Хонка с высоты четвертого этажа, Анастасия Рафал,
Хонка с высоты четвертого этажа, Анастасия Рафал, "Страна"

– Так, дети до 10 лет и участники войны есть? – оглядывает меня и троих крепких здоровых мужиков девушка по имени Юля, которая готовится провести нам экскурсию по "Хонке". 

– Есть! – выкрикивает один из них. – Куликовской битвы!   

– Отлично. Тогда со всех по 200 гривен, – достает из сумки билеты наша гид. – И мы идем. 

– А почему так много? 

– Ну, должен же кто-то туалет золотой мыть! Это денег стоит.

– Что, правда, золотой? – спрашиваю.

– Да нет, конечно, – улыбается Юля. – И про золотой батон, и про золотой туалет – всё легенды. Журналисты позже признавались, что брали фотографии туалета с сайтов арабских эмиратов. А золотой батон здесь искали все: даже приходили съемочные группы с экстрасенсами. Не нашли. Но здесь и без этого хватает дорогих вещей. Готовы?

Возражений не следует. И мы идем осматривать дом, в котором с 2010 года и вплоть до бегства из страны жил Виктор Янукович.  

"Зимний сад". Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Забирали яхты

Еще три года назад у входа в Межигорье стояли очереди: и киевляне, и гости города толпами ходили по дому и территории парка, восклицая, что такой роскоши никогда прежде не видели, и представить не могли.  

Третью годовщину Майдана, однако, бывшая резиденция Януковича встречает "в одиночестве". 

– Вы сегодня первые пришли на экскурсию, – признается Юля. – Мы, конечно, надеялись, что в годовщину подтянуться люди. Но нет. Зимой вообще по 3-4 дня никого не бывает. Иной раз даже уборщице заплатить нечем. Плюс, сюда пока маршрутов нет, и рекламу мы давать не можем. 

Юридическая коллизия: мы, по сути, осматриваем имущество, на которое наложен арест. То есть, совершаем нелегальные действия.

– Но власть закрывает на это глаза. Брать резиденцию на баланс Минкульт не хочет. Никто не хочет. И мы ее содержим за счет продажи входных билетов. Если выгнать отсюда нас, то надо назначить кого-то ответственным за имущество, а брать на себя ответственность желающих нет, - сетует экскурсовод.

В итоге, хранителями имущества выступают активисты, создавшие общественную организацию "Межигорье". К которой принадлежит и Юля. Она пришла сюда по призыву журналиста Дмитрия Гнапа, инициировавшего создание "канцелярской сотни", да так и осталась. 

– Собственно, и организацию мы создали, чтобы было удобнее общаться с прокуратурой. И на аресте имущества настояли мы. Потому что формально тут ничего не принадлежит Януковичу, все записано на фирмы. И они все это могут продать. Поначалу сюда просто приходили люди и, например, забирали яхты. Мол, это моя яхта, не Януковича, она здесь просто стояла, как на стоянке. Вот документы. 

В итоге, имущество здорово оскудело. Из более, чем 60 коллекционных машин в ангаре беглеца осталось всего чуть больше 40. Куда делись остальные – неизвестно. 

Тем более, что в резиденции долго "боролись за европейские ценности" и сами революционеры, следы борьбы которых видны до сих пор.  

Над этим лифтом, например, когда-то висел телевизор. Теперь остался только крепеж. 

Фото Анастасия Рафал, "Страна"  

А в некоторых магазинах Лондона можно найти спиртное, которое собственник рекламирует, как выпивку из Межигорья. 

Напомним, на машинах Януковича разъезжал и лидер "Правого сектора" Дмитрий Ярош в первые месяцы после революции, с авто из коллекции экс-президента засветилась и Юлия Тимошенко, как писал "Репортер". Словом, предпринимательский дух у нашего народа есть. 

Бутылка в виде машинки. Коньяк "Наполеон". Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Именно поэтому ОО "Межигорье" описало все имущество и добилось, чтобы прокуратура наложила на него арест.  

– Скажем, картину, которую оценили в 4 миллиона фунтов, тарелку Пикассо, 64 древние иконы – все это мы отдали в музеи. Потому что смотрите, что произошло с домом Пшонки. Его же просто разграбили. А теперь он выиграл суд у государства Украина и отсудил деньги. Поэтому так важно наложить арест. Теперь должен состояться суд, но как долго он продлится... – пожимает плечами Юля. – Может, год, а может, 10 лет, 

А тем временем, государство, нынешние вожди которого во времена Майдана рвались заглянуть за 6-метровый забор резиденции Януковича, теперь отключило в этой самой резиденции газ. 

– Нам пришлось установить котлы. И еще у нас постоянно перебои с электричеством. Мы экономим. Все, без чего дом может существовать, отключаем. 

Содержание объекта (дома, парка, зоопарка) обходится в 1,5 миллиона гривен в месяц, как позже рассказывает мне экскурсовод Виктория, с которой мы осматриваем парк. Деньги собирают за счет билетов: 50 гривен – вход для взрослых, 300-1200 грн – экскурсии по парку (групповые, индивидуальные), 200 – вояж по дому. И если весной здесь бывает и по 2 тысячи человек в день, то зимой резиденции приходится туго.  

– Ну да, революцию-то кто сделал? – замечает один из мужиков, слушая рассказ Юли. – Такие же лохмандеи, что и раньше. Просто местами поменялись.

Сам он по профессии строитель, приехал с приятелями взглянуть на резиденцию: по ходу экскурсии он по деловому все осматривает, и комментирует, где пластик, а где дерево.

Его приятели, тем временем, фотографируются в каждом углу: у клетки с попугаями, возле чучела льва, возле люстры.

Фото Анастасия Рафал, "Страна" 

В некоторых комнатах новые хранители имущества даже предусмотрительно натянули веревочки. Потому что некоторым посетительницам, говорит Юля, хочется растянуться на кровати в позе Клеопатры. 

В некоторых спальнях натянули веревочки, дабы посетители не фотографировались, лежа на кроватях. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

В какой-то момент я понимаю, что наша "процессия" со стороны должна выглядеть так же, как когда-то смотрелись красноармейцы в Зимнем. С той лишь только разницей, что они ходили в сапогах, а мы в бахилах. 

Видно, что был хозяином 

Мы заходим "на выставку" со стороны оздоровительного центра, откуда в дом ведет подземный ход.

Правда, тоннелем это не назовешь никак. В подземных помещениях расположены зимний сад, где обитают в клетках какаду, и стоит чучело настоящего льва; спортивный зал, спа-салон, криосауна, кислородная капсула, и даже система очистки воздуха. 

Система очистки воздуха. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

За счет этой системы в комнатах резиденции не оседает пыль, из-за чего ее надо реже убирать. Тем не менее, во времена Януковича "Межигорье" обслуживали 2 тысячи человек. Сегодня летом около 200, зимой – меньше. 

– Но из его прислуги мало кто остался. Только те, кто согласился работать на новых условиях. Раньше они официально получали по 5 тысяч, но кроме этого им платили еще премиальные наличными. Сколько, они не говорят, – рассказывает Юля.

От других сотрудников "Межигорья" я узнаю, что сейчас зарплата составляет 3 тысячи.

– Но дело в том, что помимо зарплаты, они имели ряд социальных преимуществ. Например, на территории резиденции находился колбасный цех, где делали изделия из оленины, и других редких сортов мяса, и они могли все это купить по доступным ценам. Плюс бесплатное медицинское обслуживание. Поэтому, конечно, они к Януковичу хорошо относятся. Но рассказывают, что его лично мало кто видел. Если он хотел прогуляться по территории, им всем приказывали уйти в комнаты для отдыха. Говорили, что зайти на территорию парка с телефоном было нельзя. Всех обыскивали, у всех всё изымали. Но жили они неплохо. Лишних вопросов не задавали. Куда не надо смотреть, не смотрели.

Хотя на территории "Межигорья" есть на что посмотреть: тут и музыкальные шкатулки из Швейцарии за полмиллиона долларов, и столики за 50-120 тысяч евро, рояль с личной подписью и портретом Джона Леннона, которых выпустили всего 25 штук в мире. На территории парка есть и своя лаборатория для проверки продуктов, и медицинский центр с операционной и даже родильный дом для... собак. Не говоря уже о том, что по периметру 6-метрового забора натянуты провода, которые раньше были под напряжением, а под забором залит бетон. То есть, ни через забор не перелезешь, ни подкоп не сделаешь, ни с воды не подойдешь. И по площади территория – как два Ватикана.  

– Но раз он такое сделал, значит, задатки хозяина у него были, равно как и логика. Потому что тут предусмотрено все, – говорит Юля. – Сделал бы он то же самое в масштабах Украины, и жил бы себе тут 100 лет.    

Стол за 50-120 тысяч евро. Анастасия Рафал, "Страна" 

Кожа крокодила раньше хранилась в коробке. Теперь занимает почетное место на столе. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Кстати, любопытно, что может рассказать сам дизайн дома о личной жизни его хозяина. 

– Дом разделен на женскую и мужскую половины. Есть мужская спальня, где жил Янукович, и женская – для Любови Полежай. Но при этом, писсуар расположен в женской спальне. То есть, он оставался у нее на ночь, а не наоборот.

По документам, найденным в "Межигорье", Любовь Полежай еще в 2007 году числилась в штате официанткой, однако уже в 2010 они заехали сюда как пара.

Бывшие сотрудники Межигорья рассказывали, что птицы, которые расставлены по всему дому в клетках, – это любовь Любови, тогда как сам Янукович любил голубей, теннис, гольф, часто посещал масажиста и парикмахера. Любил баньку по-черному. Принимал ее раз в четыре дня. 

За полтора часа мы обходим всю "Хонку". После, я иду на экскурсию по парку. Он, действительно, очень красивый. 

Говорят, что всю эту красоту разрабатывали ландшафтные дизайнеры из Франции и из России. Фото Анастасия Рафал, "Страна"  

Собственно, только на содержание парка нынешние сотрудники "Межигорья" и зарабатывают. Все имущество, которое могло бы приносить доход – бани, сауны, косметологические кабинеты – прокуратура использовать запрещает. 

– Просто есть понимание, что надо содержать парк, поэтому нам разрешают продавать билеты. Но вообще, пару лет назад сюда пришел человек, который якобы дом купил у бывшего владельца за 44 тысячи гривен. Формально же дом не принадлежит Януковичу. Он признает за собой только бывший дом Щербицкого. И мы ходили под прокуратуру протестовать, чтобы и на дом тоже наложили арест, – рассказывает один из сотрудников. – Но так, как ко всему этому относится нынешняя власть, то у меня создается ощущение, что мы просто сохраняем эту резиденцию для Януковича. 

Порох круче живет 

За три года, прошедших после революции, изменилось и отношение простых людей к Межигорью. 

– Я здесь была три года назад. Помню, женщина одна плакала. Говорила: "мне надо каждый день ребенку дорогие антибиотики покупать за 500 гривен, а у него одна штора 500 тысяч стоит". Я бы хотела её спросить, сколько стоят эти антибиотики сегодня, – говорит одна из немногих прогуливающихся в парке, Марина. – Ну да, дорого, богато. Но, во-первых, ему здесь многое дарили, я уверена. Во-вторых, остальные бонзы не лучше. А в третьих, во времена Януковича у меня был доход 14 тысяч, и 800 гривен я платила за коммуналку. Теперь я зарабатываю 10 тысяч, потому что у клиентов нет денег, а за коммунальные услуги отдаю 3900. То есть, раньше у меня оставалось $1650, сегодня – $225. Как думаете, есть разница?!       

– При Януковиче жить можно было. А сейчас что? – всю дорогу возмущается и водитель Олег, который везет меня из Межигорья в Киев. – Вот нам говорят: "война, война". У меня знакомый живет в Горловке. Говорит: "заходишь в магазин конфет – один сплошной "Рошен". Просто вывеска, как в Киеве не висит". А вы выживайте, как хотите! И вообще, Порох в Конча-Заспе живет куда круче! И заборы у него еще выше! Вот погодите: здрыснет, захватят его резиденцию, – тогда увидите.  

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!