Изначально этот текст планировался как диалоги с водителями Uber. 30 июня прошлого года компания триумфально вышла на рынок Украины, обещая таксистам зарплаты до 30 тысяч гривен. 

А уже сегодня многие из них в отзывах пишут, будто Uber – это "бомжтакси", где приходится возить людей по цене бензина.

Планировалось выяснить, так ли это? Но постепенно тема сама по себе разрослась до чего-то более масштабного. Мне встретились бывший владелец нелегальной копанки в Донецке, который знал Захарченко, активный участник Майдана, который задерживал Топаза, а теперь сожалеет о временах Януковича, человек, который объездил всю Европу и Азию, и теперь думает, куда бы уехать из Украины. Словом, диалоги получились о войне, ж..пе, и Uber.   

"Приложение, которое разработали в США, висит с IPhon-ами".

Мы едем с улицы Вернадского на Речной вокзал.

Uber запросил за эту поездку 118 гривен, Uklon бы взял дороже – 131. 

Время от времени мой водитель останавливается и нажимает какие-то кнопки на навигаторе. 

– Yandex притормаживает, – объясняет Владимир. – Мы теперь через Touch VPN подключаемся – то ли через Турцию, то ли через Китай – я не специалист в этих вещах. Словом, через какую-то страну, где сервис Яндекс не заблокирован. Поэтому навигатор подтормаживает. 

– И заменить его нечем, – объясняет мне на следующий день водитель Ростислав. – Google адрес на карте. Он просто точку показывает, а как к ней подъехать не показывает. Я сам не понимаю, почему компания с такими бабками не может разработать нормальное приложение?

К приложениям у Ростислава накопилось много претензий.

– Парадокс, но Uber, приложение, которое разработали в США, висит почему-то именно с IPhon-ами. Многие люди говорят, что смс-ки о том, что машина прибыла на место, не приходят. И выставить водителю оценку не получается. 

– У меня тоже не получается, – подтверждаю. – И смс-ки не приходили ни разу. 

– Я бы их, конечно, оптимизировал за месяц быстренько. Скажем, приложение постоянно обновляется, появляются новые, никому не нужные функции, которые занимают больше оперативной памяти. Они, похоже, не понимают, что не все водители ездят с седьмыми "айфонами". Скажем, они выслали какую-то свою программу, аналог Яндекс-пробок, но для этого мне надо установить 9 версию iOS. Я её если на пятый айфон установлю, у меня все зависнет, – продолжает Ростислав. 

По жизни он бизнесмен, и работает в Uber, скорее, ради дополнительного заработка.  

– Мне, например, приятно за выходные пару тысяч заработать. Кроме того, я люблю по городу ночами кататься. За рубежом это, кстати, нормальная практика. У меня в Москве ресторатор знакомый в выходные дни возил людей по ночной Москве с Uber. В Лос-Анджелесе знаю продюсера, который работает с Uber. Вот у него есть две недели перерыва между проектами, и он погнал. За рубежом к людям иногда Мазератти на вызов приезжают. Причем, с другими службами я таких примеров не знаю. Здесь просто удобно. Здесь ты сам по себе. У тебя начальства нет. Ты сам свое время распределяешь. Вот у меня есть свободное время до 16.30. Я посидел, поучил в машине английский, сейчас взял ваш вызов.

С вызовом получается любопытная вещь. С Вернадского на Лютеранскую Uber выставляет цену 163 гривны 86 копеек. Это почти в два раза дороже, чем требует Uklon – всего 93 гривны. Тем более, что по итогу, поездка обходится дороже – в 182 гривны.

Спустя час за тот же маршрут, но в обратную сторону (Лютеранская – Вернадского) служба просит уже всего 87 гривен (правда, по итогу, поездка обходится в 107). 

– Здесь тариф меняется каждый час, – объясняет Ростислав. – А условия работы меняются каждые три дня.

Именно эти перемены и определяют отношение к Uber. Одни называют их "урезанием льгот", другие говорят о том, что просто меняется система, но по итогу, все компенсируется.

Но обо всем по-порядку. 

"За 10-12 тысяч придется попотеть"

В целом, водителей Uber можно разделить на три категории. Первая – это те, кто всегда работал таксистами или же пришел в службу подработать, но до этого никогда больших денег в руках не держал. Такие обычно работой довольны.

Вторая – те, у кого есть основное дело, и Uber для них – еще один способ заработка, потому что деньги лишними не бывают.  

И наконец, третья – это далеко не бедные в прошлом люди, на которые сели на мель и рассчитывали на Uber заработать, как и было обещано в рекламе "до 30 тысяч гривен". И вот как раз у них накопилось немало претензий и к Uber. 

– Вы же обратили внимание на мои номера? – спрашивает меня Владимир на Chevrolett Lacetti. 

– Нет, – пожимаю плечами, – а что с вашими номерами? 

– Ну, АН – Донецк. Только в 2014 году перебрались в Киев. И хорошо еще квартиру удалось купить, иначе совсем бы было туго. Коммунальные услуги уже, правда, полгода не платим, – говорит мой водитель.   

Когда-то владелец туристического агенства в Донецке, объездивший всю Азию и Европу, он теперь пытается удержать свой бизнес на плаву, и подрабатывает в Uber. 

– Клиентура сыпется, заказов нет. Еще несколько лет назад мы с друзьями приезжали в Европу, брали на прокат машину, и погнали. Заплатить в ресторане 80 евро или 150 евро – это вообще не имело никакого значения. Теперь вдвоем с трудом выходим на семейный бюджет в 25 тысяч. Наша сфера – это сфера сервиса. Мы и так уже за свои услуги больше 200 гривен не берем, но люди экономят на всем. 

– А в Uber вам как? – спрашиваю. 

– Тут надо остановиться и заплакать. 

– Чего так?

– Понимаете, когда они заходили на рынок, им надо было дать водителям шикарные условия, они даже доплачивали за время нахождения на линии. Но это было в прошлом году. Я когда пришел сюда в феврале, я еще застал бонусы. Если ты выполнил 55 поездок с понедельника по четверг – ты получаешь сверх 2800 гривен. Плюс существовал коэффициент по зонам. Я утром открывал программу, и видел, в какой зоне и в какое время будет действовать повышающий коэффициент.

– В центре выше, на окраинах ниже? 

– Нет, они определяли коэффициент статистическим методом, зная, какой спрос будет в каком районе в какое время дня. Теперь бонусную программу урезали. Скажем, мы недавно с другом ехали с Березняков к Комфорт-Тауну, 1,5 километра. Подошли – знаете, такие белые Тойоты с трубочками ездят, я не помню, как эта служба называется – у них это расстояние стоит 80 гривен. А у нас минималка – 25 гривен. При этом, когда я беру заказ, я понятия не имею, куда вы будете ехать, и какова стоимость. И получается, что я вот недавно ехал по ямам 7 километров к месту заказа, чтобы потом провести клиента 2 километра и заработать 25 грн. Из них 25% забирает себе Uber, 10% – подключающий партнер, и потом 20-30 гривен Uber возвращает за каждую поездку. Это все, что осталось из бонусов. За поездки днем доплачивают 20 гривен, вечером – 30.

Мы едем с улицы Вернадского на Речной вокзал. Стоимость поездки – 118 гривен с копейками.     

– И сколько на этом заработаете вы? 

– Ну, давайте считать: минус 25% – 88,5 гривен, и минус 10% – 80. Себестоимость поездки на газе – 40-45 гривен. На бензине ездить уже невыгодно. Плюс 30 гривен добавит Uber за вечернюю поездку. Итого, 65-70 гривен.  

– И много заказов в день? – спрашиваю. 

– Ну, вот вы сегодня 11-ая. Но ведь заказы-то разные, и стоимость поездки я заранее не знаю. Здесь в месяц сейчас можно заработать максимум 12-15 тысяч, и это надо очень сильно попотеть! При том, что раньше, когда были хорошие бонусы, то выходило чистыми до 28 тысяч по месяцу. За счет этих условий, Uber сумел создать большую сеть такси и обеспечить быструю подачу по вызову. А потом постепенно условия для водителей стали ухудшаться. Поэтому люди, конечно, уходят. Вот смотрите, раньше Uber "Ланосы" не брал, а теперь берет. Но какие бы у них ни были правила, люди все равно будут идти. Как говорится, система вечна, потому что она порочна. Протестовать нет смысла: это международная программа, которая диктует свои условия. Конкуренция большая. Поэтому надо что-то решать для себя. Мне надо сейчас отправить на отдых сына, съездить в Крым повидать отца – может, в последний раз, ему уже 80. А дальше, в августе будем что-то решать. Я лично уже не хочу здесь жить, не вижу перспектив. У меня хороший французский. Будем в конце лета что-то решать.

"И в Россию не хотят, и в Украину не хотят, и в "ДНР" не хотят"

Поездка с улицы Вернадского на Лютеранскую в час пик стоит 182 гривны. Но она того стоит. Мой водитель Александр утверждает, что знал и Захарченко, и Плотницкого, и Януковича.   

– "Плотный" в проверяющих органах работал. У товарища моего в Красном Луче две заправки были, так "Плотный" его прессовал! А Захар торговал окорочками на Путиловском рынке в Донецке. 

– В смысле, Захарченко? 

– Да. 

– А вы откуда знаете? 

– Я 10 лет копанку держал. Добывали уголь. Богатым человеком был. 

– В смысле, нелегальную? – уточняю аккуратно.

– Ну, да, – ни одной мышцей не выказав напряжения, кивает мой собеседник.

– Так вы же Ахметову конкуренцию делали, – смеюсь. 

– Нет, мы фирмам Рината Леонидовича его продавали, – без толики юмора отвечает Александр. – Мне вообще при Украине жилось хорошо. Я все объездил – Тайланд, Гоа, Шри Ланку, Дубаи. В Донецке жили не бедные люди. А теперь – никуда. Я даже, помню, думал застрелиться. Януковичу надо было, конечно, сразу разогнать этот Майдан. Мы, кстати, с ним бывало общались по углям, когда он на Донбассе жил. Он нормально все решал. А когда стал премьером, его покрутило. 

– Вы давно в Киев приехали? – спрашиваю. 

– Да вот недавно совсем. Я только завтра должен свою первую зарплату в Uber получить. Но тарифы здесь, конечно, смешные. Здесь же некоторые по безналу платят. Ну, и сумму я только потом узнаю. Так вот недавно вез кого-то за 22 гривны. 

– Зачем тогда десь работать? 

– Прописка. Я тут все службы обзвонил. Сначала: "да, все хорошо". Но как только узнают, что из Донецка, сразу говорят: "нет, мы только с местной пропиской берем". Ну, в Одессу, думаю, поеду. Все-таки, лето, сезон. То же самое. Сначала: "да". А потом: "Донецк? Ой, нет, мы только местных". Поэтому пошел в Uber. Я пока могу только сравнить заработки здесь, и в Москве. Вот я, скажем, здесь в первый день 800 гривен заработал, а в Москве – 10 тысяч рублей (около 4,5 тысяч гривен - Прим.Ред.). 

– А в Москве вы что делали? 

– Таксовал два года. Как из Донецка уехал, поехал в Москву. И там таксистом работал. По деньгам там, конечно, лучше. Жилье дороже, сигареты, но, в целом, лучше. Хотя жить там, конечно... Они там все с пафосом. Вез одну бабку с Садового кольца. Она, как узнала, что я из Донецка, стала орать: "вот, мы из-за вас не дополучаем". А ее еле успокоил. Живёт на Садовом кольце в центре Москвы, и не дополучает она. 

– Так вы поэтому вернулись? – пытаюсь понять историю жизни моего рассказчика. 

– Нет. Меня там ГАИшники по беспределу прав лишили. Но вообще, я тебе скажу, я хочу, чтобы Донецк вернулся в Украину, мне тут хорошо жилось. Только пусть власть здесь другая будет. Но там люди, конечно, в Украину не очень хотят. 

– Почему? 

– Ну, потому что ВСУ расстреливали город из артиллерии. Попадали и по жилым домам. Ну армия, пехота, они нормальные. Но добробаты... Они и людей насиловали, и позвоночники им ломали. Я согласен, конечно, что и пропаганда с той стороны была. Нас вот убеждали, что Украине мы не нужны, нужна только наша земля, потому что у нас уголь. Но если уж говорить о пропаганде. Я вот два года смотрел российское телевидение, и могу сказать так: они говорят полуправду, украинское телевидение врет полностью. Ну какие там сепаратисты будут обстреливать свой же город? Люди получают 15 тысяч рублей в месяц и питание за то, что идут в "армию ДНР". Ну они станут расстреливать свои семьи и своих детей? Это бред! Поэтому в Украину никто не хочет. В Россию, правда, тоже. Поначалу было как? Как только все это случилось, старикам восемь месяцев вообще пенсии не платили. Ну, и все, конечно, катили бочку на Путина. Потом стали получать сразу по две пенсии и от Украины, и от "ДНР" – стало хорошо. Потом от Украины стало тяжелее пенсии получать. Но кто-то сейчас ездит все равно что-то получать. В России же совсем другие законы, совсем другая жизнь, там все жестче. А "ДНР"... Ну, что такое "ДНР"? Вон они умудрились даже между Луганском и Донецком таможни поставить! Короче, люди хотят мира. Но я пока не вижу, чтобы что-то к этому шло.  

"Мне уже на Майдане все стало понятно" 

– Не закончится это. В этом никто не заинтересован, – рассуждает и Ростислав. 

Он принадлежит ко второй категории водителей – к тем, у кого есть свое дело – ресторанный бизнес. 

– В принципе, сейчас в центре открывается много ресторанов, конкуренция очень большая, – рассказывает он по дороге. 

– То есть, экономика оживает?

– Честно говоря, в 2015 году уже казалось, что вроде бы в страну пошли инвестиции, но сейчас снова поток идет обратно. Потому что те, кто у власти все отжимают. Всё! Смотрите, "Новой почтой" занялась налоговая, OLX занялась налоговая. Любое работающее предприятие, которое обеспечивает рабочие места, отнимают. 

– Мне кажется, то же самое бизнесмены говорили и во времена Януковича. 

– При Янеке все решали смотрящие, а теперь – даже не знаю кто. Хуже беспредельщиков. Я же вообще был за Майдан. Очень активно. Чтобы вы понимали, я со своими ребятами задерживал Топаза на Русановке (харьковский активист Антимайдана Игнат Кромской – Прим.Ред.). Нам знакомая сказала, что тут какой-то человек с гранатами и дымовыми шашками. И мы его притащили на Майдан, туда в КГГА. И отдали ребятам. Вроде, начальству. А через два часа его отпускают. Я кричу: "Вы что делаете? У него гранаты при себе!" Мне говорят: "не лезь, мы сами все решим". И отпустили его. Мне уже тогда все стало понятно... Потом мне в зону АТО приходилось часто ездить. Мои друзья, которые сейчас там, говорят, что это все надолго. Это бизнес – там наши царьки делят сферы влияния. Словом, получается, что по итогу все стало только хуже...

Все. Но только не Uber. К нему у Ростислава отношение хорошее.  

– Я не понимаю таксистов, которые жалуются. Я сколько ни читал отзывы, видно, что человек в лучшем случае два дня поездил. И вообще, ребята, мы говорим о работе в такси, мы не говорим о работе в администрации президента. Да, ты зарабатываешь 500 долларов. Ну так ты таксист. Не хочешь – выучи английский, найди другую работу. А том, что Uber урезает льготы – это ерунда. Просто они не дают зоны комфорта, они постоянно меняют правила. Скажем, еще недавно если ты с 4 утра пятницы до 4 утра понедельника сделал 45 поездок, – тебе накидывали сверху 1300 гривен. А сейчас просто добавляют по 25-35 гривен за каждую поездку. По итогу, оно все выходит одинаковое. Да, бывают плохие моменты. На майские людей не было, например. Но, в принципе, если поставить себе цель, и жить в машине, то можно 25 тысяч в месяц заработать. 

Владислав, конечно, таких денег не зарабатывает. Но даже то, что он имеет, кажется ему вполне приличным доходом. 

– Ну, например, с пятницы на субботу, за сутки, можно заработать 900 гривен. Это в пятницу в 13.00 выезжаешь, и в 11 утра в субботу заканчиваешь. Тут такой график, – рассказывает парень, который приезжает за мной на машине Volsvagen Polo, маркированной наклейкой Uber.

Это машина компании. Владислав не платит ни за аренду, ни за амортизацию.  

– У нас система такая. Если я зарабатываю в день 1800 гривен, то от них отнимают топливо (400 гривен), и от этих денег 35% – моя зарплата. Если 2500 – то 45% идет мне. 500-600 гривен в день – это разве плохо? 

– Получается, в неделю можно тысячи три заработать, – прикидываю. 

– Так, конечно, нет. Я же на сутки выезжаю, поэтому каждый день работать невозможно. Я и по 30 заказов делаю, и по 35. Потому что много минималок. В Uklon то ты видишь, куда ехать. И стоимость заказа тоже. А здесь – нет. Вот я как-то приехал на вокзал. Смотрю, в Одессу надо ехать! Цена 2250. Но дело в том, что Uklon берет за Киев двойной тариф, а тут – нет. И если берешь заказ, а потом отменяешь, – то тебя штрафуют. А если находишься в зоне и не берешь, – то у тебя падает рейтинг. И чем больше у тебя отказов, тем меньше тебе Uber присылает заказов. Вот недавно моего коллегу на 1700 гривен оштрафовали за то, что он взял заказ, и отказался ехать. 

– Всего за один заказ? – удивляюсь. 

– Нет, я не знаю за сколько. Я подробностей не знаю. 

"Навигатор кругами возит" 

Штрафы – отдельная строка Uber.  

– Люди разные. Например, могут оставить отзыв, что неаккуратная машина, хотя была неделя дождей. Или что водитель города не знает. Хотя я здесь вырос и живу в центре, – рассказывает Ростислав. – Многим людям кажется, что я их специально вожу кругами, чтобы побольше денег взять. Им же не объяснишь, что мне выгоднее сделать больше заказов, а не возить его по городу, и что я просто пробки объезжаю. 

– Uber ориентируется только на клиентов. И принимает решения в одностороннем порядке. Вот, например, навигатор глючит, и водит меня кругами. Народ жалуется. У меня падает и рейтинг, и заработки, – рассказывает Александр. – Или приезжаю я по адресу. Мне приходит уведомление, что клиент получил смс-ку. Вот вы получили?

– Я – нет, – говорю.

– И никто не получает. Но виноват всегда водитель.

Если почитать отзывы клиентов в соцсетях, то и у них накопилось немало претензий к Uber. Одним воняет сигаретами. Другим водители хамят и угрожают. Третьи вовсе не понимают, кто это там катается за их счет. 

 

Водители тоже могли бы много интересного рассказать о своих пассажирах. 

– У меня был случай клиент, извините, салон обделал. Они ехали компанией, он пьяный был, ну и описался там. Я вообще тут уже разного насмотрелся. И психологии, и психиатрии, но, в основном, все-таки, люди хорошие, – заключает Ростислав. – Я вообще как считаю. Если веришь, что пассажиры в основном хорошие - то и притягиваются хорошие. А плохие на каком-то другом такси поедут.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!