9 мая в Киеве вышли отметить тысяч людей, Фото Анастасия Рафал,
9 мая в Киеве вышли отметить тысяч людей, Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Несмотря на старания властей 9 мая остаётся одним из главных праздников для украинцев. Причём не только на юго-востоке, но и в Киеве, где прошёл маршем Бессмертный полк, несмотря на угрозы радикалов. Как это просходило наблюдала спецкор "Страны"

Как заварить кашу из топора 

Казалось, на этот раз 9 мая в столице пройдёт чинно и людям дадут спокойно отметить праздник: вроде и сам президент с утра цветы возложил, и Евровидение в стране – зачем пугать западных гостей?

Поначалу все и выглядело иначе, чем обычно.

К 10 утра станция метро "Арсенальная" напоминала надежно укрепленный военный городок. "Рамки" и заборы стояли там, где они никогда прежде не стояли, а полиция, спецназ и Нацгвардия организовали живую цепь по обе стороны следования колоны.  

Все было огорожено заборами и рамками. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Тем удивительнее было видеть, как с третьего этажа дома на улицы Мазепы в колонну полетела картошка, а на тротуаре, судя по столбу черного дыма, что-то жгли. А вокруг участников Бессмертного полка собирались люди, которые оскорбляли их и провоцировали столкновения.

А из нашего окна улица Мазепы видна. Фото "Страна"

Сложно поверить, что можно запросто высунуться в окно и кидаться картошкой в присутствии тысяч полицейских. Еще более странным выглядел тот факт, что прямо у подножия памятника в Парке Славы колонну ждали активисты "Правого сектора" с развернутым черно-красным флагом.

Вот такие вот кордоны охраны в несколько рядов стояли по всей длине шествия колонны. Фото "Страна"

Вот они, "чудом" пробравшиеся сквозь кордоны охраны "спартанцы". Фото "Страна"

Активистов было немного - человек 20. На фоне тысяч людей, которые вышли на Бессмертный полк - это ничто. Но уже спустя непродолжительное время акция в медийном плане выглядела именно так, как она и "должна" была выглядеть по замыслу тех, кто допустил, чтобы в одном месте сошлись участники колоны и активисты правого толка.

Где-то пели "Смуглянку", кто-то кричал "фашисты", другие "Слава Украине", одни несли цветы к памятнику, другие выбрасывали эти цветы оттуда.

Толпа гудела и галдела разными голосами, хором и поодиночке, на русском и украинском языках.

– Уберите фашистскую ленту!

– Эта символ победы!!!

– Вы почитайте про этот символ, – кричал кто-то справа.

– Идите отсюда! Вы уже страну довели! – звучало у меня за спиной.

– Чего ты сюда приперлась из Ленинграда?

– Она не из Ленинграда. У нее отец под Ленинградом погиб! – ругался кто-то слева.

– Ра-а-а-сцветали яблони и груши! – зычный голос пытался перебить споры.

– Потому что они агенты Кремля! Ваш полк придумал Путин!

– Фашизм не пройдет!

– Спасибо деду за победу!

– Сцыкуны вы рогатые. Такие как ваши деды голодомор устроили!

– Помогите, офицера убивают! Мили-и-иция!

Полиция, которая численностью не намного уступала участникам акции, вмешивалась не сразу.

Со стороны это выглядело так. Вот две старушки-близняшки усаживаются на ступеньках Стеллы с памятником маршалу Жукову. Поначалу им никто не мешает. Спустя минут пять несколько молодых барышень становятся рядом со старушками и начинают кричать "Жуков – кат Украины", "Жуков – маршал-мясо". Неожиданно кто-то кидается в сторону ступенек затем, чтобы вырвать у старушек портрет из рук, – и начинается потасовка.

Полиция, которая стоит в 10 шагах от места конфликта, несколько минут спокойно наблюдает за происходящим, и затем лишь разнимает дерущихся.

Акт первый - старушки, которым поначалу никто не мешает присесть на ступеньки. Фото "Страна" 

В завершение - потасовка. Фото "Страна".   

После нескольких часов криков, перебранок и серии потасовок, у любого, наблюдающего за акцией со стороны, могло сложиться впечатление, что наблюдает за какой то сценой хаоса и бардака.

"Вставай страна огромная" 

Власти такая картинка должна играть на руку. Поскольку ее сторонников в рядах участников акции не наблюдалось.

– Я к отцу третий год на могилу попасть не могу. Он у меня возле Донецкого аэропорта похоронен. Старший лейтенант, командир минометной роты. Помню, он рассказывал, как им на вооружение в 1943 году поступили "Катюши". Это как сейчас "Грады". Только сейчас свои убивают своих. Это же ужас! Я год назад была в Донецке. Окраины полностью разбиты, и до сих пор стреляют. Наши предки в гробу переворачиваются!

Одна из участник акции говорит, что уже год не может попасть на могилу отца, похороненного возле Донецкого аэропорта. Фото "Страна" 

– Это сейчас нам рассказывают, какие цивилизованные были немцы, и какими дикими были наши отцы и деды. А моя бабушка вспоминала, как фашисты, покидая Чернигов, оставляли на улицах игрушки с минами. И как румыны каждый день расстреливали евреев она тоже помнила. А теперь они историю переписывают! – в сердцах возмущалась Лариса.

- И, кстати, в Будапеште, по воспоминаниям моего отца, их очень радостно встречали местные. Как освободителей, - поддерживает ее еще одна участница акции Ольга. - Это теперь уже все всё забыли.

 

Лариса пришла на акцию с портретом деда. Фото "Страна" 

А Ольга пришла с портретами отца и деда. Фото "Страна" 

Как и во время любой акции, часть собравшихся составляли люди крутой идеологической закалки, убеждённые противники Майдана и действующей власти. Такие активно ввязывались в споры со своими антиподами из правого крыла. Диалоги звучали так:

- Эта война на Донбассе - позор!

- Да вами правит Россия!

- Да? А Америка нами не правит?

- Мной не правит! А вами что угодно может править.

- Гитлер - капут!!!

- Путин - капут!

- Поневолення народів!

- Відповідайте, чий Крим?!

- Девочки, давайте еще раз: "Вста-а-вай страна огромная!"

Поскольку самые активные традиционно идут в первых рядах, создают больше всего шума, и привлекают больше всего внимания, - за всей этой шумихой как-то потерялся исконный смысл акции, как акции памяти.

- У меня на деда и дядю четыре войны пришлось: гражданская, финская, кусок Первой мировой, Великая отечественная... Как я могу не придти и не почтить? - рассуждал сам уже немолодой киевлянин Алексей, стоя без портрета, и не вмешиваясь ни в какие споры.

- У меня до сих пор стоит перед глазами картина: в Восточной Пруссии это было. Зима, снежок, а я минометчиком был. И помню, остановились мы в поле, а оно всё, всё усеяно трупами наших солдат! - вспоминал 90-летний Анатолий Валерьянович.

- А у меня дед погиб в 1945 году в Польше, и сам я прослужил 30 лет в армии, - говорит Валерий Годун. - И что я могу сказать? Ненависть - разрушает. Планета земля маленькая. Сейчас такие технологии, что один неверный шаг - и все разлетится на куски.

"Пока будет продолжаться геморрой на востоке - бабок не будет"

Спектакль возле памятника, тем временем, постепенно двигался к завершению. Особо буйные головы продолжали перебранку.

Те же, кто пришел почтить память, возлагали цветы, и тихонько уходили.

Фото "Страна" 

На какие-то минут 10-15 активисты "Правого сектора" развернули огромный флаг Украины напротив памятника, поскандировали кричалки. И постепенно начали расходиться.

В 13.30 их примеру последовали и колонны милиционеров. Уехало телевидение, восстановилось уличное движение. А киевляне продолжали идти к памятнику - без портретов и громкоговорителей. Приходили, возлагали цветы и уходили.

- У меня дед воевал. Почему я должен это забыть? - говорит мужчина лет 50 Анатолий Григорьевич. - Сейчас наша власть пытается скормить нам мух и котлеты вперемешку. Дескать, раз ты за 9 мая - значит, ты и за аннексию Крыма, и за Путина, и за Русский мир. Я понимаю, что это выгодно: если проводить такие параллели, то всегда можно сказать, что те, кто не поддерживают политику Порошенко, - это все агенты Кремля. Но политику Порошенко не поддерживает 90% страны! Посмотрите на социальную сферу, на экономику... А с Донбассом куда все идет? Ну, ведь этот конфликт сам не рассосется. И если мы не можем его решить военным путем, значит, надо искать мирный путь. Но ведь никто ничего не ищет. Все только воруют, дерутся, пишут доносы и рвут на себе вышиванки.

- Мы должны переходить к субъектности. Сейчас все решают за нас. А мы должны сами принимать решения, - беседовали по соседству двое мужчин, один в гражданском, другой - в камуфляжной форме. - А для того, чтобы самостоятельно принимать решения, нужны бабки. Пока будет продолжаться этот геморрой на востоке, - бабок не будет. Поэтому с этим надо что-то делать, надо придумайте что-нибудь.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!