно продать. 

Любой уважаемый себя патриот просто обязан будет купить перед выборами звание "личного врага Путина". Вот их ГПУ и СБУ и будут обилечивать. 

Хорошая инвестиция, хороший бизнес-план. Что еще нужно, чтобы достойно встретить старость?"

"Юрий Витальевич, а где вы столько журналистов взяли - 47? В расстрельном списке. 

Вы за последние два года с вашими креативными друзьями так извратили рынок, что два десятка пишущих, говорящих, и думающих если наберется - слава Богу.

Остальные зашугались, спились, скурвились, или спорохоботились в хлам. За ваши деньги", – сетует заместитель главного редактора "Страны" Светлана Крюкова.

Журналист Игорь Бурдыга назвал появление еще 47 "жертв Путина" "операцией Мультибабченко". 

А креативный продюсер департамента журналистских расследований "1 +1", редактор программы "Деньги" Александр Дубинский в эфире телеканала ZIK заявил, что "расстрельный список Кремля" из 47 журналистов дает власти возможность убирать наиболее неудобных журналистов. 

 

Дубинский считает, что сегодня все усилия карательного аппарата государства направлены на то, чтобы журналистов взять "под колпак".

"Кого-то удается взять под колпак подобным образом, кто-то готов идти на финансовые отношения. Третьих берут при помощи списков, им говорят о том, что тебя могут убить, но мы тебе дадим охрану, а ты же будешь испытывать к нам чувство лояльности, мы же тебя защищаем", – отметил журналист.

По его словам, в целом, для Петра Порошенко и людей во власти журналисты не нужны, они мешают: "Я в эти списки журналистов на убой не верю. Зачем Путину убирать журналистов, которые критикуют власть, если у него цель – сковырнуть эту самую власть. Это contradiction, противоречие". 

"Подобный список открывает возможности для любых действий власти, он позволяет совершать любые беспредельные, аморальные поступки против тех, кто эту власть критикует и представляет ей угрозу", – резюмировал журналист.

А известный юрист Андрей Портнов обращает внимание еще на один интересный аспект дела.

"Те, кто работал в верхних кабинетах, знают, какие функции, кроме самой охраны, попутно выполняют органы государственной охраны.

Их задача – запоминать и документировать встречи, передвижения, контакты, места личной и деловой активности, точки постоянной дислокации, ведущиеся в присутствии охраны телефонные разговоры лиц, входящих в ближайшее окружение охраняемого лица, личности аффилированных лиц, родственников, водителей и нянь, устанавливать дополнительные средства коммуникации, электронные каналы связи и сферы жизненных интересов.

Если охраняемое лицо является важной с информационной точки зрения птицей, ему еще и устанавливают там, где это удается, оперативно-технические средства для негласного съема информации", – написал у себя в ФБ Андрей Портнов.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!