В полиции рассказали, что следствие вышло на след Россошанского после трафика телефонных звонков, который не состыковался с показаниями его семьи.

Об этом во время сегодняшнего брифинга заявил заместитель главы Нацполиции Вячеслава Аброськин.

По его словам, после первых опросов и подомовых обходов, семья Россошанского изначально сказала, что в день исчезновения Ирины Ноздровской, 29 декабря, они рано легли спать. Около 21:00-22:00.

Но после сбора доказательств в полиции увидели несостыковку по трафику разговоров, полученных от мобильных операторов. Обычно у членов семьи было около пяти звонков в сутки.

По словам Аброськина, резкий скачок в количестве разговоров с телефонов членов семьи был зафиксирован 27 декабря, в день апелляции по делу о ДТП с их сыном Дмитрием Россошанским. Ранее он насмерть сбил сестру Ирины Ноздровской.

Такой же скачок зафиксировали и 29 декабря, в день убийства Ирины Ноздровской. Мать Дмитрия Россошанского звонила с 18 часов и до глубокой ночи. И на следующий день до часу дня. В том числе она звонила своему супругу Юрию Россошанскому, который заявлял, что был дома и в это время семья уже легла спать.

По звонкам полиция предположила, что Россошанский отсутствовал около двух часов.

Подробнее об уликах, которые позволили подозревать Юрия Россошанского читайте в материале "В полиции рассказали, как именно вышли на след Россошанского".

Напомним, что 9 января суд арестовал подозреваемого в убийстве Ирины Ноздровской. "Страна" писала, как это было.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!