Игорь Зварич презентовал третью книгу из своей трилогии
Игорь Зварич презентовал третью книгу из своей трилогии, Анастасия Рафал, "Страна"

Слова "правосудие" и "словоблудие" не только созвучны, но зачастую являются синонимами. К такому выводу пришла спецкор "Страны", посетив сегодняшнюю презентацию книги судьи-колядника Игоря Зварича "Банановое правосудие Украины". И это уже, кстати, третья книга знаменитого автора.

— Чем занимаетесь после освобождения? 
— Пишу книги, — Зварич округлил глаза, словно услышал вопрос, "откуда берутся дети"? Чем, мол, еще может заниматься приличный человек, особенно бывший судья после 7 лет отсидки?

— А почему двух ваших первых книг — "судья-коммунист" и "судья-националист" нет ни в одном книжном магазине Киева?
— Мабуть ховають, — неуверенно усмехнулся колядник. И подумав, добавил:

— Не така велика їхня кількість, та й хто у нас зараз читає такі важкі книжки?

За время отсидки экс-глава Апелляционного суда, осужденный на 10 лет за получение взятки в размере почти 1 миллион гривен, и вышедший досрочно по "закону Савченко", освоил в неволе новую профессию — писателя.

Мелочиться не стал. Сразу посягнул на собрание сочинений.

Его трилогия называется по-гитлеровски: Mein Kampf in Ukraine. Зварич вообще тяготеет к пафосу.

 В 2013 году как-то незаметно вышла первая книга "Судья-коммунист", в следующем — "Судья-националист", а сейчас вышла его "Банановое правосудие Украины".  

— Це вже остання книга, — обнадежил было Зварич. Но позже рассказал, что осенью намерен выпустить очередной труд — о том, какой увидел Украину после выхода из тюрьмы. Освободился экс-судья, напомним, пару месяцев назад.   

"Наше состояние судопроизводства отражает состояние..."

Но вернемся к трилогии. Сам Зварич во время презентации рассказал, что "эти книги — фотография состояния судопроизводства в Союзе и в Украине. И фотографом выступаю я. Сначала судья, а потом осужденный".

Дальше автор ударился в примитивную философию, и нагородил много общих банальных фраз в стиле:

— Наше состояние судопроизводства отражает состояние государственного устройства. А это устройство — олигархия. Поэтому и суды у нас олигархические. То есть, корень проблемы — не суды.

— Меня удивляет мысль про справедливый суд. Его нет и не может быть. Поскольку справедливость — понятие относительное.

Независимого суда тоже не может быть, потому что все мы от чего-нибудь, да зависим. И вообще, зачем, мол, государству суд, если оно постоянно кричит, что суды — это наша главная головная боль. И, наконец, в будущем, уверен, Зварич приговор будет выносить… компьютер. Но судьи все равно останутся.  

— Они будут слушать процессы. Но не будут принимать решение. Если бы мы работали с железякой — вот тогда бы не было коррупции.

Блоха — это... 

Вообще, надо сказать, что умение говорить долго, обтекаемо и ни о чем отличает любого украинского чиновника. И Игорь Зварич — не исключение.

— У нас не действует презумпция невиновности. Все говорят, что личность задержали на получении взятки, и он — взяточник. СМИ каждый день пишут, что человек — преступник. Что делать суду через несколько нет, когда общество уже разогрето и требует крови? И суд принимает целесообразное решение.

— То есть вы взяток не брали? — спрашиваю.

— Что такое взятка? ­— отправляется в очередное "плавание" Зварич. ­— Взятка — это уголовное деяние. Если у меня, или у вас есть информация о том, что личность берет взятки…

— А вы брали? — перебиваю.

— Дайте мне сказать. Что такое взятка? Это уголовное деяние, оно должно рассматриваться в зале суда. А мы с вами сейчас находимся не в том зале, чтобы…

— Вы говорили, что у нас суды олигархические, — не выдерживает кто-то из коллег, — какова была ваша роль в этой системе.

После длительных витиеватых предложений ни о чем, Зварич вышел на финишную прямую.

— В 2008 году никакой олигархии не было.

— А какой тогда был суд?  

— Украинский, — заморгал судья.

— Вас обижает прозвище "колядник"? — спрашиваю.

— Что такое коляда? Это рождественская песня… Если кто-нибудь думает, что рождественская коляда — это обидно…

Словом, общение — как в том анекдоте про студента, который выучил к экзамену только один билет — про блох. Приходит. Садится. Учитель спрашивает его о кошках.

— Кошки — это такие животные, у которых есть шерсть, а в шерсти есть блохи. Блоха — это…

— Хватит. Расскажи про рыб.

— Рыбы — это такие животные, у которых есть чешуя. А если бы была шерсть, то в ней бы жили блохи. Блоха — это…   

Про киндера и кондитеров

В таком же стиле написано и "Банановое правосудие в Украине". Догадаться, о чем книга, удается не сразу.

Открываешь — читаешь: "ВСТУПНЕ СЛОВО"

"Осінь. Яка чудова пора року! Не відаю, чому саме, десь на підсвідомому рівні з самого малечку я надавав перевагу з-поміж інших пір року осені. Коли шумлять вітри, а земля вкривається багряно-жовтим листям, хочеться думати, вірити, творити.

Вітер — люба моя стихія"…

И так девять страниц. Единственная более-менее содержательная вещь: оказывается, в детстве сверстники дразнили его "киндером" и он очень на это обижался.

Дальше идет набор общих фраз о том, что это Россия аннексировала Крым. Что к Майдану можно относиться по-разному. Что революция — это хирургическое вмешательство, а эволюция — путь постепенных изменений. Короче, набор общих фраз.

Единственное, что можно почерпнуть из первой части — что мать Зварича и его сестра Леся — хорошие кондитеры. "Їх випічка тане в роті".

Борец за правду

Собственно, кое-какая конкретика начинается с 40-й страницы. Но мало. И местами не слишком правдоподобно. 

Значит, за назначение главой суда с Игоря Зварича требовали деньги — 700 тысяч долларов. Кто конкретно — он не называет. Здесь пока еще правдоподобно. 

Дальше Зварич описывает диалог по поводу своего назначения с правой рукой губернатора Львовской области Олейника — Александром Ганущиным — которого он встретил на выходе из кабинета Валерия Гелетея (при Ющенко - глава Управления госохраны).

Из этого диалога можно сделать вывод, что чиновники между собой общаются, как герои шекспировских повестей. Только с примесью колорита украинского села.

— Про що ж саме ми будемо говорити у святая святих держави?

— Не іронізуйте. Ви чудово знаєте предмет розмови. Адже вас викликали в Секретаріат по питанню призначення головою суду.

— Ви чудово поінформовані.

— Щодо поінформованості, то я вже таки керівник апарату. Щось таки та знаю. До того ж тут працює мій родич.

— Дійсно. Як я міг забути головний принцип працевлаштування в Секретаріаті: кумівство і родинні стосунки з "Доном Карлеоне".

— Не будемо кидати каміння один в одного. Я так підозрюю, ви голодні. Знаю тут неподалік одне місце, де можна смачно і недорого поїсти, якщо ви не заперечуєте.

— Чому ж я мав би заперечувати. Голод — не тітка. Пиріжка не піднесе. 

Закончилась эта феерическая история тем, что за Зварича вступился Яценюк — просто потому что он хороший парень, наверное. 

— Знаю, знаю, хто і що хотів тут стягнути з вас за цю посаду. Можете не переживати, — пообещал Яценюк.

— Але в мене немає тої суми, яку хоче отримати ваш шеф.

— Ігоре Степановичу, жодної розмови про гроші ми не ведемо.

Так наш герой и стал главой суда.  

В остальном, интересного в книге мало: в основном, фотографии из личного альбома, судебные документы и очень много общих мест и пышных фраз в стиле:"стояв кісткою в горлі ющенківській банді на Галичині"; "не зламався банді Януковича в українських тюрьмах"; "засуджений І.Зварич і в цей час щоденно бореться з олігархічно-бандитською владою України за правду". 

С понедельника книга тиражом 1000 экземпляров появится в Украине и будет стоить 100 гривен. Гонорар Зварича составит 10% от тиража или 100 книг.  

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости