Фото: Станислав Груздев/Facebook
Фото: Станислав Груздев/Facebook

Пока мэр Киева Виталий Кличко изрядную долю рабочего времени проводит за рубежом, заглядывая иногда в Киев, чтобы похвастаться умением играть на гитаре, — город уже несколько дней стоит в пробках

Мощный снегопад, который обрушился на столицу еще 6 февраля, как всегда застал власти врасплох. И уже привел к рекордному количеству аварий. 

Тем временем, вся неделя обещает быть холодной, ветреной и снежной. И пока Виталий Кличко просит помощи у Нацгвардии и полиции в вопросе борьбы со стихией, — корреспондент "Страны" пообщалась с борцами, которые первыми кинулись в бой — с дворниками.

Рыцари метлы и лопаты

В последние годы их армия заметно поредела.  

— Да, Івановна! Та сказав йому, сказав. Дав лопату, шоб отшкрябав всi пiд'єзди. Ну вiн пiском посипав, но шо толку? — отчитывается по телефону Петя. 

— Мастерица наша, — объясняет мне. — Отвечает за весь участок. Если залитие какое — приходит, акт составляет.

Петя работает на нашем участке уже добрых 25 лет. В свое время пришел, чтобы получить квартиру, да так и остался. 

— В моем микрорайоне почти все такие, как я, "старички". Поприходили 20-25 лет назад, и уже собираются уходить. Тут никто работать не хочет. Если приходят, то на один-два месяца. Последний раз, помню, на работу нанимался человек 8 месяцев назад. Но ему деваться было некуда, переселенец с Донбасса. Киевлян сюда калачами не заманишь. Раньше квартиры давали, потом обещали, но уже не давали, а теперь даже и не обещают. Да вон, пообщайтесь пока с женщинами, а я к тому дому схожу. 

Мы инспектируем с Петей участок: обходим все дома, общаемся с дворниками. Женщины, которых он мне рекомендует, встречают меня крайне неприветливо. Потому что "а шо изменится от того, шо вы напишите?".

— Шо, лучше станет? — насупившись, смотрит на меня Лида, прижимая к сердцу метлу. — Ну, напишите, шо относятся к нам — как к собакам: шо жильцы, шо начальство. Мне вот вообще все равно, я скоро уйду. И шо там дальше будет, — то меня не волнует. Я уже 25 лет отработала, квартиру получила. Раньше доллар был стабильный, и цены не менялись. Я когда пришла — зарплата была у дворника 60-70 рублей. А за квартиру платили 3,5 рубля! 

— Да, тогда еще у дворников льготы были, — куда более доброжелательно объясняет Петя. — Но все равно зарплата была невысокой. Но квартиры давали. И тогда условия были другие. Вот у нас сейчас 28 домов, и 14 дворников. А раньше в каждом доме было по дворнику, а в некоторых — даже по несколько.

— Скоро вообще дворников не станет, — злобно пророчит Лида. 

Во всяком случае, с каждым днем власти придумывают все больше и больше головной боли для людей, которые убирают дворы. 

— Нам надо для того, чтобы зарплату получить, определенный объем работы выполнить. Раньше это был весь дом и придомовая территория. Потом Киеврада убрала лестничные клетки. Сейчас уборка на лестнице уже не входит в мои обязанности, а если я ее убираю, — то мне доплачивают... 25 копеек! — улыбается. — Но после этих нововведений получилось, что, убирая один дом, я не выполняю положенный мне объем работы. Поэтому каждый дворник ведет два дома. Ну, и понятно, все эти "улучшения" продолжаются. Сейчас вот хотят асфальт поснимать. 

— В смысле? 

— В смысле, трактора зимой ходят, лед разбивают. Они и так раз в пятилетку приезжают, а сейчас от них вообще думают отказаться.

— А если лед?

— Наверное, дворник придет, и добьет. Только у дворника-то руки одни. Вот сейчас постоянно проверки устраивают — контролируют нашу работу: фотофиксирование, и все такое. Вышел, скажем, дворник на работу, но он же не может сразу два дома убрать — все 10 подъездов. Он один убирает. А какая-то служба уже все сфотографировала, зафиксировала, что у тебя что-то там не убрано. И ты остаешься без премии. Зарплата у нас — 3-3,5 тысячи. Премия — максимум 5-10%. Так вот если на тебя жалобы есть, или там тебя "зафиксировали" — то и эти несчастные 150-200 гривен снимают. Ну так кто сюда пойдет?

— Ну ничё. Он власти ж наши говорят, шо роботы будут улицы убирать. Мётлы им в руки! — пытается иронизировать Лида. 

"Теперь я должен бегать по жильцам"

С приходом снегопадов, работы у дворников значительно прибавилось.

— Причем, в основном, бумажной, — смеется Петя, чей неунывающий характер позволяет ему обо всем рассказывать легко и весело. — Это вот недавно придумали: я теперь должен бегать по жильцам, чтобы они засвидетельствовали, что я работаю. 10% жильцов из закрепленных за мной домов, должны расписаться в акте. Так что, чуть снег, — сразу бежим по домам.  

Пока мы идем, каждый второй прохожий с Петей здоровается: как давний кадр, он многих тут знает в лицо. 

— Но раньше, конечно, знал больше людей. Сейчас, вот, в доме, который я убираю, квартир 10 — это коренные жильцы. А все остальное — квартиранты. Раньше и люди были другие, иначе относились к дому, сами на лестничной клетке подметали. 

Мы идем искать Борисыча — дворника одной из хрущевок на нашем участке. На него пожаловались жильцы 59 дома — за то, что не убрал у подъезда. 

— Я людей понимаю, — объясняет мне по дороге Петя. — Они платят. Другое дело, что платят-то они мизер. За отопление тарифы космические, а за содержание дома и уборку мусора — копейки. И вот надо убрать. Но вот в начале зимы нам привезли три трактора соли. Это по мешку соли на каждый дом. А мне на такую вот зиму надо на каждый дом тонну. Вот они бы лучше об этом подумали, а не о проверках. 

Борисыч оказывается крепким и не старым еще мужиком. Раза в полтора выше и плотнее Пети.

— Та я ж убирал, — виноватым басом цедит он, слегка склонив голову. — Я там лопатой бил, бил...

— Ну ты давай еще раз, хорошенько, — неунывающим тоном подбадривает Петя.

Жильцам микрорайона на него жаловаться грех. Здесь и тротуары убраны, и к подъездам можно подойти. 

— Но это потому, что у нас старая гвардия работает. Вон тетя Рая, из того вон дома, — кивает, — она вообще до самой смерти проработала. Просто для души ей была эта работа. Любила чистоту. Но сейчас таких, как она, уже и нет. Там, где еще "старики" работают, что-то держится, а на Теремках, я слышал, там вообще из дому не выйдешь — все завалило, никто не чистит. 

— Да я и по Владимирской хожу, словно крадучись, — отвечаю. — Не тротуар, а каток, хотя и центр. 

— Ну правильно, они же сейчас везде ОСББ понаделали. А ОСББ за что отвечает? За придомовую территорию. А тротуар — это не придомовая территория. Поэтому катайтесь на здоровье.  

Пускай сделают капремонт 

К идее организации ОСББ в наших домах Петя относится скептически.

С одной стороны, как человеку, чья репутация вне всяких сомнений, — ему это должно быть на руку, ибо жильцы предпочтут его любой клининговой компании. С другой, как жилец микрорайона, он с ужасом думает, во что могло бы вылиться такое мероприятие.

— Если передавать жильцам дом на баланс, то для начала, в нем надо сделать капремонт. Причем, не только в доме, но и в квартирах, потому что там тоже идут коммуникации. А иначе это идея патовая. Это только, чтобы заставить людей еще больше платить. Сейчас и так все разваливается. Раньше, скажем, была диспетчерская в микрорайоне. Что-то случилось — пришли, починили. А теперь диспетчерская — общая. И теперь — кто когда придет. Каждая служба сама по себе, ЖЕК ничего не координирует. В итоге, в некоторых домах освещение круглые сутки горит. В парадных. Словом, бесхозяйственность полная. 

Мы продолжаем нашу инспекцию по району: Петя — начальник бригады. Обычно его работа заканчивается к двум часам дня, а начинается — как получится. Сегодня, например, он работает с 8 утра.

— Мы можем и 5 утра выйти на работу, и в 6, и в 3 ночи. Это от погоды зависит. Если вечером снегопад — то созваниваемся, и договариваемся выйти рано. Словом, по погоде. Вообще, эта работа себя изживает, — продолжает Петя. — Вот старики уйдут, и что дальше? Я вот еще пару лет, и тоже уйду. Буду мебель переделывать, у меня это получается. 

Мы проходим мимо баков, заваленных мусором, хотя, кажется, его обычно вывозят ночью. 

— Мусоровоз, который обслуживает наш участок, сломался, — объясняет Петя. — А вообще, в городе хозяина нет. Давно уже нет. Оно все как-то в начале 2000-х начало разваливаться, и так с тех пор и рушится. А сейчас и вовсе каждая служба — сама по себе: то есть, раньше деньги шли ЖЭКу, и он расплачивался с водоканалом и так далее. Но за что-то и отвечал, и с него можно было что-то требовать. А теперь — все напрямую. И вот, скажем, в прошлом году в домах установили счетчики внутридомовые, а потом их, якобы, украли. Это в нашем микрорайоне было. Я думаю, эти счетчики исчезли не без помощи самого "Киевэнерго". Во всяком случае, я смотрю, что в тех домах, где стоят внутридомовые счетчики, квитанции ниже. Вот, скажем, трешка 58 квадратов с внутридомовым счетчиком — 1800. А без него — 2700-3000.  

Впрочем, скоро, похоже, Кабинет министров и это исправит. С 1 мая 2017 года социальные нормы потребления газа снизятся 5,5 до 5 кубов на 1 квадратный метр отопительной площади. Снижение пойдет и по потреблению тепла, и по свету. Соответственно, потребление свыше этих норм в субсидии учитываться не будет.

Киевляне полагают, что ничем хорошим это не закончится. 

"Alexey Kucherenko, мы с вам предупреждали: когда всюду будут счетчики, Кабмин снизит нормы потребления, чтобы заставить платить туже цену, что и до их установки, — предвидит киевлянин Yuriy Gavrylechko. Встречайте". 

Сам Алексей Кучеренко, в прошлом министр ЖКХ, задается вопросом, что теперь делать людям? Разбирать дома, чтобы уложиться в отведенные метры, или ждать коллекторов? 

"Як людина в місті на центральному опаленні може регулювати споживання, щоби потрапити в ліміт?! Тільки, бога заради, не кажіть мені про утеплення стін і про тепловізори — я цю теорію і сам знаю. І про "теплі кредити" під 25 відсотків не кажіть, бо пошлю! Які кредити субсідіянтам, ідіоти?! Що робити людині на селі з зайвими метрами?! Розібрати частину хати?! Припустимо. Вирубати всі дерева навколо і палити буржуйкою?! Два-три роки протягне. Встановити "вітряк", "теплонасос" і "сонячні панелі"?! Це до Руслани, Павлюка і до лікаря. Скажу жорстку річ. На селі будуть якось виживати — вони це вміють, на щастя. А ось містянам що, квартири віддавати колекторам?! Румунські картинки подивіться!"

Бесконечные "реформы" и "улучшения" во всех отраслях уже бесконечно утомили и украинцев. Настроения людей становятся все более радикальными. 

— Усіх гадів треба вирізати ! При чому навіть з їхніми дітьми,вони на це вже заслугували. Не зробимо це нам усім буде пиз...ць! — комментирует очередную инициативу Кабмина киевлянин Vladimir Alexeenko.  

 Кем-то где-то принято решение, что люди Украины должны сгинуть, разъехавшись по свету, сдохнув без медпомощи и качественных вакцин, влача жалкое существование на нищенские з/п и пенсии. Здобулы! За это стоял Майдан?!. СУГС! — пишет жительница Запорожья Ирина Задунайская. 

Другим кажется, что смена власти уже в воздухе витает.

А вот уборщице "бабе Лиде", которая работает в продмаге возле моего дома, кажется, что стране уже даже смена власти не поможет.  

— Я тобі так скажу, — дает она свой "политический прогноз" всякий раз, встретив меня в магазине. — Не знаю, шо у них там де літає. Тільки год назад рухнув дом в центрі (на Богдана Хмельницкого — Прим. Ред.). В 2015 році упав дом на Соломянці. А ото тепер подумай: хрущовки — вони ж не вєчні. Це ж не піраміди якось ефіопські, шоб по 100 лєт стоять. І з такою бесхазяйствєністю як зараз, — вони всі почнуть тріскаться, просідать і падать. І що ми будем робить? Куди ми будем звонить? В МВФ? Чи в рєльсу? 

Тем временем, Киев с начала недели стоит в пробках. Судя по прогнозу погоды, она будет снежной и холодной, по крайней мере, до конца недели. 

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!