В Украине предложили усилить ответственность за создание и распространение фейков – другими словами, клеветы. Самое забавное, что сделано это было 15 января – за день до годовщины "диктаторских законов" Януковича, в одном из которых содержалась похожая норма. 

Инициатива поступила от провластной фракции БПП. Очередную войну фейкам объявил лично глава Блока Порошенко в парламенте Артур Герасимов.

Очередную – потому что в истории Украины это уже не первая попытка оградить руководителей государства от новостей, которые портят им нервы.

Одной из последних таких стал сюжет грузинского телеканала "Рустави-2" о "письмах Порошенко к ФСБ". Его перепечатало немало украинских СМИ. При ближайшем рассмотрении одно из писем оказалось фейком (скорее всего).

Практически все ресурсы, которые опубликовали информацию "Рустави", сделали оговорки о том, что информация может быть недостоверной. Однако власти это не остановило. Инициативу Герасимова подхватила первый вице-спикер Рады Ирина Геращенко, и, похоже, процесс пошел.

Что интересно, в Украине давно действуют механизмы защиты от недостоверной информации, и засудить любое СМИ при условии, что оно действительно публикует клевету, не составляет проблемы.

Поэтому, вероятно, речь идет об упрощении этой процедуры для властей, вокруг которых в последний предвыборный год сжимается информационное кольцо. И об ужесточении ответственности для журналистов и СМИ, под предлогом расплаты за "содействие агрессору" (а под это можно подвести все что угодно).

"Страна" вспомнила, сколько раз в Украине пытались ввести "запрет на компромат" и что из этого вышло.

Закон о клевете 2012 года

Об уголовной ответственности за клевету заговорили в 2012 году. В стране уже активно раскручивалась информационная кампания против президента Виктора Януковича. Власть "регионалов" понимала, что против нее будут использовать технологии Майдана, которые сработали в 2004 году. И готовилась к ним по-своему.

Закон, за который проголосовала Верховная Рада 18 сентября, вводил ответственность за оскорбление и клевету – уголовную наряду с административной.

Законопроект добавлял в Уголовный кодекс статьи о клевете и оскорблении, которые должны были трактоваться как преступления против свободы, чести и достоинства личности.

Уголовная часть документа касалась именно СМИ и публичных выступлений. За клевету на публичных площадках вводилось наказание в виде штрафа от 1000 до 1500 необлагаемых минимумов (17-25,5 тыс. гривен – здесь и далее на 2012 год) или исправительных работ на срок до 2 лет, либо ареста на срок от 3 до 6 месяцев.

За клевету, совмещенную с обвинением личности в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, согласно законопроекту, предусматривался штраф от 1500 до 2500 необлагаемых минимумов (25,5-42,5 тыс. гривен) или арест на срок от 6 до 8 месяцев, либо лишение свободы на срок до 3 лет.

За клевету, осуществленную с использованием своего служебного положения, предлагалось установить штраф от 2500 до 5000 необлагаемых минимумов (42,5-85 тыс. гривен), а за клевету, спровоцировавшую расстройство здоровья потерпевшего – ограничение или лишение свободы на срок от 3 до 5 лет.

За оскорбление предлагалось установить наказание в виде штрафа в размере 500 необлагаемых минимумов (8,5 тыс. гривен) или исправительных работ на срок до 6 месяцев.

Оскорбление в публичном выступлении или СМИ, согласно законопроекту, обошлось бы обидчику в 500-1000 необлагаемых минимумов (8,5-17 тыс. гривен) или исправительными работами на срок до 1 года.

На законопроект, принятый усилиями Партии регионов, коммунистов и Народной партии Литвина, обрушились международные организации и украинские информационные ресурсы.

Акция протеста СМИ началась 25 сентября, а уже на следующий день президент Янукович назвал закон ошибкой и похвалил его автора – регионала Виталия Журавского – за решение отозвать документ из парламента.

Позже Журавский стал жертвой "мусорной люстрации".

"Диктаторские законы" 2014 года

Вторая попытка закрутить гайки в СМИ была предпринята в январе 2014 года – то есть в разгар Евромайдана.

Провластное большинство Рады 16 января приняло целый ряд законов, которые в лагере оппозиции назвали "диктаторскими".

Эти законы усиливали и вводили ответственность за все, чем занимались активисты Майдана – несанкционированные митинги, неподчинение сотрудникам правоохранительных органов, блокирование зданий, езда автоколоннами (привет Автомайдану), ношение балаклав и многое другое.

В адрес СМИ были направлены несколько положений этих законов. Первое – вводилась уголовная ответственность за "экстремистскую деятельность". Под ней подразумевались призывы к свержению строя и массовым беспорядкам, разжиганию вражды по практически любым критериям.

Другими словами, за публикацию мнения о том, что в Донбассе живут одни "бандиты" и "наркоманы" можно было получить два года исправительных работ.

Во-вторых, вводилась уголовная ответственность за клевету – штраф, исправительные работы или ограничение свободы до 2 лет в случае заведомо ложного обвинения в тяжком преступлении. Норма почти дословно была списана с провалившегося закона двухлетней давности.

В-третьих, национальная комиссия по госрегулированию связи и информатизации получала право без решения суда ограничивать доступ к интернет-ресурсам, распространяющим "противозаконную" информацию либо осуществляющим деятельность информационного агентства без регистрации. Последний пункт касался информационных интернет-сайтов, многие из которых не были зарегистрированы как СМИ. 

Эти законы Виктор Янукович подписал на следующий день после принятия – 17 января. Позже против авторов законов были возбуждены уголовные дела.

Впрочем, сторонники "законов 16 января" до сих пор утверждают, что эти нормы были под копирку списаны с аналогичных в западных странах. Пусть и так, но принятые в разгар противостояния, законы только подогрели протесты и дали повод для порки Украины в международных организациях.  

Сегодня в Украине по делу "диктаторских законов" преследуют экс-нардепов Владимира Олейника, Игоря Калетника и Александра Ефремова.

Пашинский: "Пора закрывать шлюзы"

Через два года нардеп-"фронтовик" Сергей Пашинский пожалел о том, что был отменен "диктаторский закон" о клевете.

Об этом он прямо заявил в апреле 2016 года на заседании согласительного совета Рады.

"Я буду инициировать введение ответственности за ложь, как это было раньше. Потому что мы эту норму – боялись диктатуры – сняли и сейчас раскрыли шлюзы. Но шлюзы не воды, которой поливают, а шлюзы, извините меня, не хочу говорить в эфире чего. И эти шлюзы надо закрыть, иначе мы страну потеряем", – заявил он.

По словам Пашинского, в Украине "нет свободы слова, у нас есть свобода лжи".

"Нам врут в этом зале, нам врут в этих ток-шоу, и никто не несет ответственности!" – возмутился он.

Негодование Пашинского можно было понять: еще до стрельбы в Вячеслава Химикуса он был одним из самых непопулярных депутатов Верховной Рады. Его имя было связано с рейдерским захватом предприятия "Житомирские сладости" и со скандальным законопроектом о спецконфискации без суда.

Однако, после возмущения СМИ, Пашинский так и не подал свой обещанный законопроект.

Попытка №4. На сцену выходит БПП

Блок Петра Порошенко стал еще одной фракцией, которая решила вернуть "диктаторскую" норму, не стесняясь ее "регионального" бэкграунда.

"Мы поддерживаем идею о необходимости принятия закона против недостоверной информации". С таким предложением выступил 15 января – почти в годовщину "диктаторских законов" – глава фракции БПП Артур Герасимов.

В частности, Герасимов призвал создать рабочую группу и разработать проект закона.

"Сегодня количество фейков, которые наш северный сосед будет распространять в нашей стране, будет только увеличиваться", – аргументировал он разработку закона.

На предложение Герасимова оппозиционно настроенные парламентарии ответили троллингом. 

Член партии "Объединение "Самопомощь" Олег Березюк отметил, что такой проект можно только приветствовать, ведь он "поможет президенту избавиться от чиновников и, прежде всего, ГПУ".

Идея Герасимова возникла на пике скандала с "письмами Порошенко к ФСБ", которые опубликовал грузинский телеканал "Рустави-2".

В его сюжете утверждается, что Петр Порошенко в 2007 году написал просьбу в ФСБ разрешить ему въезд в Россию – ранее его не впустили в страну как "нежелательную персону". В просьбе "Порошенко" уверяет, что привлекает инвестиции в Россию и не имеет ничего общего с "антироссийской истерией Ющенко".

"Страна" уже предполагала, что как минимум одно из этих писем – фейк. Однако на "Рустави-2" уверяют в их подлинности и готовы судиться.

О серьезности намерений БПП говорит и заявление первого вице-спикера Рады Ирины Геращенко. Она – прямо как и регионалы когда-то – сослалась на опыт западных стран.

"Мы видим, что Франция, США, все остальные цивилизованные страны уже нарабатывают соответствующий законопроект о борьбе с фейками, против их распространения. Я считаю, что и парламент, и журналисты, и эксперты должны присоединиться к такой рабочей группе, наработать такой законопроект и принять его максимально быстро", – заявила Геращенко.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!