Так выглядит паспорт негражданина, michelelapini.net
Так выглядит паспорт негражданина, michelelapini.net

Последние несколько лет в Украине все чаще говорят о лишении гражданства "неблагонадежных" украинцев. Речь идет об институте неграждан, который после распада Союза был введен в Латвии и Эстонии.

Так, партия "Национальный корпус" нардепа Андрея Билецкого включила в свою программу требование внедрить опыт стран Балтии в Украине в плане гражданства. 

В конце февраля ведущий Виталий Гайдукевич в эфире "5 канала" предложил лишить права голоса на выборах людей, которые "думают, как враг".

Эту же идею в публичной плоскости озвучивали журналист и историк Вахтанг Кипиани, координатор движения "Спильна справа" Александр Данилюк, глава Общественной лиги "Украина-НАТО" Сергей Джердж. Писательница Лариса Ницой, прославившаяся скандалом вокруг русскоязычных рисунков на стенах детской больницы и бросанием мелочи в кассира за обслуживание на русском, также ставила в пример балтийский опыт. О том же заявил и телеведущий Роман Скрыпин.

Мы уже писали подробно об этих идеях.

Теперь же специальный корреспондент "Страны" Валерия Ивашкина отправилась в Ригу, чтобы узнать на месте, как функционирует институт неграждан.

Еврей из Украины, ставший негражданином Латвии. Фото: Facebook/Владимир Линдерман

Право иметь права

Владимир Линдерман родился в Латвии. В советские годы его родители переехали сюда из Украины. В Риге он родился, получил два неоконченных высших, здесь застал распад СССР. Работал журналистом – издавал контркультурную эротическую газету, создал партию "За родной язык", хотел баллотироваться, но – не сложилось. Линдерман не может голосовать и не может быть избранным.

Таких как он, называют неграждане. В паспортах так и написано – nepilsoņi, а в загране – aliens passport. Паспорт иностранца, чужого. Это уникальное явление, существует только в двух странах мира – Латвии и Эстонии.

Линдерман в Латвии в представлении не нуждается. В 2002 он защищал Эдуарда Лимонова, взяв на себя авторство манифеста, из-за которого Лимонову инкриминировали экстремистские статьи. Тем временем в Латвии против него возбудили уголовное дело за покушение на жизнь президента и призывы к свержению государственного строя. Россия, где Линдерман в то время находился, выдала его Латвии и он провел полгода в СИЗО. Впоследствии обвинение в призывах к свержению власти было снято, а по хранению взрывчатых веществ Абель был оправдан.

Активист попытался стать гражданином. Стоит ли удивляться, что с таким послужным списком ему было отказано.

Фото: Freecity.lv

Инара (имя изменено) – коренная рижанка, но при этом негражданин. Она никогда не лезла в политику: получила среднее специальное образование, работала в ресторанном бизнесе, в банке, теперь трудится няней. Родила сына и дочку, оба ребенка стали гражданами по отцу. В девятом классе у дочери появилась возможность уехать учиться за рубеж.

"Дочь хотела уехать после 9 класса учиться в колледж в Англии, а я должна была ее сопровождать. Она как гражданин свободна в передвижении, я нет, мне в Англию нужна виза, а она (для неграждан) может быть только туристическая. Проживать работать официально я не могла бы. Я пошла на сдачу этого экзамена, чтобы дочке помочь реализоваться. Письменный латышский, самый сложный экзамен, я прошла легко, а на устном… Они смотрят и улыбаются: "Вы думаете по-русски". Это натурализация, это даже не категория языка (в Латвии для каждого вида деятельности определяется категория языка, которой должен свободно владеть соискатель – Прим.ред.). До этого я работала в банке, в сфере обслуживания, у меня есть средняя категория. Ну знаете, как английский: свободно разговариваешь, но знаешь не совершенно. Я трижды сдавала экзамен. А потом сказала: доченька, может ты разочаруешься, но я больше унижаться не пойду", – говорит Инара.

Депутаты Верховного Совета Латвии голосуют за независимость. Фото: PolitRussia.com

Как появились неграждане

Институт неграждан был введен в Латвии и Эстонии после выхода балтийских стран из Советского Союза. Негражданами стали лица, которые переехали в страну во время советского периода, а также их дети, родившиеся здесь с 1940-го по 1989-й год. Таких оказалось треть всего населения Латвии – около 700 тысяч человек. На начало 2016 года, по данным латвийского госстата, в стране проживало чуть более 250 тысяч неграждан. Из них 10% – этнические украинцы.

При этом, в период борьбы за независимость - в 1989-1991 годах, вопрос о том, что люди, приехавшие в республику после 1940 года будут лишены гражданства, особо старались не муссировать. Более того, в программе 1989 года "Народного фронта Латвии" (основной силы, которая выступала за независимость и стала правящей партии после ее провозглашения) был пункт о предоставлении гражданства "всем постоянным жителям Латвии, заявившим о своем желании обрести таковое". Поэтому независимость тогда поддержали многие русскоязычные жители.  

Но уже осенью 1991 года, после провала августовского путча, когда всем стало очевидно, что Латвия окончательно ушла от СССР, концепция резко поменялась.

"Стояла задача распределить государственную собственность при распаде СССР. Кто как мог, старался заработать. У власти оказались латышские националисты, которые использовали тот ресурс, который у них был – умение мобилизовать латышский этнос на свою поддержку, – рассказывает президент института Европейских исследований, спикер парламента непредставленных Александр Гапоненко (негражданин). – С помощью инструментов сначала националистических, потом национал-радикальных. Они думали, как оттеснить от власти всех остальных, и им подсказал метод тогдашний руководитель комиссии ОБСЕ по национальным отношениям Макс ван дер Стул. Они исходили из опыта распада Британской империи, которая своих граждан делила на граждан и неграждан. Это по-другому называлось – институт квазигражданства. Что вело к лишению части политических прав – человек мог работать, платить налоги, какие-то права мы имели – но прав участия в политическом процессе у него не было".

Александр Гапоненко. Фото: Mixnews

Во времена СССР Гапоненко работал вместе с секретарем по идеологии ЦК Компартии Латвии Анатолием Горбуновым. Позже Горбунов стал председателем Верховного Совета Латвии.

"Когда установилась нынешняя власть, Анатолий пригласил меня и говорит: "Не хочешь пойти ко мне работать в Верховный совет? Нужен грамотный специалист". А я работал советником по экономическим вопросам в ЦК. "Возглавишь у меня управление в Верховном Совете. – Да, но мне, наверное, надо немножко язык подучить, а какие условия? – Ну, сам понимаешь. – Нужно отказаться от того, что я русский?". Он сделал такой вид – дал понять, что это так", – рассказывает Гапоненко.

Краеугольным камнем института неграждан является идея об оккупации 1940-1990 годов. Именно так был переосмыслен советский период Латвии после выхода страны из СССР.

"Юридическое существование Латвии, в отличие от Украины, было непрерывным с 1918 года, когда была провозглашена независимость. Факт оккупации 1940 года не изменил этой реальности. Де-юре Латвия продолжала существовать, что признавалось большинством стран мира, в основном западных, но не только. Соответственно, те лица, которые были гражданами Латвии на момент оккупации и их потомки, сохраняли свое гражданство. А все, кто приехал в Латвию или кто родился от приехавших в Латвию в результате оккупации, должны были пройти процедуру натурализации", – объясняет заместитель председателя правления неправительственной организации "Балтийско-Черноморский альянс" Алекс Григорьевс.

В 1990-1993 годах Григорьевс был депутатом партии большинства "Народный фронт", в то время, когда в стране был введен институт неграждан. Еще до восстановления независимости Латвии Григорьевс получил латвийский паспорт образца 1938 года. Это удалось сделать в дипломатическом представительстве Латвийской республики, открытом до 1940 года в Великобритании. Второе посольство было в США.

Тот самый паспорт первой республики. Фото: личный архив

"Я, честно говоря, не помню, голосовал ли я за это решение, было ли это обязательным для фракции "Народного фронта". После этого я критиковал то, как этот институт был введен. В первом законе о гражданстве и натурализации вводились квоты: в год можно было натурализовать не более определенного количества человек. Институт квот ясно показывал, что вообще-то мы не очень вас хотим натурализовать. Многие неграждане, которые могли бы по своим знаниям латышского языка получить гражданство не делают этого, и указывают как причину обиду, мол, оно нам и так полагается", – вспоминает Григорьевс.

В Риге существует музей оккупации. Он находится в бывшем здании посольства США. На экранах и стендах рассказывают о депортации латышей из родной страны вскоре после прихода советской власти, а также о том, как накануне Второй мировой в Латвии возлагали надежды на немцев.

Музей оккупации находится в здании, которое раньше занимало посольство США. Фото: "Страна"

"Нападение Германии на Советский союз 22 июня 1941 года породило во многих латышах чувство облегчения в связи с окончанием советского террора и вселило надежды на скорое возвращение свободы. Но последовало разочарование: в планы нацистской Германии не входило восстановление независимости Латвии", – рассказывают с экрана в музее.

В 2014 году в Сейм Латвии принял поправки в законодательство, устанавливающие уголовную ответственность за прославление, отрицание, оправдание или даже сомнение в советской и нацистской оккупации (также холокоста). За это предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет, а также штрафы и принудительные работы.

Уже не апатрид, но еще не гражданин

Власти Латвии сранивают неграждан с апатридами – лицами без гражданства. В таком сравнении неграждане имеют больше привилегий: им дается право на постоянное проживание в стране без получения вида на жительство, за рубежом неграждане пользуются латвийской дипломатической защитой, имеют какой-никакой, а латвийский паспорт, который дает право безвизового передвижения по шенгенской зоне (без права на трудоустройство, которым обладают граждане Латвии).

Но неграждан в Латвии не признают даже апатридами: это возложило бы на государство определенные обязательства, объясняет латышский юрист Елизавета Кривцова (гражданка).

"Организация объединенных наций, Европейский союз и Совет Европы считают неграждан лицами без гражданства. В 2015 году Европарламент провел исследование по безгражданству в Европе. Они признали, что Латвия и Эстония используют юридическую казуистику, чтобы уклониться от признания латвийских и эстонских неграждан апатридами и взять на себя соответствующие обязательства. Государство должно уменьшать количество апатридов. Есть Международная конвенция по уменьшению апатридов. Такое длительное наличие такого количества апатридов – это проблема. Латвийское правительство предпочитает говорить, что это не апатриды. Латвия стоит на пятом месте в мире по абсолютному количеству лиц без гражданства", – добавляет Кривцова.

Если же сравнить негражданина с гражданином, обнаруживается масса ограничений, подчас довольно курьезных.

Фото: mestnie.ru

Гражданин VS негражданин

Существует около 90 различий в правах граждан и неграждан. Главное из них – неграждане не имеют права голосовать и быть избранными на муниципальных, национальных, и европейских выборах.

"Ограничено право подавать петиции в парламент. Что касается других прав, это, прежде всего, ограничение по профессиям. Неграждане не могут работать на госслужбе, в судебной системе, полицейскими, а также нотариусами, адвокатами, на работах, связанных с авиационной безопасностью, а также фармацевтами, пожарными и лесниками", – поясняет юрист Кривцова.

При этом гражданин ЕС, проживший в Латвии три месяца, имеет право голосовать на местных выборах, и работать на тех работах, которые недоступны латвийским негражданам.

Право на гражданство получили "латвийские изгнанники" и их потомки. Это люди, которые были гражданами Латвии по состоянию на 40-й год или их потомки, которые покинули страну, "спасаясь от оккупационного режима СССР или Германии, или были депортированы и не возвратились в Латвию до 4 мая 1990 года для постоянного проживания". Такие лица имеют право на двойное гражданство.

Фото: eadaily.com

Как (не) стать гражданином

Неграждане могут натурализоваться. Для этого нужно подать документы, подписать клятву верности Латвийской республике и сдать ряд экзаменов: навыки владения латышским языком, знание основных положений Сатверсме (Конституции) Латвийской республики, текста государственного гимна и истории Латвии. Со времен введения института неграждан процедуру натурализации прошли 130 тысяч неграждан.

"Родители тоже сдавали на гражданство. Они сдавали, когда брату не было 16 лет и он автоматически получил, а мне уже стукнуло 16 и пришлось самому, –рассказывает молодой парень Дима, официант в элитном ресторане в центре Риги. – Я сдавал сразу после школы, чтобы была возможность поехать на обучение в Англию. Латышский сдавать уже не надо, он засчитывается со школьного экзамена. Ты можешь ответить на каких-то десять вопросов, спеть гимн и тебе дают гражданство. Гимн можно и написать, не придираются. Там вопросы тупые, типа как зовут президента написать без ошибок, какие цвета флага, в каком году страна получила независимость. Вас собирают в комнату, спрашивают готовы ли вы стать гражданами. Там тесты, решаешь и потом смотришь правильные ответы. Те, кто не получил – на самом деле им просто лень этим заниматься. Многие не сдают, потому что у них есть какие-то дела в России. Негражданам не надо получать российскую визу, так что им так удобней".

Сопредседатель "Русского союза Латвии" Юрий Петропавловский. Фото: Gorod.lv

Но порой дело вовсе не в лени, знании языка или ответов на вопросы о гимне и флаге. Юрий Петропавловский – единственный житель Латвии, которому уже после прохождения процедуры натурализации правительство специальным указом правительства отказано в гражданстве. Это случилось через четыре дня после того как Петропавловский объявил о намерении баллотироваться в мэры Риги от партии ЗаПЧЕЛ ("За права человека в единой Латвии", после 2014-го – "Русский союз Латвии" – Прим.Ред.).

"Прошел год (после прохождения натурализации – Прим.Ред.). Было сказано, что идет проверка. Потом с унынием сообщили, что проверка закончилась в пользу Петропавловского. Еще одна проверка, и еще, и еще – пять проверок. Результаты – придраться не к чему. Коллеги думали, что дело решено и выдвинули меня в мэры Риги. На этом заседании правления партии я сказал: "Ребята, теперь мне откажут в гражданстве железно". Как только меня выдвинули кандидатом в мэры Риги и лидером избирательного списка, через четыре дня правительство приняло решение об отказе в предоставлении мне гражданства. Правительство было вынуждено принять политическое решение. У него есть такая прерогатива. Исключительной прерогативой правительства является объявление войны и мира, заключение внешнеполитических договоров, которые имеют статус выше Конституции (не шучу, например, договор об участии Латвии в НАТО имеет надконституционный статус, он не может быть вынесен на референдум, как и договор об участии Латвии в Евросоюзе). Такого же ранга решение правительство приняло в отношении меня", – вспоминает Петропавловский.

"Парламент непредставленных". Фото: kongress.lv

Неграждане совместно с сочувствующими гражданами создали "Парламент непредставленных". Его задача – отстаивать интересы этой социальной группы. На деле "парламент" занимается, скорее, идеологической работой: в 2015 году "депутаты" учредили памятную медаль "70 лет освобождения Риги от немецко-фашистских захватчиков", провели акцию "Бессмертный полк", а также "антифашистские мероприятия", как говорится в отчете организации.

Фото: Lenta.ru

Центр языка и лояльные учителя

Почти столько же, сколько действует институт неграждан, в Латвии работает Центр государственного языка. Его задача – следить за соблюдением языкового законодательства. В госучреждениях вся информация должна быть на латышском. В коммерческой сфере допускаются надписи на английском и русском, но только при наличии оригинала на латышском языке. На центр работают десятки добровольных помощников, которые сообщают начальству о том, что где-то кто-то говорит не на латышском. Для органа нет неприкасаемых: несколько месяцев назад центр оштрафовал на 140 евро мэра Риги Нила Ушакова за то, что Рижская дума использует в соцсетях русский язык. В прошлом году из-за проблем с языком потерял должность депутат думы города Балви Иван Баранов. А прямо сейчас проверке подвергся мэр Вентспилса Айвар Лембергс за то, что 8 марта обратился к публике театра на русском.

"Пару раз я видел сам, как они работают. Я сижу в очереди в парикмахерской, заходит тетенька идет к женскому мастеру, и по-латышски (обращается). Все привыкли, что кому как удобно, тот так и говорит, ты пришел постричься или что. Та поняла вопрос, но ответила по-русски. Я услышал, что-то там про женскую прическу. Эта тетка не стала стричься, взяла со стола кучу буклетов и ушла. Через месяц я опять в эту парикмахерскую прихожу и мне рассказывают, что это была стукач. Она записала этот разговор, а буклеты взяла, потому что есть какое-то количество рекламы, которое должно быть на латышском. Какой-то штраф им влепили. Для физлиц в пределах сотни евро, для юрлиц больше", – рассказывает Линдерман.

Но, по его словам, сейчас концепция изменилась. После начала войны на Донбассе в Латвии начали делать упор не на язык, а на лояльность.

"Была принята так называемая поправка о лояльности в закон об образовании. Там и раньше было требование лояльности, но не было механизма наказания. Если учитель проявляет нелояльность, то есть отрицает те или иные идеологические нормы, то руководство школы обязано его уволить. Если руководство школы его не уволит, то само попадает под санкции. Потом решение можно оспорить – занимайся этим годами без зарплаты, без ничего", – говорит Линдерман.

Первой ласточкой стала частная школа "Иннова" в Риге. Ей отказали в продлении аккредитации, сославшись на нелояльность одного из учителей. Решение приняли из-за участия юриста и учредителя школы в акции "Бессмертный полк" 9 мая 2016 года.

Другая Латвия

И сторонники, и противники института неграждан сходятся во мнении: если бы его не было, политическая картина в Латвии могла бы быть совсем иной.

"Я уверен, что если бы не был введен этот институт, то Латвия не была бы ни в Евросоюзе, ни в НАТО", - убежден Григорьевс.

"Если автоматически ликвидировать институт неграждан, это может изменить политическую картину. Это будет означать, что партии, за которые голосуют русские, навсегда победят в Риге, навсегда победят в Латгальских городах на востоке Латвии. Уже сейчас в Риге управляет "Согласие" (мэр Риги Нил Ушаков – этнический русский, - Прим.Ред.). Для меня это конформисты. Но в глазах латышских националистов это пророссийская партия", – говорит Линдерман.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!