Аркадий Манн,
Аркадий Манн, "Страна"

Сегодня во Владимирском соборе прошло отпевание бывшего депутата Госдумы Дениса Вороненкова, которого, напомним, расстреляли в четверг в центре Киева на глазах у охранника. Корреспондент "Страны" наблюдала, как усопшего провожали в последний путь.

— У человека горе, а они с этими камерами лезут, — изображала оскорбленные чувства средних лет женщина у входа в храм.

— Да, журналисты, — охотно поддержал ее кто-то, чьи высокие чувства, видимо, тоже были задеты.    

Журналистов в этот день, и правда, собралось столько, что невооруженным глазом довольно сложно было определить, кого здесь больше: пришедших на панихиду или же наблюдающих за пришедшими на панихиду.  

Супруга Мария Максакова и оппозиционный российский политик Илья Пономарев. Фото Анастасия Рафал, "Страна" 

— Не Воронков, а Вороненков, — заглянув мне через плечо, тихим голосом исправил ошибку моего I-Pada невысокий лысоватый человек. — В "воронках" забирали когда-то людей.

Человек представляется Петром. Говорит, что знал когда-то убитого лично. Угрожали ли Вороненкову, мой собеседник не в курсе, как не может он объяснить и что вынудило некогда лояльного депутата Госдумы переметнутся в другой лагерь? Какой психологический надлом случился в его сознании?   

— Дело в том, что что мы с ним последний раз говорили три года назад, — объясняет Петр.

Но в том, что бывшего депутата Госдумы заказал Путин, он не сомневается:

— А кому он еще нужен был?

Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Пролить свет (точнее, еще больше света, чем уже было пролито) на вопрос "кому он был нужен", мог бы советник главы МВД Антон Геращенко, всегда сведущий в этих вопросах и весьма словоохотливый на своей страничке в Facebook. Однако на этот раз Антон Юрьевич проявил сдержанность в словах. 

— Я сюда приехал на панихиду, а не интервью давать. Спасибо за понимание, — холодно кинул он на входе в церковь. А спустя час, на выходе, уточнил, что "не намерен раскрывать детали следствия".

Впрочем, деталей уже просочилось предостаточно.  

— Как человек с криминальным прошлым проник в Нацгвардию? Значит, такие же агенты российские его туда взяли.

— Видите, наши спецслужбы какие слабые стали, — беседуют между собой две женщины за моей спиной.  

— А ведь он же наполовину украинец. Родственники у него тут в Херсоне, в Николаеве. 

— Ну да, многих же насильно записывали русскими. Другие прятаться вынуждены были. Обрусели. 

— Но мы-то хоть язык сохранили, а Белоруссия вообще уничтожена. У меня там брат двоюродный живет. Но он ватник полный. 

"Ватником" оказывается доктор медицинских наук в институте онкологии. Уронил он себя в глазах Галины Николаевны, как представляется моя собеседница, тем, что уверен, что "от нас ничего не зависит". 

— "Как не зависит?", — говорю. — "Вот мы же вышли!". И это интеллигенция... — вздыхает. — Я вот вчера слушала журналиста российского, так он говорит: "два дурака — пара". Обычно он умные вещи говорит, но тут меня это задело.

— Кто, — спрашиваю, — дураки?

— Ну, Песков и Порошенко. Я, конечно, не голосовала за Порошекно, но все-таки, он наш президент, — обижается Галина Николаевна. — А вообще я за Гриценко голосовала.    

— А я за "Свободу", — присоединяется к разговору Валентина Никитична Середенко, глядя, как гроб выносят из церкви. 

— Интересно, на каком кладбище его похоронят? Говорят, не на Байковом, — продолжает интересоваться вслух неравнодушная киевлянка. — Максакова здесь останется жить или уедет? У неё же отец немец. А дети у нее в России остались. Ужас. Там же интеллигенции уже не осталось. 513 человек подписали письмо. Если Бондарчук — ну, режиссер который — орет на всю площадь за Путина. И видно же, что он в это не верит. Но там же все запуганы. Там же нельзя выразить другую точку зрения, — продолжает переживать за свободы российского общества моя собеседница. 

Пока она продолжает, гроб уже погрузили в машину. Супруга убитого Мария Максакова прошла мимо журналистов в слезах, не сказав ни слова. Следом за ней вышли российский политик Илья Пономарев и украинский журналист Дмитрий Гордон. 

Тем временем, обычные люди, пришедшие выразить соболезнование семье — таких собралось человек 50, может, 70 — комментировали произошедшее.

— Меня больше всего интересует вопрос, как же так его охраняли, что его посреди улицы убили? — вопрошал умудренный человек в летах.

— Говорят, в этом деле зацепок больше, чем в убийстве Шеремета. И его сумеют расследовать, — отвечал ему кто-то более молодой и менее опытный. 

Тем временем, Александр — человек в гражданском, представившийся военным капелланом, — рассказывал журналистам о братьях во хресте и необходимости разделять плачь с плачущим. 

Напомним, днем Дениса Вороненкова похоронили на Зверинецком кладбище в Киеве, где находится семейный склеп Петра Порошенко и похоронена мать экс-мэра Киева Леонида Черновецкого.

Также мы подготовили фоторепортаж с прощания с Денисом Вороненковым во Владимирском соборе.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!